Комментарии

«Шутки про блондинок за рулём — говно». Стендап-комик Ярослава Тринадцатко про политику, феминизм и аборты

Комик Ярослава Тринадцатко

Ярослава Тринадцатко прожаривала Гнойного в Stand Up Club #1, участвовала в телевизионном проекте Comedy Баттл, а сейчас регулярно выступает в Москве и других городах России. Ангелина Грин поговорила с ней о том, чем живут современные комики и над чем смеются залы.

Если на сцену выходит женщина, ведущие акцентируют на этом внимание.  «Талантливый комик, да ещё и девочка» — всё в таком духе. Как думаете, почему это происходит?

Действительно, раньше очень любили так делать. Выходишь на сцену, а тебе говорят: «Давайте поприветствуем Ясю, девочек надо встречать особенно». Сейчас девушек уже больше, и на этом внимание акцентируют меньше. Я могу иногда это как-то отбить, чтобы ведущему было неловко в следующий раз говорить, что сейчас выйдет «девочка». Ну какая я девочка? Я уже взрослый человек. И не думаю, что мне нужна помощь. 

Но пока женщин в комедии всё равно не так много, поэтому люди обращают на это внимание. Если бы у нас были комики с другими отличительными чертами — ну, например, дети, — думаю, на этом первое время тоже бы акцентировали внимание. 

Женщины часто шутят об отношениях с мужчинами, собственной внешности и женской логике («мы, девочки, дурочки»). В то же время мужчины шутят о работе, политике, социальных проблемах. Почему многие женщины выбирают именно такие шутки? 

Об этом гораздо проще шутить. Я тоже долго отходила от постоянных рассуждений на подобные темы. Просто в этом ты чувствуешь себя комфортно. Про свою внешность, да и в принципе про себя, шутить проще всего. Я ещё про свои болячки люблю рассказывать. Так происходит, потому что то, с чем ты сталкиваешься чаще всего, проще превратить в шутку. Ты знаешь, что здесь рассказать. 

Но шуток в духе «я дурочка» обычно не вижу. Зато часто замечаю, что девушки шутят про отношения с парнями: «Вот он, такой дурак, сказал мне то-то». А про женскую логику я лично не слышала ни одной шутки от женщины. Что Вера Котельникова шутит абсолютно не как дурочка, что Вика Складчикова. Возможно,  для кого-то это просто более комфортная подача — помогает оправдать свои необычные шутки, не знаю. У меня никогда не было потребности так шутить. 

А по поводу того, что мужчины шутят на самые разные темы: я тоже хочу так научиться. 

Шутки про политику, например, заходят очень сложно. Про это нужно уметь шутить, чтобы всё выглядело органично и у людей не возникало ощущения в духе «Ой, да куда ты лезешь?». 

Я вчера вела проверку материала (выступление, на котором комики проверяют новые шутки — прим. ред.), и первая моя шутка как раз касалась последних политических новостей: везде писали про новое правительство, про отставку Медведева. Я вышла и сказала: «Уф, ну и новости, это ж безумие какое-то! Косметика Рианны с первого числа выйдет в продажу, представляете?» — и людям зашло. Они поняли, о чём я говорю, все смеялись. Да, я свернула на «бабскую» тему, но это была просто обманка.

Потом я шутила, что придумала классный бизнес на 466 тысяч рублей. Люди сразу поняли, что это про материнский капитал. 

Про политику можно шутить, просто сложно. Про любые вещи, в которых плохо разбираешься, шутить тяжело. А я только относительно недавно стала интересоваться политикой — смотреть интервью Екатерины Шульман и всех остальных. И то я до сих пор особо ничего не понимаю. Пока могу шутить, как все —  на какие-то поверхностные политические темы.

А стереотипные шутки про женщин ещё заходят — про блондинок за рулём, жён, пилящих по любому поводу, выедающих мозг подружек и так далее? 

Такие шутки — говно. Слава богу, сто лет их уже не слышала. Про подружек разве что рассказывала чуть-чуть — про то, что у нас есть чатик, и там женщины кого-то обсирают, обсуждают «Холостяка». Я пыталась про это шутить, но мне не особо это нравится. Таких шуток давно уже нет. 

