Комментарии

«‎Несмышлёные вредные обезьянки»‎. Почему женщины не хотят рожать детей

Чайлдфри: почему женщины не хотят детей

Основная идея чайлдфри — отказ от рождения детей во имя личной свободы. По последним данным ВЦИОМ, за десять лет доля таких людей выросла практически с нуля до 6%. Мы поговорили с тремя женщинами о том, почему они не видят себя в роли родителей, и спросили психолога, чем объясняется явление чайлдфри.

Фотография человека

Мирро, 36 лет, хозяйка комиссионного магазина и блогер

Я осознала, что не хочу иметь детей, в 20 лет. Тогда по глупости залетела от парня, с которым не была в серьёзных отношениях. Когда узнала, что беременна, он уже уехал жить в другой город. В то время я училась в университете на втором курсе. Чтобы себя обеспечивать, подрабатывала официанткой и домработницей. Ребёнок никак не вписывался в мои планы на будущее. Тогда я приняла решение сделать аборт. 

Никакой депрессии, угрызений совести, физической боли не испытывала ни до, ни вовремя, ни после процедуры. Всё прошло очень быстро. На следующий день уже отпраздновала своё двадцатилетие. За прошедшие 16 лет я ни секунды не жалела о том, что сделала.

Физиологически процесс беременности и родов вызывает у меня отвращение. Я была беременна всего восемь недель, но успела испытать и токсикоз, и жесточайшие эмоциональные качели, заметно набрала вес. Моя красивая девичья грудь второго размера сильно увеличилась в объёме и потом сразу резко обвисла.

Врачи предупреждали, что после аборта я с большой вероятностью больше не смогу забеременеть, и это меня устраивает. Материнство меня не привлекает. При тесном контакте с младенцем я могу словить паническую атаку. Мне неприятен их вид, запах и особенно крик. После контакта с детьми трёх — пяти лет чувствую себя уставшей и опустошённой. Чтобы полностью себя обезопасить, намерена пройти стерилизацию.

Я в отношениях двенадцать лет, из них два года в браке. Муж поддерживает мою позицию и никогда не пытался её оспаривать.

Друзья и знакомые уже знают мой резкий и бескомпромиссный характер, поэтому не лезут туда, где их не спрашивают. Когда же начинаются попытки давления со стороны общества, я резко пресекаю их. Хотя лет десять назад вступала в жаркие дебаты на тему деторождения. В ту пору в моём окружении все как раз стали по очереди выходить замуж и активно рожать детей. Многие говорили: «Вот повзрослеешь, и материнский инстинкт проснётся!» Окей, мне 36, я взрослая по самое не хочу, а плодиться по-прежнему не желаю. 

Правда, даже сейчас находятся люди, которые настырно утверждают, что из меня выйдет отличная мать. Отсутствие желания они не считают достаточно веским доводом, оперируя идиотскими поговорками о стаканах, зайках и аппетите, который приходит во время еды. Я же считаю, что в моём возрасте рожать ребёнка — занятие рискованное и совершенно безответственное. Мой организм уже не в подходящей форме. Я рискую угробить собственное физическое и психическое здоровье и обречь новую жизнь на врождённые патологии.

Моё финансовое положение нестабильно. Я не хочу, чтобы у кого-то было такое же бедное детство, как у меня. Не хочу, чтобы кто-то, как я, был вынужден жить в этой совершенно некомфортной и враждебной обстановке, которая нас окружает. И считаю, что планета и так уже перенаселена до предела, оттого и старается избавиться от человечества, как от паразитов, посылая все новые болезни. Но некоторые люди начисто отметают все логические доводы. Раньше меня это очень раздражало, сейчас я просто прекращаю разговор, если вижу перед собой зашоренность и твердолобость.

Фотография человека

Рита, 33 года, оператор, фотограф, художник, вокалист

Я знаю, что в роли матери была бы довольно отчуждённой и раздражительной. Моя работа иногда связана с детьми. И чаще всего ко мне приходят разумные, развитые люди. Но бывают и просто несмышлёные вредные обезьянки — от них я стараюсь держаться подальше на работе и в жизни. Умиления они у меня не вызывают. Меня раздражают детский плач, капризы и сцены. Думаю, я не умею обращаться с детьми, как, возможно, положено — с сюсюканьем и давлением авторитетом. Помню себя в маленьком возрасте, и уже тогда мне не нравилось такое поведение взрослых.

