Знать
18 ноября

Как Мэри Шелли придумала монстра Франкенштейна и вдохновила Disney, Тима Бёртона и корейскую группу Stray Kids

Валерия Чебитько
Валерия Чебитько
Авторка «Горящей избы».

«Сборник такого размера не может быть оправдан значимостью Мэри Шелли как писательницы. Именно как жена Шелли она вызывает у нас желание и интерес узнать о ней как можно больше», — писал редактор Фредерик Джонс в предисловии к сборнику писем Мэри Шелли. А между тем просто «жена Шелли» написала роман и создала одного из самых культовых монстров в истории. Благодаря ей у нас также появились Стич, Эдвард Руки-ножницы и дворецкий Ларч.

Как Мэри Шелли придумала Виктора Франкенштейна и его Монстра

Холодным дождливым летом 1816 года мир переживал последствия извержения вулкана на горе Тамбора в Индонезии. В Европе стоял туман, через который не мог пробиться ни один лучик света.

Мэри было всего 18 лет. Вместе со своим возлюбленным поэтом Перси Биши Шелли и сестрой Клэр Клермонт она отправилась в путешествие в Швейцарию, к Женевскому озеру. Они остановились на вилле Диодати у лорда Байрона, который отдыхал там вместе со своим врачом Джоном Полидори. Увлечённая романтизмом, компания молодых людей проводила вечера за чтением стихов, страшных историй и за дискуссиями. 

В один из вечеров компания читала истории о призраках. Байрон предложил каждому написать рассказ, который будет страшнее того, что они только что прочли. Мэри очень хотела написать что-то настолько страшное, чтобы кровь застыла в жилах. Но она никак не могла определиться с сюжетом и темой. Пока в одну из ночей, сопровождаемых грозой и раскатами грома, ей не приснился сон. В этом сне она увидела прообразы будущих Виктора Франкенштейна и его Монстра. 

Сон был навеян Байроном и Перси Шелли, которые накануне бурно обсуждали гальванизм. А именно — эксперимент итальянского врача Луиджи Гальвани. С помощью разрядов тока он заставил дёргаться лапки мёртвых лягушек. Байрон и Перси задались вопросом: можно ли так оживить человека после смерти? 

«Я увидела бледного ученика неосвящённых искусств, стоявшего на коленях рядом с тем, что он собрал. Я видела отвратительный фантом человека, растянувшегося на земле, а затем — при работе какого-то мощного двигателя — подавшего признаки жизни и пошевелившегося беспокойным, полужизненным движением», — описывала свой сон Мэри Шелли во вступлении к роману. 

На следующий же день Мэри села писать, рассчитывая, что это будет небольшой рассказ на несколько страниц. Но Перси убедил её проработать идею подробнее. Первая редакция романа «Франкенштейн, или Современный Прометей» вышла в 1818 году, анонимно. Имя Мэри Шелли на обложке появилось во втором издании, в 1823 году. А через восемь лет вышла новая версия «Франкенштейна», в которой Мэри изменила некоторые сцены. В таком виде мы знаем роман сегодня.

Монстр Франкенштейна Мэри Шелли — второе самое экранизируемое чудовище после «Дракулы» Брэма Стокера. При создании Дракулы Стокер вдохновлялся повестью «Вампир» Джона Полидори. Эту повесть Полидори написал тем же летом 1816-го. Как и Мэри, он принял писательский вызов Байрона. 

Почему не все верили, что «Франкенштейна» написала Мэри

Первая редакция романа, вышедшая в 1818 году, была анонимной, но Перси Шелли написал к ней предисловие. Поэтому многие критики и литераторы, в том числе Вальтер Скотт, уверяли, что супруг Мэри и является настоящим автором «Франкенштейна». Даже когда имя Мэри появилось на обложке. Спустя 200 лет вопрос до сих пор остаётся открытым. 

На момент написания романа Мэри было всего 18 лет. Поэтому сторонники версии, что Мэри не писала роман, уверены: ей бы просто не хватило жизненного опыта, чтобы описать такие глубокие темы, как утрата, философия смерти, социальная справедливость и атеизм. К тому же она не могла обладать достаточными знаниями. В отличие от того же Перси, который учился в Оксфорде, у Мэри никакого образования не было. 

Люди, которые верят в авторство Мэри, просят не забывать: в столь юном возрасте она была даже слишком хорошо знакома с горечью потери. Её мама — активистка и защитница прав женщин Мэри Уолстонкрафт — умерла через одиннадцать дней после рождения дочери. Отец отказался от Мэри, когда она сбежала с Перси из дома. Не говоря уже о том, что в 18 лет Мэри потеряла новорождённую дочь. Девочка умерла, едва прожив два месяца.