Как-то вы сказали, что вам бы хотелось, чтобы вас воспринимали как крутого комика, а не женщину. При этом уточнили, что вас не напрягает феминизм, и вообще для комика хорошо иметь какую-то позицию. Что-то с тех пор изменилось?

На самом деле с того времени у меня изменилась точка зрения на феминизм — я теперь больше в теме. Многие вещи меня действительно начинают раздражать: то, как работают эти старые скрепы от мужчин в сторону женщин. Меня бесит сексизм, меня бесит рекламная кампания производителей презервативов Vizit. Все эти отвратительные картинки про «меняй шкуру». 

Бесят некоторые комментаторы на YouTube под видео с моими выступлениями, которые пытаются оценить меня как женщину. Или когда какие-то умники пытаются там же в комментариях научить чему-то, хотя сами в комедии ничего не понимают — они обычные зрители. В норме меня это не должно раздражать, но именно в сочетании с тупой маскулинностью бесит. Хочется просто втащить таким людям. С другой стороны — ну они тупые, чего к ним прислушиваться? 

Ещё меня бесят некоторые вопросы, касающиеся абортов. Аборты пытаются всячески запретить, противостоять им. Например, в некоторых клиниках врачей за это штрафуют. Ну или приплетают к этому вопросу церковь. Перед тем как сделать аборт в государственном учреждении, женщина должна поговорить с батюшкой. Каким образом он вообще может помочь ей дальше воспитывать ребёнка? Меня бесит, что кто-то даже говорит о выведении оральных контрацептивов из оборота. Это кошмар и ужас — женщин буквально лишают прав. 

Любое ущемление меня как личности и подведение под гребёнку «что я должна и что не должна» начало меня напрягать. 

Я не говорю, что тупыми могут быть только мужчины. Тупые женщины, которые не видят ничего дальше плиты и считают, что так единственно правильно, меня тоже раздражают. 

Если она знает, как приготовить салат «Мимоза», это не значит, что она знает, как я должна жить. 

Это личное дело, которое не должно никого касаться. И это вопрос не только феминизма, но и личного пространства, свободы. 

В своих интервью вы говорили, что не очень любите женский стендап. Почему? 

Я не могу сказать, что не люблю женский стендап. Просто пока из женщин-комиков мне почти никто не нравится, кроме Наташи Леджеро и Уитни Каммингс. Но это просто самые известные женщины-комики. К сожалению, пока остальные мне неинтересны, я как будто всё это уже слышала. Уитни Каммингс в этом плане номер один, но Билл Бёрр лучше. 

За кем из современных стендап-комиков вы наблюдаете? 

Из западных сейчас очень нравится Даг Стенхоуп — это жёсткий и умный чувак. Мне нравятся честные комики, которые иногда могут быть мерзкими и тяжёлыми, но они рубят. Билл Бёрр, Норм Макдональд, Джо Роган со своими подкастами. 

Если говорить о современных российских комиках — мне нравится, как вживую выступают и Саша Малой, и Серёга Орлов, и Саша Долгополов. Я думаю, все эти фамилии вы уже неоднократно слышали.

Каким должен стать женский стендап, чтобы к нему перестали относиться как к комедии второго сорта?

К нему перестанут так относиться, когда нам перестанут задавать вопросы о женском стендапе и о том, что женщины делают в комедии. Когда СМИ перестанут делать на этом акцент, преподносить это как нечто ненормальное и необычное.

Вы же наверняка сделаете заголовок: «Ярослава Тринадцатко — женщина-комик». Как только вы станете говорить «Ярослава Тринадцатко — стендап-комик», к этому перестанут так относиться (мы учли! — прим.ред.). 

Ну и ещё ситуация изменится, когда станет побольше девушек и не будет такого, что на открытом микрофоне (выступление, на котором несколько комиков шутят на любые темы — прим. ред.) я одна или нас две. Когда девушки будут составлять половину от общего числа выступающих, ситуация поменяется. Первое время всё равно будут делать акцент на том, что мы женщины, но потом всё изменится. Нужно время, вот и всё. 

