Знать
26 января

Как собрать футбольную команду, сыграть против Данилы Козловского и бороться с бесправием. Интервью с командой «100 подруг»

Представительницы разных профессий: от юриста до музыканта — собрались, чтобы играть в футбол и помогать нуждающимся.

Валерия Чебитько
Валерия ЧебитькоОкончила факультет журналистики. Люблю кино, сериалы и знаю ответ на вопрос «что бы такого посмотреть?».

Девчонки собрались в 2019 году, чтобы на благотворительном турнире «Меняй игру» наконец-то появились женские команды! У них почти не было футбольного опыта, зато был азарт и желание помочь решить социальные проблемы. Мы поговорили с капитаном команды Ритой, вратарём Лизой и нападающей Алёной о тренировках, больших амбициях, о системной помощи и воле к победе. 

Что такое чемпионат «Меня игру»? 

«Меняй игру» — это благотворительный турнир, который организуют фонд «Нужна помощь» и футболист Сергей Игнашевич. В этом году он проходил с 20 марта по 18 сентября. 

В рамках этого турнира любой желающий может собрать свою футбольную команду — играть и собирать деньги в пользу проблемы, которую он хочет решить. Всего проблем пять: 

  • проблема рака,
  • проблема бедности,
  • проблема дискриминации и насилия,
  • проблема детских страданий,
  • проблема безнадёги и бесправия.

Параллельно команды собирают деньги с помощью фандрайзинга. 

Финал турнира проходит в Лужниках, где команды-финалисты встречаются со звёздными игроками: ими могут быть как известные футболисты, так и просто медийные лица. 

Расскажите, как собралась ваша команда? 

Лиза, вратарь
Первый турнир «Меняй игру» прошёл в 2018 году, а мы собрались в 2019-м. Cобрала нас Катя Гришунина. Она, как и я, работает в фонде «Нужна помощь» и является одним из организаторов турнира. Я плохо помню этот момент, но, мне кажется, мы с ней обсуждали, как было бы здорово собрать женскую команду, и начали звать девчат.
Рита, капитан команды
Да, в 2019-м появилась потребность собрать женскую сетку. Катя позвала меня, наверное, потому, что у меня уже был футбольный опыт. Я долгое время занималась любительским футболом, играла в турнирах такого DIY-формата. На старте нас было человека четыре. Мы искали девчонок на просторах творческой коммуникации, звали знакомых и подружек. 
Алёна, нападающая
Например, я работала в фонде «Арифметика добра», поэтому знала про турнир и была знакома с Катей. Увидела у неё в Facebook*, что она набирает команду, и написала. С остальными девчонками познакомилась уже на месте. 

По сути вы были первой женской командой? 

Рита: Одной из. В чемпионате 2018 года вообще не было женщин. Если они и играли, то играли в мужской команде, соответственно, в мужской сетке. А у девчонок, которые хотели играть между собой, просто не было выбора. Поэтому в 2019 году было принято решение собрать именно женскую сетку. Нас было тогда всего шесть команд, и мы сыграли в один круг. А в этом году — уже около двадцати. Мне кажется, это такой невероятный прогресс, который подтверждает, что должна быть такая сетка. Очень редко девчонке комфортно играть с ребятами, особенно если у неё нет никакого футбольного опыта. 

Алёна: Сейчас в турнире есть смешанные команды, которые играют в мужской сетке. Как правило, это девочки-полупрофессионалы, они очень сильные, тренирующиеся. И таких прямо новичков в смешанных командах, насколько я знаю, нет. Это уже опытные игроки. А вот к нам можно попасть без опыта. У нас в команде какой-то спортивный опыт есть у Риты и у меня. Причём если Рита занималась более точечно, то я постольку-поскольку.  

Лиза: Вообще смешанные команды — это скорее исключение. 

Ваша команда состоит из девушек, которые работают в медиасфере? К вам вообще легко попасть? 

Алёна: Наши девчонки — представительницы разных профессий: от юристов до музыкантов. 

Лиза: По большому счёту изначально мы звали подруг. Когда набирали команду на этот год, я кинула клич в сторис. Мы потом шутили, что я рекрутер года, потому что от меня, по-моему, человек пять пришло. Но вообще если к нам кто-нибудь придёт и скажет: «девчат, хочу с вами играть», вряд ли мы этого человека пошлём. 

Рита: При отборе в команду для нас важен социокультурный базис. Чтобы человек разделял те же ценности, что и мы. 

А как появилось название «100 подруг»? 

Рита: На самом деле очень просто. Футбол благотворительный, и одной из наших важных задач является сбор донейшенов. И из простой конструкции «не имей сто рублей, а имей сто друзей» родилась эта концепция. А поскольку мы женская команда, «друзья» трансформировались в «подруг». 

Лиза: Наша команда — это про сестринство и про поддержку. В моём идеальном мире все девочки дружат и впрягаются друг за друга. Поэтому кажется, что название «100 подруг» очень классно отражает наши ценности. 

