Комментарии

Я родила ребёнка во время пандемии коронавируса

Меня зовут Таня Мулявко, и 3 апреля в Санкт-Петербурге я родила дочку. Позже я буду ей рассказывать, что она появилась на свет в знаменательное время — эпоху всемирной эпидемии COVID-19.

Наш ребёнок был запланированным и желанным. Первая беременность, всё проходило легко и прекрасно, за исключением токсикоза. Ничто не предвещало беды, а потом случился коронавирус. Я на девятом месяце беременности, один за другим начинают закрываться магазины и кафе, вводится режим самоизоляции, нарастает всеобщая паника. Что будет со мной? Как в таких условиях наблюдаться в женской консультации и как вообще рожать?

Посещения женской консультации

Открываю Telegram и в очередном канале вижу информацию, что поликлиники с 30 марта ограничивают плановые посещения — будут принимать только срочные случаи. Что делать, ведь у меня назначен приём у гинеколога как раз на это число? Посещение плановое — все беременные женщины каждые две недели должны проверяться у врача: контролировать анализы и состояние плода.

Чувство тревожности фоном сопровождало меня всю беременность, но тут я испытала первый приступ паники. А если отменят запись? Как я буду наблюдаться? Вдруг что-то пойдёт не так?

По телефону в регистратуре ответили, что никакой информации об отмене записей не поступало. Я вооружилась маской и пошла в женскую консультацию. На улице яркое солнце, много людей, как будто и нет никакого вируса. Плюсы походов в больницу — я радуюсь первой прогулке за последнюю неделю.

На входе в гардероб у меня измерили температуру дистанционным термометром. Кстати, если бы она оказалась высокой, меня бы просто отправили домой или тут же протестировали бы на вирус? Проверять не хочется.

Все сопровождающие (папы, бабушки, подружки) должны остаться внизу — возле регистратуры. Подниматься наверх, к кабинетам, не рекомендуется. Коридоры женской консультации выглядят заметно опустевшими — кажется, многие беременные сами решили перенести приём.

Гинеколог меня принял — оказывается, ограничения не распространяются на беременных и я спокойно могу приходить по записи или в экстренных ситуациях по необходимости. Женщинам, которые решили просто посетить врача в целях профилактики, придётся ждать окончания карантина.

Госпитализация

И вот через два дня экстренная ситуация случилась — я начала рожать за две недели до предполагаемого срока. Меня почти без вопросов (только про выезд за границу за последние 14 дней) приняли в женскую консультацию и вызвали скорую.

Перед тем как получить направление в роддом, я подписала бумагу с указанием, что не выезжала из страны, не контактировала с больными коронавирусом и не болела ОРВИ. То же самое подписала, когда за мной пришёл фельдшер скорой помощи.

Из-за карантинных мер сопровождающий не может поехать с больным в машине скорой помощи. Мы попрощались с мужем в холле женской консультации, я попросила привезти мне вещи в роддом и пару булочек. Знала бы я, что теперь мы увидимся только через неделю.

Роды

— Слышала, 16-й роддом закрыли на карантин?

— Да, говорят, туда привезли роженицу с коронавирусом.

— Вот сидели бы дома, а то на шашлыки да по дачам ездят!..

Обычный в последнее время разговор, если бы только акушерки беседовали не между моих раздвинутых ног, параллельно накладывая швы.

Наша дочь решила появиться на свет немного раньше положенного. Видимо, ей самой было очень любопытно, что ж такое творится в мире вокруг.

Мы с мужем планировали совместные роды — такой вариант допускается по полису ОМС, если есть свободный родзал на одного человека. Естественно, нашим планам не суждено было сбыться.

Я рожала в окружении заботливых врачей, но без самой важной и нужной поддержки — любимого человека.

Безопасность превыше всего.

Посещения в роддоме

— Тебе видно малышку?

— Да, она такая красивая!

В одной руке телефон, другой прижимаю дочь к себе и стараюсь поближе наклониться к окну, чтобы новоиспечённый папа смог хоть что-то увидеть.

Помните рассказы наших мам — как они махали мужьям из палат и показывали новорождённых из окна? Я как будто вернулась на 30 лет назад, потому что именно так происходило общение с мужем всё время, пока я лежала в послеродовом отделении роддома. 

Фотографии малышки и маленький свёрток в окне третьего этажа — вот и всё, что он видел до выписки.

