Комментарии

«Окунают в корыто с бесконечными неприятными фантазиями»: девушки о работе переводчицами в вебкаме

Обычно вебкам ассоциируется с красивой моделью, которая раздевается перед камерой и общается со зрителями. Однако не все знают, что часто на сообщения иностранных пользователей за девушку отвечает совсем другой человек — переводчик. Поговорили с двумя переводчицами из вебкама об их работе, зарплате, об отношении к моделям и о странных фетишах мужчин.

Фотография человека
Анна, 20 лет (имя изменено по просьбе героини)

Работает оператором-переводчиком в вебкам-студии около 2 лет

Трудоустройство

Я из Москвы, но сейчас живу в Петербурге и учусь на лингвистике. Я выбрала для себя вебкам как самый адекватный вариант подработки, с моим графиком сложно найти что-то нормальное. Два года назад моя знакомая рассказала, что работает переводчицей в этой индустрии. Я сначала не поняла, что она вообще имеет в виду. 

Как и все, я знала только о девушках-моделях, которые якобы в одиночестве сидят перед камерами. Знакомая рассказала мне про все тонкости работы, и я подумала, что могу попробовать.

Как я знаю, все офисы по переводу, которые сотрудничают с вебкам-студиями, расположены в Питере. Вакансии висят в интернете в открытом доступе. Я нашла одну такую, мне нужно было указать в специальном окне свой телефон, возраст и самостоятельно оценить уровень языка. На тот момент я уже знала, что у меня уровень С1, это подтверждал международный сертификат. Я указала все эти данные. В тот же день мне позвонили и пригласили на собеседование в офис. 

На собеседовании девушка-администратор спросила, как я вообще отношусь к этой сфере, есть ли у меня какие-то предубеждения, готова ли я морально к такого рода работе. Меня даже не попросили сделать тестовое задание, просто поверили на слово. Сейчас я понимаю, что это странно, но тогда меня это не смутило совершенно — это была моя первая работа. 

Суть работы

Переводчик — посредник между моделью и мембером. Мемберами мы называем людей, которые приходят на сайты. Модель сидит где-то перед своим компьютером, она может находиться даже в другом городе. Я нахожусь в офисе и подключаюсь к компьютеру модели: вижу чат с мембером и всю трансляцию. Чтобы мы могли общаться с моделью, я открываю приложение «Блокнот» и пишу ей: «Привет». Она видит это на своём компьютере и там же пишет мне ответ.

Я ставлю музыку в трансляции, переписываюсь с мемберами в чате (да, это делают не модели), а ещё обрабатываю их просьбы и как можно проще излагаю их модели. В этом же блокноте я пишу: «Улыбнёмся», «Скорчим рожицу» и всё в этом духе. Если мне нужно, чтобы модель что-то сказала вслух, я пишу ей кириллицей с необходимыми ударениями в этот блокнотик фразы. Предварительно, конечно, мы всё это отрабатываем с ней вдвоём. Мы с моделью вдвоём советуемся, что вообще подходит её образу, вместе создаём некую стратегию поведения и тестируем её. 

Условия работы

В студии, где я сейчас работаю, график с 8 до 16, с 16 до 23 и с 23 до 8. Я учусь в университете с 9 утра до 18 вечера, поэтому мне комфортнее работать в ночную смену. Минимально нужно отработать пять смен в неделю, но я работаю шесть.

Опыта и стажа нет. Я никак не защищена, если вдруг мне не захотят платить зарплату или ещё что-то случится. Но мне очень повезло, пока таких ситуаций не было.

Заработок нефиксированный. Он зависит от поведения клиентов: например, есть богатый постоянный клиент, но тут он улетел в отпуск и неделю не появляется, или ему не понравилась новая стрижка модели и он ушёл от неё, или умер, такая ситуация тоже случалась. Также важен опыт модели, с которой работаешь, каждую новенькую нужно выводить на высокий уровень. 