Меняй игру: команда

«Наша команда — это про сестринство и поддержку»/Фото: Андрей Золотов

Как вы распределяли роли — кто будет капитаном, кто вратарём? 

Лиза: Когда мы собрались два года назад, играли как получится — особо не размышляли, кто за что будет отвечать. А в этом году у нас поменялся состав: девочка, которая стояла на воротах, ушла, и я решила, что хочу попробовать себя в этой роли. Ни команда, ни наш тренер Руслан не были против. 

Алёна: У нас нет какой-то жёсткой вертикальной иерархии. Кто проявил желание, тот на том фланге и играет. Конечно, с рекомендациями тренера. А вообще, наверное, интуитивно по игре — кому больше подходит позиция, у кого где лучше получается, мы так распределяем. Думаю, это довольно переменчивая история. Мы будем менять роли. Но для этого нужно больше тренировок и больше наигранности. 

Рита: Я бы добавила, что всё равно всё начинается с предложения. Когда к нам приходит новый человек (как правило, без футбольного опыта), мы, ориентируясь на какие-то свои знания, рекомендуем позицию. И дальше человек либо находит себя в этой позиции, либо мы производим ротацию, если человеку некомфортно. У нас всё супергибко. 

А как часто вы тренируетесь? 

Рита: У нас были периоды, когда мы были на пике — тренировались слаженно, с полной отдачей. Были периоды, когда на тренировку приходило четыре человека… Мы старались прийти к какой-то системности и регулярности. Если мы говорим о достижениях, а не о фане — без этого никак.

Лиза: Вообще, мы предполагали, что было бы классно тренироваться хотя бы раз в неделю. Но это получалось не всегда. Хотя у нас есть девочки, которые не пропустили ни одной тренировки. Вот, например, Рита, она же наш капитан, ходила всегда. Как и ещё одна девочка Ксюша. Обычно это были игровые тренировки, где мы отбивали мяч. Либо какие-то комбинации. У меня была своя вратарская тренировка.  

Вы много говорите о вашем тренере Руслане. Он с самого начала тренирует команду? 

Алёна: В 2019 году у нас было полное самоуправление. Турнир был однодневный, и времени, чтобы прям тренироваться, не было. В основном это были игровые тренировки — товарищеские матчи. Не было стратегического плана действий, не было чётко выстроенных тренировок. 

Почему тогда в этом году решили обратиться к тренеру? 

Алёна: Ну вообще это правильно — тренироваться с тренером. Нам хотелось больше системной работы, хотелось прогрессировать. Мы понимали, что в этом году большая конкуренция. Хотелось быть слаженными, сыгранными, подтягивать новичков, которые только-только пришли. А работа с тренером — эффективный метод, и он закрывает большие организационные вопросы. 

Рита: В первую очередь эта история про цели. Когда мы собирались в 2019 году, несмотря на то, что выиграли, мы играли for fun. Потому что это классно, потому что это весело, потому что наши друзья — организаторы. И мы хотели поддержать их и поучаствовать в такой довольно новой для России форме благотворительности. А в этот турнир входили уже с большими амбициями, хотели чего-то достичь. И Руслан согласился нам помочь. 

Меняй игру: с тренером

«Руслан очень давно играет в футбол и согласился нас потренировать»/ Фото: Юрий Белят

А как вы его нашли? 

Лиза: Руслан работает в фонде «Нужна помощь». И тоже один из организаторов турнира. А ещё он очень давно играет в футбол и согласился нас потренировать. Надо сказать, что он очень старался и ответственно подошёл к делу. Это были тренировки не «ха-ха хи-хи», а прямо хорошие, настоящие. Мы очень старались, внимательно слушали, отрабатывали каждый своё: кто ловлю мяча, кто пасы, кто какие-то комбинации. Мы очень Руслана благодарим. 

Рита: Он действительно очень нам помог. Я понимаю, насколько это была сложная задача. Это не тот кейс, когда ты работаешь с людьми, понимающими тебя с полуслова, потому что у них есть большой футбольный опыт, даже дворовый. Когда с тобой играют люди, которые вообще не понимают, что происходит, это накладывает большие нагрузки эмоциональные и временные. Ещё нужна высокая вовлечённость. И за это мы ему, конечно, благодарны. 

Как долго вообще длится матч? Сколько игр в сезоне? 

Рита: В этом турнире у нас было четыре женские группы, и мы играли по два круга: каждый с каждым играет два раза. На одну команду приходилось как минимум шесть игр. У некоторых было подряд, у некоторых с перерывом. Но шесть — это минимальный порог, который проходила каждая женская команда. Фактически мы играли всё лето. И вот 18 сентября был финал. 

Лиза: У девочек, которые вышли из групп и играли в плей-офф, было больше игр. А мы из группы не вышли. Расстроились, конечно, но что поделать. 

Я видела у вас в инстаграме*, что вы какой-то матч сыграли со счётом 0:9. Сильно расстраиваетесь, когда проигрываете? 