Стендап стал очень модным в последнее время. Качество шуток от этого не пострадало? 

Зал — лучший критик. По его реакции сразу понятно, какого качества шутки. Выходят молодые комики, и какой-то материал заходит хорошо, а какие-то шутки поверхностные, так бывает.

Но мне не нравится, что залы бывают до сих пор не готовы к тяжёлым шуткам. Иногда люди готовы только к тупым сравнениям или к правилу трёх (шутка с перечислением трёх вещей, явлений или понятий, два из которых органично сочетаются, а третье оказывается в ряду неожиданно и из-за этого кажется смешным — прим. ред). 

Иногда зал вот такой простой: нужны шутки про письки. Я сама такие залы не очень люблю, но если выступаю за деньги и вижу, что людям нужно дать именно это, я вытаскиваю свои старые шутки, и они работают. Как только я пытаюсь разложить такому залу что-то потяжелее, например, что-то про детей или про что-то более глубокое, они скисают. Некоторые хотят быстрых и коротких шуток про то, на что похож член. 

В чём главная проблема российского стендапа сегодня? 

Российский стендап ещё маленький — прошло мало времени. В остальном всё хорошо: он развивается, появляется много новых классных мест для выступлений. Мне очень нравится наша крутая площадка в Stand Up Club #1 — особенно то, что там формируется своя аудитория, которая готова воспринимать именно наши шутки. 

В то же время я периодически выступаю на других площадках, и там тоже уже как будто своя аудитория, которая воспринимает другой тип шуток. Жёсткие шутки, как у нас в клубе, там могут не заходить. 

Вчера на проверке материала в Stand Up Club #1 я попросила похлопать тех, кто пришёл в первый раз — это сделало человек 20. А раньше хлопал весь зал, то есть новичков всё меньше —  у нас уже есть постоянные зрители. 

Может быть, проблема ещё в том, что в телевизоре на стендап всё ещё есть монополия. Есть стендап на ТНТ, и все его знают.  Многие молодые комики считают, что это — лучшее, чего можно добиться в стендап-карьере.

Но если смотреть на Запад, там такой системы нет: комик не привязан к какому-то каналу или клубу. Комики существуют самостоятельно, записывают свои спешлы (сольные концерты — прим. ред.), собирают свою аудиторию. Тебе не нужно куда-то попадать, чтобы у тебя был свой зритель. Ты сам по себе. Вот этого хотелось бы достичь — без привязки к тому, в какой ты «банде». 

Какие планы на 2020 год? Ждать ли сольного концерта, например? 

В прошлом году я делала сольный концерт, на котором выступала в своём втором свадебном платье — было смешно. Понравилось выступать на свою аудиторию: они понимали мои шутки, даже полушутки. Это кайф для комика: когда долго занимаешься комедией, появляются любители твоего юмора. Они принимают всё, что ты говоришь, и это так круто и комфортно, когда не надо что-то разжёвывать — люди уже в контексте и кайфуют. 

Сейчас мне нужно зарабатывать деньги, поэтому я сливаю материал везде, где можно. Меня позвали в «Стендап Андеграунд» — я написала три монолога, получила деньги. Возможно, в этом году ещё немного посливаю и позарабатываю. Ну и, наверное, пока у меня нет мысли, которую я бы хотела подробно разобрать. В Америке это бывает так: ты год катаешься, собираешь материал, потом записываешь сольник. Но пока я не могу себе этого позволить. 

Хотелось бы заниматься только стендапом, но я ещё и работаю параллельно, поэтому не могу сказать, что готова сейчас записывать сольник. Хочу сделать его таким кайфовым, чтобы мне было не стыдно его смотреть. А просто нарезать свои биты (монологи на отдельные темы — прим. ред) и слепить сольник из хороших кусков мне не хочется, хотя многие так делают. Но в других проектах буду участвовать обязательно! 

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.