Я никогда не получала меньше 8 тысяч рублей за неделю. Максимум — около 25 тысяч. У других переводчиков бывают заработки в размере 3 тысяч в неделю, а бывает и 100 тысяч. Я получаю 20% от нашего общего с моделью заработка, если мы зарабатываем меньше тысячи долларов в неделю на двоих. Если больше, то 30% от суммы.

Мужчины и женщины переводчики

Переводчиками работают и мужчины, и женщины. Я думала и пыталась примерить на себя эту ситуацию — с кем бы мне как модели было комфортнее работать: с мужчиной или с женщиной? По своему опыту могу сказать, что женщина-переводчик к модели относится гораздо снисходительнее. Если у модели возникают физические трудности, переживания, то это можно обсудить, решить. 

Мальчики, по моему опыту, более требовательные, но, как правило, лучше понимают, что нужно мемберу. И, как я вижу, мужчины-переводчики зарабатывают больше. У нас в студии есть молодой человек, который получает около 100 тысяч в неделю. 

Переживания моделей

Может складываться впечатление, что вебкам — это легко. Кажется, что есть много платёжеспособных мужчин, которых хватит на всех, но всё не так просто. Можно заработать много, но придётся пожертвовать либо своей анонимностью, либо нервами.

Есть девушки, которые оценивают вебкам положительно, по жизни они открыты к разным сексуальным опытам. Моей предыдущей модели нравилось, что она общается с разными мужчинами, она через это изучала их психологию, к работе относилась как к игре. Но и она выгорела за полтора года. Как мне кажется, она очень привязывалась к своим мемберам. 

Другая моя модель пришла в вебкам девственницей. Я себя чувствовала какой-то развратительницей — пришлось объяснять ей всё по пунктам, я её шокировала многими фактами. Она довольно быстро сбежала. Я и сама рекомендовала ей уходить, пока её не покорёжило индустрией. 

Проблема в том, что в России моделей любят деанонить — раскрывать их личность. Разные вредные мужчинки, которых обидела судьба, начинают шантажировать девочек, что расскажут о работе их родителям и друзьям. Я знаю многих девочек, которые с этим сталкивались. Конечно, все сильно боятся этого. Я думаю, что это один из основных факторов, который эмоционально давит на моделей.

Общение с моделями

Я открытая и общительная, стараюсь со всеми девочками установить а‑ля дружескую связь. Для меня важно, чтобы модели было максимально комфортно работать, общаться, раздеваться передо мной. Она ведь понимает, что есть некий третий глаз в этом процессе. Но по окончании работы мы перестаём общаться. 

Нерабочие контакты между моделью и оператором-переводчиком запрещены. Когда у вас устанавливается излишне крепкая эмоциональная связь, модель может сесть на шею. Она может начать перегибать палку и использовать в своих целях ваше хорошее общение, например, заканчивать смены раньше. Но я знаю, что некоторые переводчики встречаются на бранчах со своими моделями. И даже знаю случай, когда у модели и переводчика были отношения. 

Эмоциональные ресурсы переводчика

На самом деле работа лёгкая. Я сижу за креслом 8 часов, общаюсь с людьми, коллеги вокруг, можешь посмеяться с ними, что-то пообсуждать. Кажется, что весело. Но у меня в целом график сумасшедший: учусь, 2 часа сплю, а потом иду на работу. 

Я  заметила, что устаю от моделей. Часто приходят молоденькие девочки, которые любят поскандалить, пропустить смену, покачать права. Я себя позиционирую всегда как профессионала — мне нужно держать эмоции при себе, вовремя приходить. Скандалы с моделями, их нервные срывы отражаются и на моём состоянии. Но в целом это не самое страшное. Работать официанткой или барменом, я думаю, затратнее в плане эмоций. 

Мемберы

Есть так называемые дрочеры — мужчины, которые приходят удовлетворить какие-то свои потребности, потому что в реальной жизни они испытывают трудности: не могут познакомиться с девушками, не вышли лицом, имеют проблемы с размером полового органа.  Другую же часть мемберов составляют любители красивых женщин. 