Лиза: Мы расстраиваемся, а потом думаем, что делать дальше, чтобы победить. Ко всему прочему мы понимаем, что это чемпионат не только про футбол. И то, что мы выходим, играем и собираем деньги, — уже круто. Конечно, хотелось бы и в футболе тоже быть успешными. 

А что получает победитель? 

Рита: На этом турнире победитель помимо славы и всеобщей любви получает много-много хайпа. Если говорить о каком-то призовом фонде, то я знаю, что за самые большие сборы ребята получали форму, ещё получали выезд-сборы... 

Алёна: Мы вот в прошлом году играли с командой звёзд, в которой был Игнашевич, Мостовой, Данила Козловский, Михаил Шац... Хотя вроде бы как должна была играть мужская команда футболистов, но нам тоже повезло. 

Лиза: Ещё мы выиграли тренировку с Игнашевичем в Лужниках. Он нам её провёл, и я была очень удивлена: более милого мужчины я вообще не встречала. 

То есть победа не так важна? 

Алёна: Поскольку это благотворительный турнир, главная цель — помочь сборами решить социальные проблемы. И фандрайзинг — это большая часть этого турнира. В плей-офф не пускают команды, которые играют хорошо, но плохо собирают. Цель — благотворительность.

Но когда ты формируешь команду, когда проводишь много времени вместе и у тебя есть какие-то спортивные амбиции — есть некий азарт на победу. Поэтому практически все люди, которые играют, хотят победить. Здесь вопрос, как относиться к поражениям. В этом турнире для меня, по крайней мере, это гораздо проще. Всё-таки мы собрались, чтобы помогать. Если мы будем дальше развиваться команду как футбольный женский бренд и участвовать в других лигах, то, да, для нас футбол уже будет на первом месте. 

Рита: Я бы добавила, что победа — это важно даже вне контекста спортивной амбиции. Для психологического состояния команды. Очень сложно играть, очень сложно приходить на тренировки, когда ты постоянно получаешь какой-то негативный фидбек. 

Хорошо. Теперь немного о фандрайзинге. Футбол — это футбол, но как вы собирали деньги? 

Алёна: Фандрайзинг — это вообще отдельная история и стратегия. Очень многое зависит от того, насколько сплочённо команда работает в этом направлении. Можно просить лично через социальные сети, можно делать ивенты, можно организовывать лекции или свопы... Мы, например, открывали сбор от команды, я рассказывала о наших сборах в инстаграме*, и ещё мы организовывали съёмку. 

Рита: Мы в буквальном смысле занимались благотворительностью. А вот в 2019 году мы устраивали вечеринки и делали своп. Но в этом году немного поменяли формат. Думаю, что, продолжая играть в этом турнире, мы попробуем ещё миллион разных вариантов, потому что здесь, на мой взгляд, важна не только степень твоего усилия, но и какой-то креатив, какая-то нетипичная идея. Например, наша Катя живёт в городе Жуковском, и она организовывала экскурсии за фри-донейшн.  

Сколько денег вам удалось собрать? 

Лиза: Мы собрали 101 200 рублей. Все эти деньги пойдут в фонд «Нужна помощь», в пользу которого мы играли. 

Рита: Мы в топе на четвёртом месте по сборам. А вообще все команды совместными усилиями собрали около двух миллионов. Это говорит о том, что маленький шаг создаёт большое дело. Сто тысяч — это часть двух миллионов, которые могут поддержать не одного человека. 

Как я поняла, каждая команда сама выбирает фонд, в пользу которого будет играть.

Рита: Да. Выбирая проблему, мы выбираем фонд, которому будем помогать. Например, девочки из команды «Сёстры Вичовски» собирают деньги для фонда, который поддерживает людей с ВИЧ. Это очень сложная проблематика для благотворительности. Мы традиционно играем за фонд «Нужна помощь» против безнадёги и бесправия. Нам кажется, такая организация, как «Нужна помощь», которая стоит в авангарде благотворительного движения в России, может, развиваясь, сделать намного больше, чем частное движение в пользу какого-то благотворительного фонда. 

 Лиза: Организация «Нужна помощь» поддерживает очень много НКО, которые решают разные социальные проблемы. У этого фонда системный подход, и нам он ближе. Мы не могли выбрать, кому хотим помогать — детям, животным, бездомным, — и решили, что надо помогать всем сразу. Ещё «Нужна помощь» борется со стигмой и топит против расизма, сексизма, гомофобии. Что тоже плюс. 

Турнир закончился. Следующий только через год. Чем будет всё это время заниматься команда «100 подруг»? 

Рита: Перед нами сейчас стоят большие цели и задачи, как выжить и превратиться во что-то большее, чем поп-ап-команда, которая собирается чисто под нужды турниров. Пока мы знаем, что хотим полноценно готовиться к следующему турниру. Может быть, заявимся в какие-нибудь ещё. Но существование нас как команды не ограничивается турниром «Меняй игру». Мы хотим существовать как самостоятельная единица. Делать что-то для благотворительности можно всегда. 

Алёна: Нам бы хотелось более системной работы: развивать бренд команды, развивать команду как футбольную и транслировать наши ценности в массы.