Комментарии

«Мы не одни, по крайней мере сейчас». Фотографка Евгения Бабская о сестринстве, работе и последствиях коронавируса

Во время самоизоляции фотохудожница Евгения Бабская создала онлайн-проект INSIDE — он о сестринстве и о том, что объединяет женщин. Мы поговорили с ней о фотосессиях по видеосвязи, женщинах в искусстве и кризисе после изоляции. 

Почему вы решили заниматься фотографией? 

Сначала я училась на факультете биоинженерии и биоинформатики МГУ, начала фотографировать на последнем курсе, хотела снимать портреты, но быстро поняла, что мне не хватает знаний, и пошла учиться в Британскую Высшую школу дизайна на факультет фотографии. Закончила в 2013 году и с тех пор снимаю. А почему выбрала фотографию — наверное, потому что поняла, что только в этой сфере мне приятно (и интересно) продолжать что-то делать, даже когда тяжело. С другими видами деятельности я этого не чувствовала. 

В вашем портфолио много проектов о женщинах. Но есть один, довольно внезапно посвящённый Star Trek. Есть ли что-то, что объединяет все ваши фотосессии? 

Серия про треккеров — это семестровое задание в Британке, мы снимали представителей субкультур. Наверное, единственное, что объединяет её с остальными — это то, что тогда я поняла, что хочу фотографировать именно людей, мне хочется рассказывать о них. Я тогда ездила к разным людям домой, снимала, и было очень интересно, душевно как-то, не похоже ни на что.

Сейчас фокус сместился на серии про женщин. Наверное, потому, что все истории, которые я хочу рассказать, в какой-то степени и про меня саму. Это такой способ поразмышлять. С картинками.  Один из таких фотопроектов — INSIDE, который я сделала во время самоизоляции.

О проекте INSIDE

«За последние несколько лет количество моего общения с женщинами заметно выросло, да и качественно оно стало отличаться от того, как я воспринимала его раньше. Мне показалось очень интересным то, как благодаря феминизму и чему-то, что, наверное, можно условно назвать взрослением, я стала чувствовать это единение с подругами, сестринство. 

То, что начиналось как очень сентиментальное «хочу сделать портреты подруг», на карантине приобрело новые оттенки и обросло смыслами. Отчасти потому, что мы стали ещё чаще и глубже общаться, и, конечно, потому, что мы искусственно разделены. 

Мне хотелось понять, как женщины вокруг меня чувствуют это единство и чувствуют ли, поэтому я решила задать им вопрос: «Как вам кажется, что вас объединяет с другими женщинами?» Ответ я просила написать от руки и спрятать в самодельный «секретик», а затем отправить мне фотографию. 

В детстве мы делали секретики из осколка битого стекла, который находили на улице: рыли ямку в земле, клали туда «сокровища», по большей части небольшой мусор, тоже найденный, и прикрывали стеклом сверху. Кажется, забава тоже была в основном девичьей, хотя это и не так важно, для меня сейчас это была возможность поиграть вместе со всеми в игру, почувствовать связь: друг с другом и с детством (как чем-то интуитивным и лёгким)».

Из описания проекта 

Что объединяет вас с другими женщинами? Ксения: «Делаем лучшее из возможного»

Как к вам пришла идея проекта INSIDE? Кто из подруг вдохновил вас на него? 

Не думаю, что это был кто-то конкретный. Скорее сразу многие.

До этого года я два раза подряд к 8 Марта снимала маленькие серии, которые объединила под названием Eight: выбирала восемь женщин из подписчиц и делала их портреты в удобной для них одежде, в каком-то личном для них образе. Такой способ показать: я считаю, что женщина имеет право быть такой, какой ей хочется.

В этом году я решила немного изменить формат, сделать серию более личной и уже начала снимать портреты подруг в каком-то трогательном порыве, но всех отснять не успела.

А потом (на самоизоляции) мы стали созваниваться и как-то были одновременно все вместе и все видны, и я вдруг подумала, что хочется уже из этого сделать какое-то совместное дело — радостное, большое, чтобы все нарядились. Чтобы это был такой праздник имени нас. И поняла, как на самом деле в онлайн-съёмках всё это сходится воедино, увязывается друг с другом, подчёркивает сложности, которые позволяют нашему общению быть таким наполненным.