Эти мужчины платят, чтобы поболтать с моделью. Или они могут попросить её надеть колье или примерить платье. В этом нет ничего плохого. Хотя кто-то может со мной и поспорить. 

В основном мемберы не знают, что в их общении с моделью есть кто-то третий. И что это может быть даже парень. Бывают, что модель посвящает кого-то в тонкости нашей работы. Бывает, что прошаренный мембер может об этом другу рассказать. Но большинство не в курсе. Я думаю, что их бы эта информация очень расстроила. 

Неприятные случаи на работе

Иногда мембер платит, чтобы его было видно. И однажды к нам пришёл мембер с гонореей, прямо с очень очевидными признаками заболевания, с язвами. Модель сильно испугалась. Это, конечно, было неприятно, но мы отработали стойко. 

Часто мемберы просят пописать или засунуть нижнее бельё в рот, это тоже моделей шокирует. Мы обычно отказываемся это делать, но всё зависит от предпочтений модели. Насильно её делать никто ничего не заставит. По крайней мере, я никогда не заставляю. А иногда бывают забавные запросы. Например, мембер платит, чтобы модель смотрела, как он сам переодевается в женщину.

Влияние работы на личную жизнь

Буквально несколько месяцев назад у меня начались проблемы в личной жизни. Наверное, я всё-таки могу это связать с работой в вебкаме. Эта индустрия сильно испортила моё отношение к мужчинам. Я понимаю, что приличных людей в принципе в жизни мало. Но тут тебя окунают в огромное корыто с их бесконечными неприятными фантазиями. 

Не секрет, что большая часть мужчин относится к женщинам крайне потребительски и неуважительно. Раньше я об этом так сильно не задумывалась, а теперь чётко это осознаю. 

Иногда я думаю: «Господи, чем я занимаюсь?» У меня достаточно высокий уровень интеллекта, порой я задумываюсь, а не должна ли я делать что-то более полезное для общества. Но всё упирается в то, что в нашей стране существуют некоторые проблемы с рынком труда, особенно в гуманитарных специальностях. 

Отношение родных и знакомых к работе 

Моя мама знает, что я оператор-переводчик в вебкаме. Она вообще в шоке от всего, что происходит в моей жизни. Я окончила школу с золотой медалью, иду на красный диплом. Она говорит, чтобы я шла работать переводчиком или педагогом. Но я не хочу. Я считаю, что заработная плата в этих профессиях не оправдывает количество вложенных усилий. 

Близкие друзья, конечно, всё знают. Несколько друзей вслед за мной пошли в эту сферу. Негативно к этому никто не относится, людям, наоборот, интересно: «А что ты делаешь?», «Ой, а что, у них есть переводчик?» — вот из этой серии вопросы. 

Возможность стать моделью

Я понимаю, что никогда не смогу раздеться. Я не хочу, чтобы это было в интернете. Полностью стереть себя из недр этой мощной сети невозможно. Я бы не хотела попасть в ситуацию деанона. У меня консервативная семья, стресса для мамы не хочется.

Есть категория трансляций, в которой девочки не раздеваются, а только общаются. Там очень тяжело зарабатывать. Это интересно, потому что ты правда узнаёшь много новых людей, у тебя есть шанс потренировать какие-то фишечки психологические, трюки. Но даже тут очень давит страх деанона. Поэтому скорее нет, я бы не снималась на камеру. 

Фотография человека
Настя, 21 год (имя изменено по просьбе героини)

Работает оператором-переводчиком в вебкам-студии полгода

Трудоустройство

Я выросла в Поволжье и переехала в Питер учиться. Сейчас изучаю африканские языки и арабский. Про работу в вебкаме узнала от подруги, она тоже переводчица. Она подробно рассказала, чем занимается, сколько зарабатывает, и я решила, что мне это подходит. 

