Комментарии

«Макбет» — женофобная пьеса? Отрывок из книги «И всё это Шекспир»

Образ леди Макбет в пьесе Шекспира «Макбет»

Вину за все кровавые события, происшедшее в пьесе, традиционно возлагают на леди Макбет. Но считал ли её виновной сам драматург? Ответ на этот вопрос ищет профессор Эмма Смит в книге «И всё это Шекспир».

О книге

Эмма Смит — шекспировед и профессор Оксфордского университета. Она представляет Шекспира как провокационного и по-прежнему современного драматурга, который писал о дискриминации, свободе воли, политике, сексе и славе, и задавал неудобные вопросы в своих сочинениях. Каждая глава в книге посвящена отдельной пьесе. Мы публикуем главу о «Макбете».

О пьесе

«Макбет» — трагедия Шекспира, основанная на истории реального шотландского короля Макбета. В пьесе генерал Макбет вместе со своей женой убивает короля, чтобы взойти на престол. Чтобы удержаться на нём, ему приходится совершить ещё множество страшных преступлений. Образ Макбета не является исторически точным, а образ его жены полностью придуман Шекспиром.

Образ «сатанинской королевы» леди Макбет как подстрекательницы, заставившей мужа пойти на убийство, притягателен для критиков не в последнюю очередь потому, что воплощает в себе древние страхи касательно женской силы и власти над мужчиной. Критическая традиция здесь нередко (и, кажется, добровольно) поддерживает женоненавистнические установки самой пьесы. Доводы в пользу этой концепции так стары и привычны, что уже давно живут собственной жизнью, отдельной от шекспировского текста.

Леди Макбет — та сила, которая правит ее мужем. А точнее, когда, читая письмо Макбета о пророчестве ведьм, она призывает духов: «…извратите пол мой», когда использует мрачную метафору детоубийства, когда сомневается в мужественности Макбета и высмеивает его нерешимость, когда хладнокровно просчитывает, как совершить убийство и свалить его на слуг, — леди Макбет становится главной виновницей преступления. Она заставляет мужа пойти наперекор совести и благоразумию, окончательно заставив свернуться в его душе то «благостное млеко», которое сама же в ней находила.

Безусловно, в первой половине пьесы леди Макбет — одна из главных движущих сил сюжета; примечательно, до какой степени пугающей и неестественной находят критики ее власть и активность.

Сегодня «Макбет» представляется женофобной пьесой, проникнутой недоверием к сильным женщинам; возможно, отчасти дело в том, что Шекспир хотел понравиться новому патрону труппы, королю Иакову.

В пьесе заметен расчет на высочайшее одобрение: «шотландская» тема, облагороженный образ Банко, которого Иаков I считал своим предком, колдовство — чтобы угодить королю, написавшему трактат под названием «Демонология», а также доза мужского женоненавистничества, весьма ощутимого в гомосоциальном окружении нового монарха. В отличие от елизаветинского двора, оплот Стюартов держался исключительно на мужских плечах и культура его была откровенно антифеминистической.

Вероятно, вместо того чтобы обвинять леди Макбет и оправдывать ее мужа, стоило бы разглядеть единение, царящее в их союзе (Макбеты — одна из самых зрелых и согласованных в действиях супружеских пар среди всех шекспировских персонажей). Вычисляя степень вины каждого по отдельности, мы, вероятно, теряем из виду картину, которую пытался изобразить Шекспир — folie a deux, «безумие на двоих», совместное преступление.

В отличие от других властных женщин в шекспировских пьесах, леди Макбет не проявляет честолюбия или жадности: она хочет короны не для себя, а для мужа.

Не подходит ей и ярлык распутницы, который так охотно вешают на женщин, дерзнувших вести себя по-мужски. Она никак не вписывается в привычный театральный стереотип «дурной жены». Специфический образ леди Макбет, неизменно притягательный для актрис и критиков, предполагает силу и деятельность, однако во второй половине пьесы леди Макбет уже не участвует ни в судьбе мужа, ни в развитии сюжета, понемногу пропадая из поля зрения.

Малькольм зовет ее «сатанинской королевой», но, как и у многих персонажей, ступающих на заваленную трупами сцену в конце трагедии (вспомним Фортинбраса или Октавия Цезаря), его суждение предвзято, политизировано и плоско. Вопрос о роли леди Макбет в преступлении, безусловно, задается, но Шекспир на него не отвечает. Наряду с самим Макбетом и троицей ведьм леди Макбет может претендовать на статус той силы, что движет событиями пьесы; однако претендентов так много, что из финала мы выносим скорее вопрос, чем возможные варианты ответа.

Купить книгу

Наташа Астафьева

Не радикальный филолог. Живу в Брно, пью пиво и мимикрирую под чехов. Веду соцсети «Горящей избушки» и блог про жизнь в Чехии. Своей тёмной стороной делюсь в канале с эротическими отрывками из классической литературы.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.