Что объединяет вас с другими женщинами? Света: «Необходимость выбирать, когда не хочешь выбирать»

В чём миссия этого проекта? 

«Миссия» — звучит очень серьёзно! Мне кажется, это, скорее, игривая серия, моя возможность закрепить ощущение того, что мы не одни, по крайней мере сейчас. Как-то показать эту разношёрстную общность. Думаю, она очень локальная, как школьная анкета. А какая может быть миссия у школьной анкеты? Конечно, если не спрашиваешь в ней про самые большие секреты.

Что объединяет вас с другими женщинами? Катя: «Тревожность за своих близких и желание бессознательно поправлять волосы, убирая их с лица»

Считаете ли вы свои проекты социально значимыми? 

Мне кажется, они не слишком острые, чтобы такими быть, но мне будет приятно, если в них кто-то найдёт для себя что-то новое, подумает какую-то необычную для себя мысль.

Даже при таких масштабах я иногда сталкиваюсь с негативом и неприятием. Удивительно, когда что-то столь очевидное для тебя самого (как, например, право человека выглядеть определённым образом) для других людей — всё ещё повод для дискуссии.

Что объединяет вас с другими женщинами? Оля: «Желание нравиться»

Насколько важно, по-вашему, представительнице творческой профессии иметь позицию по вопросу феминизма? 

Это каждый решает для себя. Все хотят тратить свою жизнь на разные вещи. Женское творчество, наверное, может быть и не связано с феминизмом.

Мне было бы жаль упустить что-то значимое просто из-за того, что я в чём-то не разбираюсь или не могу правильно оценить обстановку. Фем-движение, как я вижу, делает очень важные вещи, призывает к изменениям, которые сами по себе не произойдут, объединяет людей, снижает уровень насилия. Это даёт много поводов для размышления, а размышления во многих случаях являются толчком к творчеству.

Я считаю, что могу назвать себя феминисткой. Для меня феминизм стал поводом пересмотреть своё отношение к телу, к отношениям (в том числе дружбе с женщинами, но и к отношениям в паре), к тому, чем я могу и хочу заниматься, к тому, должна ли я что-то. Боюсь, что проблемы неравенства так часто бывают размыты, скрыты, крепко встроены в нашу жизнь, что мы можем не замечать каких-то ограничений — даже своих собственных, пока искусственно не заставим себя вглядеться и увидеть их, пока не начнём обращать на них внимание и по возможности исправлять. Этому феминизм и учит, на мой взгляд. 

Настя: «С другими женщинами меня объединяет переживание некоторого специфически „женского опыта”»

Насколько фотография — «мужской» мир? Сложнее или легче, чем мужчине-фотографу, в нём найти место фотографке? 

Мне сложно сказать. Думаю, в целом проблема всё ещё есть в виде недоверия к компетентности: для кого-то ты всегда «маленькая девочка с камерой», сколько бы тебе ни было лет, где бы ты ни училась, и все вопросы к тебе превращаются в своеобразное тестирование, сначала ты должна что-то «доказать».

Как пандемия COVID-19 изменила ваш бизнес? 

Я полностью перешла на домашний режим, снимала онлайн и небольшие натюрморты. Надеюсь, всё вернётся в норму в какой-то момент, но предугадать сейчас что-либо сложно. Кажется, эти несколько месяцев показали, что придётся планировать с осторожностью.

А как пандемия COVID-19 изменила вас — как женщину, фотографку, подругу, личность? 

Наверное, важно, что я поняла, что могу делать новые для себя вещи, и это не так уж пугающе, а даже интересно. Хотелось бы применить это и в обычной жизни. И вообще хочется как-то побольше, пообъёмнее жить. 

Я очень зависима от людей, и я им благодарна, что они объединились со мной в такой момент, поучаствовали в моей работе и, соответственно, в жизни. Хотелось бы верить, что это ценное приобретение даст мне какие-то новые возможности и после пандемии.

Обложка и фотографии: Евгения Бабская

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.