Ещё до этого я из любопытства была подписана на телеграм-канал студии, в которой сейчас работаю, читала его периодически. И когда уже решила себе найти работу в этой области, увидела там вакансию модели. Я откликнулась, но написала, что хочу устроиться переводчиком. Мне скинули тест для определения примерного уровня английского языка. Я его быстренько прошла, мне назначили собеседование. Я пообщалась с менеджером, мне рассказали про смены и графики работы. А потом прошла пятидневное обучение и начала работать.

Я заключила два договора. Один — об условиях работы,  другой — о правилах. Есть какие-то определённые вещи, которые могут нанести сильный вред модели, я не должна просить её это делать. И если я где-то накосячу, то меня могут уволить. Все эти моменты прописаны в договорах, и я подтверждаю, что всё это знаю. В трудовую, конечно, мне запись никто не сделает.

Условия работы

В самой студии разные варианты смен. Когда семестр в универе стал подходить к концу, я пошла на утреннюю смену с 8 до 14 часов. Но у меня были и смены, когда я работала с 16 до 20 часов. А есть переводчики, которые работают по 16 часов в сутки, но это очень тяжело, я так никогда не делала и не буду.

Сайты, на которых проводятся стримы, — по сути социальная сеть. У каждой модели есть своя страница. Там указаны её данные, возраст, увлечения. Есть личные сообщения, лента новостей, как в инстаграме. Я этим всем должна заниматься — переписываться с людьми, вести страничку, выкладывать фотографии.

В неделю получается заработать 15–20 тысяч рублей. Все переводчики, которые работают в моей студии, получают в месяц в среднем 80–100 тысяч. Но есть и те, кто получает и 150, и 200 и иногда даже 400 тысяч.

Это не так просто, как может показаться, ты не просто сидишь и переводишь по гугл-переводчику. Есть несколько сайтов, 15 штук, допустим. На каждом сайте свои правила, своя система. Это всё надо быстренько выучить. 

Отношение к вебкаму 

Я никак не отношусь к индустрии вебкама — ни положительно, ни отрицательно. Но видела девушек, которым такая работа в принципе нравится. Они и зарабатывают много — те, кому это приятно. Но подавляющему большинству, я думаю, неприятно постоянно выставлять себя напоказ. И обращение может часто не нравиться — неприятно, когда с тобой грубо общаются мемберы.

В основном девушки идут в вебкам ради денег, потому что считается, что здесь можно без особых усилий, знаний и навыков заработать. Но со временем модели устают, разочаровываются, у них могут появится психологические проблемы. Когда работаешь, часто видно, что девушке это неприятно, но она не может просто взять и уйти, потому что ей нужно зарабатывать. Этой работой не каждый сможет заниматься, потому что для многих психологический ущерб будет больше, чем заработок. 

Роль переводчика 

Многие модели работают сами, без переводчика. Если ты умеешь коммуницировать с людьми, знаешь английский, то можешь и так заработать. Но есть модели, которые совсем не знают язык. Если девушке дадут переводчика, который хорошо всё умеет и у него очень большой опыт, то всё будет нормально — какие-то человеческие деньги можно получить. Но бывает, что девушка приходит в студию, ей дают непонятно какого переводчика, она работает несколько месяцев, никаких вообще денег не зарабатывает и уходит. 

Хороший переводчик — это тот, кто не заставляет свою модель ничего особого делать.  Я стараюсь работать так, чтобы моя девочка просто сидела, под музыку что-то пела. А я переписываюсь и только за счёт интересного общения делаю так, чтобы ей платили деньги.

Общение с моделями

Сексуальный аспект в вебкаме важен, но если не общаться с мемберами, а просто дрочить на камеру, то много денег это не принесёт. Если нужны большие заработки, то нужно налаживать с мужчинами контакт, тогда они начнут считать модель своим другом. И часто бывает, что потом модель говорит мемберу: «Мне не хватает денег на оплату квартиры. Можешь скинуть 100 долларов». И он пришлёт.