В три года я поняла, что меня напрягают намёки на будущее материнство и гендерную роль. При этом я видела, что сами матери часть не удовлетворены жизнью. Мне казалось, что это загнанные женщины, отказавшиеся от своих мечтаний ради материнства. Вечно в страхе остаться без опоры, нервные, озлобленные, покалеченные родами.

Моим первым осознанным воспоминанием был один случай: мне как раз три года, и я уронила на ковёр канцелярские кнопки. Откуда вообще в руки ребёнка они попали — не знаю. Знаю, что было после. Я играла с конструктором, когда вошла мать. Босая, она прошлась по тому ковру и начала кричать. Я не понимала, что происходит. Когда она села в кресло и подобрала под себя ноги, я увидела окровавленные ступни. Выдёргивая кнопки, она гневно сливала на меня всё, что накопилось, называя «отродьем», «тварью», обещая когда-нибудь убить, ведь от меня одни проблемы и никакого житья. Она говорила, что не построила карьеру из-за беременности. Что пожертвовала всем и родила недоразумение. А мысль продать меня на органы, если я и дальше буду её огорчать, — отличное решение и хоть какая-то польза. И нет, моя мать — не алкоголичка, не наркоманка, а женщина из благополучной семьи. Просто, кажется, она не понимала, когда хотела завести ребёнка, что дети — не просто милые ляльки-игрушки.

Меня удивляет, что перед тем как завести животное, люди долго взвешивают силы, изучают вопрос. А ребёнка, по моим впечатлениям, иногда заводят просто так, не думая наперёд, какая это ответственность и кабала.

С молодыми людьми мы выясняем на берегу, кто и что хочет от жизни. Как правило, они тоже чайлдфри. Иначе не вижу смысла начинать отношения — у нас разные пути. Мои родные в своё время не понимали мою позицию, говорили, что это пройдёт, я ещё не доросла до осознанности. Но мне уже 33, и для них стало очевидно, что ничего не прошло, никакие часики не затикали, никакие инстинкты не включились. Сейчас давление насчёт моей позиции чаще всего испытываю со стороны посторонних мужчин, которые сами при этом семью не хотят.

Фотография человека

Юлия, 27 лет, копирайтер

Я с детства была какая-то «‎не такая»‎: не увлекалась куклами, предпочитала динозавров и всевозможные энциклопедии про древность, хотела быть палеонтологом. Позже потянуло на историю и право, поэтому пошла на юрфак. Там тоже была погружена в учебный процесс, как-то даже в голову не приходило мечтать о свадьбе и детях. Ещё тогда подруга называла меня «‎циничной стервой»‎ за скептическое отношение к браку и любви. Наверное, тогда я и поняла, что семейная жизнь и дети — не моё.

Решающим моментом стал уровень жизни и понимание, что нет смысла рожать детей, когда нет достойной медицины, учёбы, соблюдения прав, хорошо оплачиваемой работы.

Я вижу мрачную и бесперспективную картину жизни с ребёнком: нехватка средств, постоянный стресс и бессилие перед системой.

Достаточно включить телевизор, где пропаганда повышения рождаемости контрастирует с мольбами о помощи больным детям. Рожать в таких условиях — это создавать дополнительную трудность себе и обрекать на ужасную жизнь ребёнка.

Мои родители придерживаются тех же взглядов и считают, что рожать детей нужно лишь в том случае, если есть и желание, и возможность. Принцип «‎будет зайка, будет и лужайка»‎ они отвергают.

Как ни странно, наибольшая зацикленность на идее деторождения наблюдается со стороны мужского пола. К примеру, год назад я познакомилась с парнем, мы начали общаться. И буквально сразу же он заговорил о семье, о детях, начал строить какие-то грандиозные планы. Как оказалось, он видел своё счастье исключительно с детьми. Мы разошлись.

Ещё одна проблема — посторонние люди. Вот именно с их стороны и ощущается настоящее репродуктивное насилие. К примеру, негативные комментарии в социальных сетях, когда тебя могут назвать «‎неженщиной»‎ за отказ иметь детей. 

