Комментарии

Как новые фильмы меняют представление об абортах

Никогда, редко, иногда, всегда

Несмотря на рост популярности движения прочойс (pro-choice — «за выбор»), споры о репродуктивных правах женщин по всему миру не смолкают и в 2020 году. Поэтому современные режиссёрки и сценаристки всё чаще обращаются к этой проблеме в своих работах. Журналистка Суйин Хейнс, освещающая гендерные вопросы и культуру в TIME, посмотрела сразу несколько новых независимых фильмов, которые рассказывают об аборте честным и простым языком.

Бриджит сидит дома на диване и кладёт в рот четыре таблетки: по две за каждую щёку. «Я должна держать их так 20 минут», — улыбается она, её щёки теперь немного надуты. Так Бриджит начинает процедуру медикаментозного аборта. «Я выгляжу мило? — спрашивает она у Джейса, с которым занимается сексом без обязательств. — Я чувствую себя милой». Это спокойная сцена из драмеди Saint Frances («Сент-Френсис», 2010), которая с состраданием и без стигматизации рассказывает об аборте, материнстве и женственности в целом.

Ряд новых независимых фильмов всё более буднично и человечно показывает как сам аборт, так и процесс принятия решения, которое к нему приводит. Saint Frances — история не об аборте. Это в первую очередь рассказ о дружбе Бриджит с шестилетней девочкой, которую она начинает нянчить примерно в то же время, когда решает прервать беременность.

Сценаристка Келли О’Салливан, сыгравшая Бриджит, таким образом делится и своим опытом: «Когда я проходила через эту процедуру — очень простую и не очень страшную, — я поняла, насколько же мало о ней знала, будучи молодой и воспитанной телевидением, — рассказывает она в интервью TIME. — Мне хотелось написать историю, в которой аборт не будет травматичным. Получилась обычная и лёгкая, иногда забавная и очень реалистичная история».


Фильм Never Rarely Sometimes Always («Никогда, редко, иногда, всегда», 2020) Элизы Хиттман также снят по мотивам реальной истории. Режиссёрку «Пляжных крыс» потряс случай Савиты Халаппанавар: жительница Ирландии скончалась в 2012 году после того, как ей было отказано в жизненно необходимом аборте. Смерть Халаппанавар часто приводили как довод, почему законы Ирландии требуют срочного пересмотра. В мае 2018 года это привело к почти полной отмене запрета на аборты в стране. «Я начала читать о путешествии из Ирландии в Лондон, которое приходится проделывать женщинам за один день, и поняла, что эту историю необходимо рассказать», — говорит Хиттман.

Never Rarely Sometimes Always переносит это путешествие в США, где доступ к медицине в сельской местности не такой, как в крупных городах, а законы меняются от штата к штату. Несовершеннолетняя Отем (Сидни Фланиган), столкнувшись с запретом на прерывание беременности в Пенсильвании, отправляется на хирургический аборт в Нью-Йорк.

Сначала Отем посещает центр кризисной беременности в своём городе, где врач на ультразвуке комментирует сердцебиение плода словами: «Это самый волшебный звук из всех, что ты когда-либо слышала». Героиню отправляют домой с буклетами об усыновлении. Только позже она понимает, что ее ввели в заблуждение и не сообщили, что на ее сроке аборт — тоже выход. «Для меня было важно показать, что такие центры существуют. И что они противоречивы, так как получают федеральное финансирование, но при этом не имеют медицинской лицензии, чтобы оказать реальную помощь», — говорит Хиттман.


Это новое поколение фильмов ― часть широкого сдвига последнего десятилетия в классическом представлении об абортах. Социолог Гретчен Сиссон, главная исследовательница программы Abortion Onscreen Калифорнийского университета в Сан-Франциско, отмечает, что ранние фильмы про аборт были предостерегающими страшилками и оценивали беременность с точки зрения морали. Чтобы проиллюстрировать это, Сиссон составила список всех американских художественных фильмов и телешоу, начиная с самого раннего описания аборта в немом фильме 1916 года Where Are My Children? («Где мои дети?»).

Кодекс Хейса (или Кодекс производства кинофильмов, который был составлен в 1930 году и изменён только в 1950-е), устанавливал строгие ограничения на сюжетные линии, связанные с абортами. Он также регулировал изображение сцен убийства, измены, инцеста и появления алкоголя на экране. Параметры кодекса приводили к тому, что героини кино, решившиеся на аборт, всегда плохо заканчивали. В то же время те из них, кто в последний момент передумывал и оставлял ребёнка, с большей вероятностью были вознаграждены хэппи-эндом.

