Знать
14 декабря 2021

Алёна Суринович, Lumene: «Сегодня женщины хотят иметь здоровую кожу, а не прикрывать её плотным тональным кремом»

Интервью с генеральным директором марок Lumene и Cutrin об управлении, работе в пандемию и магическом эффекте масок с морошкой.

Полина Накрайникова
Полина НакрайниковаРедактор роста и соведущая подкаста «Женщины и всё».

Алёна Суринович окончила МГИМО, начинала свой карьерный путь как ассистентка звезды «Американского пирога», а сегодня занимает пост гендиректора российского офиса сразу двух брендов — Lumene и Cutrin, под которыми производят профессиональную косметику для волос. Мы поговорили с Алёной, каково быть большим боссом в бьюти-бизнесе. Спросили, часто ли женщины становятся руководителями, поддерживается ли гендерный баланс в команде Lumene и как российские девушки пересмотрели свои отношения с косметикой в пандемию.

Вы говорили, что начинали карьерный путь с должности ассистента «капризной американской звезды». Как это было?

Это была Тара Рид — классическая представительница американской киноэлиты, известная моему поколению по фильму «Американский пирог». Она приехала в Россию на съёмки фильма, который продюсировала российско-американская компания, и меня, тогда ещё студентку магистратуры, пригласили на собеседование на роль её ассистента.

Меня предупредили о возможных трудностях, сложном характере актрисы и жёстком графике 24/7, но я была согласна на всё: мне очень хотелось заработать, и на этой позиции я получала по сто долларов в день. Так я проработала месяц. Чтобы не отстать по учёбе, я взяла месяц тайм-аута в университете, но пообещала, что буду проходить программу самостоятельно.

Всё, о чём предупреждали продюсеры, оказалось правдой. Тара любила устраивать для меня челленджи: мы находились в клубе до двух часов ночи, а к восьми утра я уже должна была стоять у дверей её фитнес-центра. Она просила добиться проходок на самые крутые вечеринки, а однажды с её подачи я сделала так, что ради одной лишь Рид открыли салон красоты в воскресенье, когда он обычно не работал. Это был потрясающий опыт со слезами с моей стороны и попытками уволить меня с её. Тот месяц стоил года — я мощно прокачала коммуникативные навыки и научилась добиваться своего.

Как после этого вы попали в бьюти-бизнес?

Это было через год. Сыграл роль некий случай: когда я вернулась в магистратуру, то приняла участие в бизнес-игре, организованной компанией L’Oréal. Наша команда хорошо себя проявила, и контакты участников остались у рекрут-менеджера фирмы. Когда ему срочно понадобилось на две недели закрыть позицию личного ассистента генерального директора, он обратил внимание на мою кандидатуру. 

Я была переполнена амбициями и не хотела надолго засиживаться на позиции ассистента.

Но ассистент руководителя в российской и международной компании — это разные должности. В России это скорее секретарь, а в Европе — ответственная и важная позиция. Я работала с презентациями, помогала руководителю, присутствовала на всех совещаниях и смогла увидеть всю компанию сверху вниз. В итоге я задержалась на должности на два года, после чего мне представилась возможность перейти в отдел маркетинга, где я проработала ещё четыре года. 

После L’Oréal я трудилась в компании Colgate-Palmolive и французской фирме BIC, а затем ушла в декретный отпуск, из которого меня сразу же позвали в Lumene. С января 2018 года я занимала позицию генерального управляющего марки.

За что вы отвечаете на посту генерального директора Lumene?

На месте генерального управляющего Lumene Cosmetics я полностью занималась маркетингом и продажами этой марки. А в январе 2020-го из компании ушёл гендиректор, и после этого мне доверили весь филиал целиком, а также бренд профессиональной косметики для волос Cutrin. Сегодня я отвечаю за весь российский филиал обоих брендов: от логистики до финансов, IT, маркетинга и продаж.

Как бы вы охарактеризовали себя как руководителя: вы скорее жёсткий или мягкий босс?

Я могу быть жёсткой и не скрываю этого. Однажды подчинённый сказал мне: ты из тех, кто мягко стелет. Но при этом я считаю себя эмпатичным руководителем. Если рассматривать феномен женского и мужского лидерства, то женщины, на мой взгляд, в принципе отличаются большей эмпатией и возможно, большей эмоциональностью. Во мне это есть: я всегда готова выслушать и стараюсь давать коллегам свободу.

Но разве утверждение, что женщины эмоциональнее мужчин, — не стереотип? Считаете ли вы себя более эмоциональной, чем руководители-мужчины?

Думаю, всё же нельзя сказать, что женщины эмоционируют больше, чем мужчины. Эмоции могут влиять на нашу работу, ведь постоянно сдерживать себя невозможно. Но у ответственного руководителя есть инструменты по управлению чувствами. Лично я даже специально получила образование коуча и психолога и научилась работать и со своими, и с чужими эмоциями. 

Как вы думаете, почему в России женщин-руководителей меньше, чем мужчин?

Ой, а мне кажется, что их, наоборот, всё больше и больше. И если 5–10 лет назад можно было сказать, что женщин на руководящих постах можно пересчитать по пальцам, то сейчас девушкам предоставляют всё больше возможностей. По крайней мере, я чётко вижу это в международных компаниях — думаю, в российских есть некоторые нюансы. Во многих международных фирмах даже как будто возникает особый крен в сторону женщин — например, для них организуют отдельные программы поддержки.