Когда лежишь в роддоме, требуется очень много вещей. Сменная одежда маме и ребёнку, подгузники, средства гигиены. Посещения запрещены, передать пакет можно только через гардероб. Родственники приезжают к 12, 15 или 18 часам, передают подписанные сумки, которые потом разносят по отделениям и палатам. Дальше входа никого не пускают и, конечно, всем измеряют температуру.

Каждый день ездить в роддом также не рекомендуется. Это не ограничение самого родильного дома — всё-таки в городе введён режим самоизоляции.

В одно из посещений моего мужа остановила полиция, чтобы выяснить, куда он идёт и зачем.

Что делать, если к вам никто не может приехать, а очень нужны, например, подгузники? На первом этаже нашего роддома был магазин детских товаров. По телефону заказываете нужный товар, и вам передают его в палату через медсестру. Самостоятельно спуститься вниз и выбрать вещь вы не можете — передвижение по родильному дому между отделениями запрещено.

Внутренний режим в роддоме

— Девочки, с сегодняшнего дня в столовую не ходим! Еду вам будут приносить в палату, чтобы вы не толпились в коридорах.

Устало вздыхаем с соседкой: «Интересно, а утку нам в палату приносить будут? Или в туалет ещё можно выходить?»

Распорядок дня у мам довольно плотный. Поспать, когда малыш уснул после еды, не удаётся, потому что день заполнен различными процедурами. 

Утром и вечером к нам заходила медсестра измерять давление и температуру, приносила таблетки. Еду тоже развозили по палатам, а потом забирали грязную посуду.

Из палаты мы выходили только за теми процедурами, которые невозможно было выполнить там, — УЗИ, снятие швов, уколы. 

Но проход в душ и к кулеру был свободен, поговорить по телефону в холле на диване тоже разрешали. Главное — не толпиться.

Нас задержали в роддоме на целую неделю, как и многих мам. Если после выписки обнаружились бы проблемы со здоровьем у малыша — его бы увезли лечиться в больницу одного, без матери и без возможности посещения. Поэтому в роддоме перед выпиской старались подлечить всё, что можно.

Такое положение дел, конечно, угнетало. 

Ты заперта в четырёх стенах, не видишь никого из близких, не можешь выйти на воздух. На улице яркое солнце, но приходится закрывать окна шторами — в палате и без того +25 градусов. Рядом Смольный, до Таврического сада рукой подать, но вот ветром доносится звук громкоговорителя, оповещающий о необходимости сидеть дома.

Дополнительно терзала тревога: а вдруг сейчас у кого-то обнаружат коронавирус и роддом закроют на карантин? Читаешь новости — больницы закрывают одну за другой. Скорее бы уже всё это закончилось.

Выписка

Настал долгожданный момент — мы выписываемся! Папа наконец-то увидит дочь, а я — мужа. Но про мечты о торжественной выписке с цветами, фотографом, толпой родственников можно забыть.

Как меня выпускали из роддома? Мужу открыли дверь внутрь и впустили с улицы, он передал акушерке конверт для ребёнка и мои вещи. Я в этот момент нахожусь в соседней комнате, нас не пускают друг к другу. Акушерка укутывает ребёнка, я переодеваюсь. Удалось в щёлочку подглядеть и улыбнуться любимому — он сгорает от нетерпения наконец-то взять в руки дочь.

Дверь открывается, я выхожу с ребёнком, нам дают 10 минут сфотографироваться, а потом отправляют на улицу и закрывают дверь.

В день выписки была чудесная погода. За окном машины мелькала Нева, Летний сад, Стрелка Васильевского острова. Я наслаждалась этим кусочком свободы, ведь впереди меня снова ждало добровольное заключение в четырёх стенах. 

Началась новая глава истории: младенец на карантине. Педиатр ходит на дом, но как сдавать плановые и контрольные анализы, я пока не знаю. Надеюсь, что регистрация дочери в загсе пройдёт без вопросов, ведь расторжение и заключение брака пока отменены, но другие услуги должны работать.

Режим самоизоляции и карантин действуют угнетающе. После рождения ребёнка многие женщины страдают от послеродовой депрессии, а такие ограничения только ухудшают состояние матери. 

Но я понимаю, что это необходимые меры —  они нужны для того, чтобы уберечь здоровье мамы и малыша. Я не могу сказать, что мне было слишком тяжело, ведь в голове постоянно была мысль, что так надо, это всё для моей безопасности, так будет лучше. Спасалась работой, книжкой, перепиской с мужем и болтовнёй с соседками. Сейчас я тоже не унываю, ведь скоро мне предстоит плановое посещение женской консультации — а это значит, что снова можно будет «погулять».

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.