С образованием Мэри тоже не всё однозначно. Отец писательницы — политический философ Уильям Годвин — дал своим дочерям хорошую базу. Он водил их на образовательные экскурсии, поощрял общение со своими «высокими» гостями и позволял пользоваться внушительной домашней библиотекой. Поэтому, будучи начитанной девушкой, Мэри вполне обладала способностями к писательству. Хотя некоторые эксперты уверены, что Перси приложил руку к роману минимум как редактор, максимум — как соавтор. Но британская поэтесса, эссеистка и докторка философии Фиона Сэмпсон, написавшая книгу «В поисках Мэри Шелли: Девушка, написавшая Франкенштейна», отмечает, что правки Перси едва ли могут быть больше, чем правки современного линейного редактора. 

Фиона Сэмпсон рассказала, что Мэри часто обвиняли в неоригинальности персонажей. Придуманный ею учёный и его Монстр стали мощными культурными архетипами, но она явно не первая, кто создал героя, оживившего своё творение. Ещё в Древней Греции был известен миф о Пигмалионе — мужчине-скульпторе, который оживил одну из своих статуй. Позже этот сюжет Шекспир повторил в пьесе «Буря». С этим обвинением тоже можно поспорить. Пигмалион влюбился в своё творение, но не сам он оживил его, а богиня Афродита, тронутая его чувствами. В отличие от него Виктор Франкенштейн хотел создать идеального человека. Но он испугался созданного существа и тысячу раз пожалел о том, что сделал это. 

Спорным стал вопрос о фамилии Франкенштейна. Мэри уверяла, что придумала её сама. Но есть версия, что в 1814 году Мэри побывала в замке Франкенштейна в Дармштадте — месте, где жил алхимик Иоганн Конрад. По слухам, он ставил эксперименты над человеческими трупами, пытаясь перенести душу из одного тела в другое. Возможно, Конрада можно считать прообразом Виктора Франкенштейна. 

Влияние «Франкенштейна» на поп-культуру 

Роман Мэри Шелли экранизировали десятки раз. И это не считая различных вариаций «по теме», в которых, например, Виктор Франкенштейн создавал не мужчину, а женщину. Сам Монстр с годами стал самостоятельным культовым персонажем. Правда, если в романе его называли просто Существо, то в поп-культуре его так и называют — Франкенштейн. 

Можно сказать, что популярность Франкенштейна в поп-культуре запустил режиссёр Джеймс Уэйл. В 1931 году он выпустил экранизацию «Франкенштейна», которая стала классикой. Ещё через четыре года Уэйл создал сиквел «Невеста Франкенштейна». Чудовище в обоих фильмах сыграл актёр Борис Карлофф, и он создал поистине эталонный образ. Именно таким изображают монстра Франкенштейна в комиксах, фильмах и мультфильмах. Из последних воплощений можно вспомнить мультфильм «Монстры на каникулах». Также образом Карлоффа вдохновлялся Чарльз Аддамс, придумавший семейку Аддамс. Дворецкий Аддамсов Ларч очень похож на культового монстра.  

Мэри Шелли и её роман задали новый троп: учёный и его безумное создание. Его, например, использовала студия Disney при создании мультфильма «Лило и Стич». По сути, Стич — тот же монстр Франкенштейна, только его «собрали» из разных инопланетных ДНК. 

Тим Бёртон также обращался в своём творчестве к роману Мэри Шелли. В 1984 году он выпустил короткометражку «Франкенвини». По сюжету маленький мальчик по имени Виктор возвращает к жизни своего умершего пёсика. Кстати, выходил этот мрачный мультфильм под логотипом Disney. А потом Бёртон использовал этот же мотив в 1990 году для фильма «Эдвард Руки-ножницы». Герой Джонни Деппа отчасти был навеян образом монстра Франкенштейна. 

Отголоски безумного учёного Виктора Франкенштейна можно найти в хирурге Роберте Ледгорде из фильма «Кожа, в которой я живу». Как и у персонажа Мэри Шелли, его эксперименты противоречат законам мироздания и оборачиваются против него самого. Доктор Элдон Тирелл из «Бегущего по лезвию», создавший репликантов, тоже основан на герое Мэри Шелли. 

Если говорить о музыкальной индустрии, около десяти лет назад все музыкальные чарты рвала песня датской певицы Ауры Дион Friends, которую она записала совместно с музыкальным коллективом Rock Mafia. Клип на эту песню — интерпретация романа Мэри Шелли, в которой героиня создаёт себе друга-монстра из туфель. 

В 2020 году музыкант Боб Дилан выпустил трек My Own Version of You, в которой использовал образы из романа Мэри Шелли как метафору, чтобы показать сложности при написании песен. А у корейской k-pop группы Stray Kids в марте 2022 года вышел альбом Oddinary. Один из ведущих синглов Maniac — о человеческих странностях, которые не соответствуют общепринятому понятию нормальности, но делают нас особенными. Эту мысль парни пытаются донести через образ монстра Франкенштейна — даже хореография к композиции навеяна им.