На официальном сайте Lumene в составе менеджмента больше женщин, чем мужчин. Как обстоят дела в российском офисе? Следите ли вы за гендерным балансом в команде? 

Я специально не слежу за гендерным балансом, потому что делаю упор на профессиональные качества сотрудников. У нас в компании исторически сложилось, что бренд-менеджеры — преимущественно девушки, сейлзы — парни, руководитель отдела продаж — мужчина, руководитель отдела финансов — женщина. Пожалуй, у нас примерно поровну мужчин и женщин.

Как, на ваш взгляд, изменилось понимание красоты в последние годы? Есть ощущение, что возрос спрос на «естественную красоту», а вместе с ней — на уходовую косметику.

Цифры подтверждают ваше предположение. Стоит сказать, что Россия очень разная и многоликая и спрос в разных регионах различается. В крупных городах женщины действительно стали больше внимание уделять заботе о коже и её здоровью, а не маскировке физических недостатков. В 2020 году, во время пандемии, «Уход за кожей» как сегмент вырос, а «Макияж» упал; 46% косметики, которую производим мы, уходовая, и ещё 46% составляет доля средств для макияжа с высоким содержанием уходовых компонентов. Таким образом, кризис дал нам больше возможностей, чем упадка. Сегодня женщины хотят иметь здоровую кожу, а не прикрывать её плотным тональным кремом.

Как вы считаете, важно ли вообще современным женщинам быть красивыми? Или у них какие-то другие приоритеты?

Современным женщинам очень важно быть счастливыми. Счастье — это когда ты светишься изнутри, и это состояние отражается на лице.

И если ты внутри состоишь из апатии, обид, негатива, агрессии к миру, страхов, то ни одно средство не даст тебе ощущение красоты.

Женщины начинают понимать, что нужно больше работать над своим внутренним состоянием с психологом. Постепенно приходит понимание, что счастье — это внутреннее состояние, а кремы и сыворотки нужны лишь для поддержания эффекта.

Какую косметику Lumene больше всего любят в России?

В России всегда магическую роль играло наличие натуральных компонентов в составе средств, желательно огурца. В случае нашей косметики особенно ценятся продукты с такими ингредиентами, как морошка, брусника и северная конопля. При этом многие настороженно относятся к консервантам, хотя без них не получится сделать продукт безопасным и качественным. Стоит помнить, что консервант консерванту рознь и что помимо парабенов есть много современных и неопасных формул.

А есть продукты, которые в России совсем не покупают?

Да, у нас есть гамма Arktis с крутой формулой, но из-за названия мы никак не можем донести до людей, что это не только вариант зимнего ухода, но и хорошие средства для чувствительной кожи. В России обладательницы чувствительной кожи скорее пойдут за кремом в аптеку, чем в магазин косметики. Поэтому мы оставили серию для собственного ретейла и интернет-магазина.

Ещё одно наблюдение: в России выбор людей всё ещё драйвится ценами.

И если рынок наводнён одноразовыми тканевыми масками за 99 рублей, наша маска за 300 не будет продаваться, даже если её качество несравненно выше.

Поэтому мы отказались от этой категории ухода. То же самое с патчами. Мы не смогли конкурировать с корейскими производителями из-за цен: наш набор из шести патчей стоил 1500 рублей, в то время как в магазинах можно найти упаковки за 300.

С чем, по-вашему, связано нежелание людей вкладываться в патчи и маски? 

Мне кажется, что маска или патчи просто не считаются основным уходом. За дневной крем для лица, которым люди пользуются каждый день, они готовы отдать даже крупную сумму, потому что в их глазах это мотивированно. А масочки и патчи воспринимаются как некое баловство — обычно пробуют всего понемногу и не готовы вкладываться в это как во что-то серьёзное.

Как пандемия сказалась на работе компании? В одном из интервью вы упоминали падение выручки на 22%. 

Выручка действительно упала, но прибыль сохранилась на прежнем уровне и даже немножко подросла. В начале пандемии я поставила себе задачу «не наломать дров». Можно, конечно, начать истерить, разогнать команду, но ведь любой кризис рано или поздно заканчивается — вспомните, сколько кризисов было в России? Я помнила об этом и старалась действовать аккуратно.

Мы начали снижать расходы, но постепенно. Например, перевели сотрудников на четырёхдневную рабочую неделю летом — всех, включая меня. Мы предупредили людей за два месяца, чтобы они успели подготовиться и сформировать финансовую подушку, и многие даже восприняли такие перемены положительно — можно было больше времени проводить на даче. Смена режима дала хорошую экономию.

Мы пересмотрели каждую статью расходов вплоть до офисных канцтоваров. При этом были пункты, экономить на которых я отказывалась принципиально. Например, мы не увольняли наших консультантов, которые на тот момент простаивали без работы. Мы вкладываемся в сотрудников, дважды в год проводим для них обучение, многие из них имеют пул постоянных покупателей. И я знаю, что многие компании просто отказались от людей, но для нас было важным не потерять один из самых ценных наших ресурсов. К концу третьего квартала рынок и потребители начали оживать, и мы вернулись к работе на прежних мощностях.

Если бы вы могли дать один совет начинающему руководителю, то какой?

Он будет парадоксальным: не ставьте себе цель стать топ-менеджером и большим начальником. Делайте работу с любовью и с удовольствием, и будь что будет. Возможно, пространство подготовило для вас что-то особенное.