1960-е годы подарили миру сериалы про адвокатов и мыльные оперы, в которых также затрагивалась тема абортов — правда, лишь как одна из сюжетных линий. Шоу 1970–1980-х годов стали более профессиональным взглядом на эту проблему. «Вы видите истории о том, как доктор принимает решение делать аборт или нет или как адвокаты обсуждают это решение с юридической и политической точек зрения, — говорит Сиссон. — История же о том, как женщина действительно делает аборт, является второстепенным сюжетом».

В 1990–2000-е годы на экране мы часто видели, как по зову сердца женщина в последний момент меняет своё решение в пользу материнства. Например, это случилось и с Мирандой Хоппс (Синтия Никсон) в Sex and the City («Секс в большом городе»).

«Сегодняшние фильмы гораздо больше сфокусированы на опыте женщины и ещё больше на том, как рассказывать разные истории. Поэтому всё больше героинь делают аборты во всё больших жанрах кино», — говорит Сиссон. В качестве примера она приводит комедийный инди-фильм 2014 года Obvious Child («Свой ребёнок»), роуд-муви 2015-го Grandma («Бабушка») с Лили Томлин и прошлогодний сериал Shrill.

Продюсерка Шонда Раймс также изменила представление этой темы на экране, включив аборты в свои сериалы Scandal («Скандал») и Grey’s Anatomy («Анатомия страсти»). В прошлом аборт определял героинь на экране, но Раймс считает, что теперь «это только одна грань более широкой истории персонажа, одна маленькая часть того, кем является героиня и что она делает».


В фильме Premature (2019) аборт является одной из составляющих истории взросления. Зора Ховард, написавшая сценарий вместе с режиссёром Рашаадом Эрнесто Грином, играет семнадцатилетнюю Аянну. Её героиня впервые влюбляется во время своего последнего лета перед поступлением в колледж. Как и героиня Saint Frances, Аянна делает аборт. На это непросто смотреть, но этот эпизод — только часть сюжета, а не его кульминация.

В триллере Swallow («Глотай»), вышедшем в начале марта, тоже показан медикаментозный аборт: главная героиня Хантер (Хейли Беннет) заедает таблетки фаст-фудом в торговом центре. Чтобы обеспечить достоверность этой сцены, продюсеры консультировались со специалистами из Центра планирования семьи.


Хотя эти фильмы и поддерживают движение от стигматизации к открытому разговору об абортах, впереди ещё долгий путь к тому, чтобы сюжеты на экране соответствовали действительности.

«Одна из наиболее распространённых причин, по которой женщина делает аборт, заключается в том, что она уже воспитывает детей и у неё нет денег на содержание ещё одного ребёнка, — говорит Сиссон. — Это убедительные и вызывающие сочувствие истории, но мы не видим их на экране».

Также непросто справиться с некоторым утрированием, связанным с изображением аборта. Исследование, проведённое Сиссон, показало, что 9% женщин-героинь, сделавшие аборт в американских фильмах и сериалах с 1916 по 2013 год, погибли непосредственно во время процедуры. По данным Центра по контролю и профилактике заболеваний США, собранным в 2015 году, из 638 169 абортов только три имели летальный исход, то есть уровень смертности от таких операций близок к 0%.

Исследование также указывает, что аборт часто представляют как одну из основных медицинских процедур в амбулаторных хирургических центрах и больницах. При этом среди четырёх новых независимых фильмов только Never Rarely Sometimes Always показывает хирургический аборт. По данным Института Гундмахера, часть медикаментозных абортов увеличилась с 5% всех абортов в 2001 году до 39% в 2017 году.

«К сожалению, многое из того, что мы видим на экране, часто появляется как оправдание уже существующих — или как причина появления новых — распространённых заблуждений», — говорит Сиссон.


Для сценаристки и актрисы Saint Frances Келли О’Салливан было важно показать, что Бриджит испытывает сложные чувства по отношению к аборту, но среди них нет сожаления и чувства вины. «Независимо от того, как вы пережили аборт, — всё правильно, — говорит О’Салливан. — Для одних женщин аборт будем иметь огромное значение, и это правильно. Для других — это будет всего лишь эпизод, и это тоже правильно. Мне не терпится увидеть новые фильмы, в которых аборт не будет основой сюжета; в которых он будет просто событием, а не СОБЫТИЕМ».

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.