За полгода работы у меня было 8—10 моделей, девушки часто уходят. Одна вышла замуж, другая нашла хорошую работу, третья пошла учиться. От кого-то я сама отказывалась, потому что мне тяжело было. Предыдущая девушка, с которой мы работали, была очень глупенькая, сильно меня утомляла. Я чуть ли не плакала из-за неё. Когда понимаешь, что твой заработок зависит от капризов молоденькой девочки, то это давит. И мне дали другую модель. Она приятная, умная девушка, с ней мы хорошо сработались. 

Переводчику и модели запрещено общаться вне работы. Модель знает мои контакты на всякий случай, но мы не дружим, не созваниваемся.  Если у переводчиков и моделей будет налажена связь, то им не понадобится студия. Они тогда смогут вдвоём работать и не отдавать половину заработка, вот и всё.

Отношения с коллегами

Когда я начала работать, меня удивило, что среди переводчиков много взрослых людей. Есть те, кому за 40, у них есть высшее образование, у кого-то даже оконченная аспирантура. Но они работают в вебкаме, потому что там хорошо платят, а по профессии на такую зарплату не устроишься.

В основном модели говорят, что им приятнее работать с переводчицами. Но у меня был случай: я работала с девушкой неделю, всё было нормально, но она сказала, что хочет парня-переводчика. Ничего плохого она ко мне не испытывала, просто ей было некомфортно, когда на неё во время трансляции смотрела женщина. А одна моя модель рассказывала, что она раньше работала с переводчиком, которому понравилась. Он начал к ней подкатывать, хотя это запрещено. Поэтому они прекратили работать вместе. 

В большинстве студий нет отдельного офиса для переводчиков, они с моделями сидят вместе, поэтому в таких местах часто случаются приставания и домогательства. В своей студии никакого пренебрежительного отношения переводчиков к моделям я не замечала, мы все коллеги. Нет такого, чтобы кто-то кого-то обсуждал, осуждал, издевался. 

Мемберы и их фетиши

Это просто какие-то люди в Америке или в Сингапуре, или в Саудовской Аравии, у которых много денег, но они одинокие или настолько странные, что с ними никто не хочет общаться. И они приходят на эти сайты, чтобы хорошенькая девушка спросила, как у них дела, и рассказала про себя. 

Бывает, что к нам заходят и очень интеллигентные люди, с которыми даже интересно беседовать. Но из-за того, что я всё время общаюсь с людьми, поддерживаю с ними дружеские отношения, мне становится трудно общаться с друзьями и родственниками в реальной жизни. Порой я просто не могу это делать. 

У мемберов много странных запросов. Например, может быть фетиш на рвоту, и человек попросит модель это сделать. Я над такими мужчинами даже глумлюсь иногда, потому что меня они раздражают.

Моим девочкам поступают дебильные, но в общем-то безобидные запросы. Например, однажды попросили плюнуть. Я написала модели, она плюнула, ничего страшного. Вообще здесь очень популярна тема подчинения, БДСМ. Моя модель не против. Но мне самой такое не нравится, поэтому если к нам приходят жёсткие доминаторы, то я их посылаю. Я считаю, что это мужчины должны подчиняться и быть рабами. 

Планы на будущее

Работать в вебкаме я буду, пока не закончу образование. В принципе этим и потом можно заниматься. Сложно найти такую удалённую работу с гибким графиком и более-менее хорошей зарплатой. Вообще я могла бы и сейчас зарабатывать в вебкаме по 1000 долларов в месяц, если бы прилагала больше усилий. 

Но я хочу работать по профессии. С моей специальностью много где можно устроиться. Люди после моей кафедры работают в МИДе, в посольствах сидят, у кого-то свой бизнес. Можно пойти переводчиком или стать преподавателем. Но я пока не решила. Вообще, может я бы уехала в Африку или в какие-нибудь арабские страны.

Окончила журфак МГУ, теперь изучаю политологию. Ищу интересных героев и рассказываю об их тяжёлом или вдохновляющем опыте, исследую жизнь в России. Хочу способствовать репрезентации женщин в различных сферах и разрушать стереотипы.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.