Раньше я работала в офисе и там регулярно сталкивалась с вопросами от коллег: «‎Когда родишь? Почему не родишь? Как не хочешь? Ну, полюбишь — захочешь!»‎. Отношения в коллективе были хорошие, но именно такие вопросы ставили меня в неприятное положение, когда хотелось ответить людям жёстко, а не оправдываться. Аналогичное происходит и с моей мамой: коллеги регулярно спрашивают её насчёт внуков и делают удивлённые лица, когда она отвечает, что я не планирую детей. Начинают нелепые допросы, расспросы, утешения, советы.

Один из самых главных нюансов в жизни чайлдфри в странах постсоветского пространства — менталитет. Многие ругают современных девушек за посты, якобы разрушающие традиционные ценности. Но на самом деле мы так часто пишем о добровольном отказе от детей не потому, что мы против института семьи или по заказу Госдепа пропагандируем нечто аморальное. Нет. Мы просто хотим, чтобы общество наконец осознало, что женщина — не инкубатор и она никому ничего не должна. И навязывать ей определённую роль, принуждать или уговаривать — противоречит здравому смыслу. Это самое важное — донести до людей простые истины. Не для всех дети — главная цель жизни, и не надо за это осуждать.

Чайлдфри: почему женщины не хотят детей
Фотография человека

Мария Бабаева, психолог 

Окончила Московский институт психоанализа по специальности «Экзистенциальный анализ» и магистратуру Восточно-Европейского института психоанализа по специальности «Психологическое консультирование». Практикует 6 лет.

Почему люди, которые не хотят иметь детей, так часто сталкиваются с осуждением?

Чайлдфри как идентичность и позиция ставит под вопрос многие давно сложившиеся стереотипы. Противники этого движения — люди, которые, скорее всего, привычно следуют этим стереотипам всю жизнь, не понимая сами, чего на самом деле хотят. А когда появляется человек, который говорит и демонстрирует, что можно жить по-другому, людям становится страшно и некомфортно. Это ставит под вопрос их миропонимание и создаёт пространство для свободы, к которой они не готовы.

Существует мнение, что женщины становятся чайлдфри из-за жестокого детства. Это правда? 

Чайлдфри — это выбор женщины. Некорректно считать, что такая позиция формируется из-за проблемного детства и плохих отношений с родителями. Практически у каждого человека есть какие-то психологические травмы. Не существует людей, которые выросли в каком-то закрытом пространстве, где всё было идеально. Но травмы не всегда определяют нашу дальнейшую жизнь. Большинство травм наша психика перерабатывает. Если человек пережил какую-то сложную ситуацию — это не значит, что она стопроцентно будет потом на него влиять. Явление чайлдфри не является каким-то негативным последствием.

Не хотеть детей — это нормально?

Дети — не всегда счастье и смысл жизни. Многие не понимают, что на самом деле несёт за собой материнство. Как и любое явление, оно многогранно. Это далеко не только радость, счастье и упоение, а ещё и колоссальная нагрузка, финансовые траты, эмоциональное истощение, ответственность, тревоги. Когда вы приходите к решению вопроса о смысле жизни, надо понимать, что он зависит от вас. Вы определяете, что для вас важно. На мой взгляд, совершенно равнозначно по значению и материнство, и карьера, и хобби. Если вы выбираете карьеру, то это нормально и не менее ценно, чем дети.

Нет никаких научных данных и валидных исследований, что материнский и отцовский инстинкт существует.

Когда женщина рожает ребёнка, у неё происходит выброс гормонов, которые вызывают сильное чувство любви к ребёнку. Природа заложила такой механизм для того, чтобы мать на самых ранних периодах не оставила дитя. Это химический и кратковременный процесс. Когда гормоны пропадают, начинается уже история отношений между матерью и ребёнком. Материнство — это социальная практика, которую мы наблюдаем с самого рождения, взаимодействуя с родителями и читая литературу. Но мы не обязаны её заимствовать и повторять в своей жизни. Поэтому, если женщина не чувствует тёплых чувств к детям и не хочет их иметь, это нормально.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.