Комментарии

«Энциклопедия чужих ошибок». Зачем в подкасте «Сплетни» обсуждают разводы и измены звёзд, а мы — слушаем

Подкаст Сплетни в топ-100 Яндекс Музыки

Подкаст «Сплетни» появился в 2020 году и тогда же вошёл в топ-100 подкастов «Яндекс.Музыки». Его придумали, запустили и сами же ведут Аня Куц и Родион Скрябин. Аня — операционный директор рекламного агентства, а Родион — руководитель контент-бюро «Палиндром». В подкасте они рассказывают о жизни звёзд — да-да, те самые жаркие подробности о том, кто с кем развёлся и в какой скандал вляпался. Мы поговорили с Аней и Родионом и узнали, как им удаётся обсуждать сплетни без интонации жёлтых газет и даже извлекать из них полезные уроки.

Как вы придумали сделать подкаст про сплетни? 

Аня: Мы с Родионом давно хотели сделать какой-то совместный проект, но не знали, что именно. Со временем решили, что это будет подкаст — у Родиона уже есть опыт работы с подкастами, он вёл «Кто бы говорил» в «Лайфхакере». Дома есть оборудование, микрофоны. Да и казалось, что подкаст не требует от нас какой-то сложной подготовки. И как-то раз во время отпуска я рассказала Родиону о предстоящем разводе Оксаны Самойловой и Джигана — так меня поразила их история. 

Родион: Аня тогда объяснила, что чтение подобных новостей отвлекает её от работы — у нас обоих довольно напряжённая работа, и лента инстаграма помогает переключиться. 

Аня: Так вот, мы сидели, я рассказывала про Оксану и Джигана, и Родион предложил: «Слушай, а что, если мы сделаем подкаст про селебов и будем рассказывать такие сплетни». Я сначала отказалась — мне хотелось делать подкаст про отношения, психологию. Родион заметил, что такого на рынке подкастов и так очень много. В то время только-только начался локдаун, и мы подумали, что лёгкий формат обсуждения жизни звёзд действительно может помочь уйти от реальности. Родион придумал концепт: он ничего не знает про звёзд (так и есть на самом деле), а я — суперспец. 

Родион: Аудитория подкастов сейчас небольшая — по сравнению с зарубежными показателями, слушателей в России очень мало. Подкасты в основном узкотематические, мало историй, которые интересны сразу большому количеству людей. Мы подумали, что «Сплетни» как раз могут стать такой широкой темой, которая затронет сотни тысяч людей. Как мы узнали позже — это не совсем так. 

Аня: Мы решили, что в выпуске будем обсуждать три-четыре новости и одну большую тему. В процессе оказалось, что большие темы не всегда есть, а все «сплетнические» темы крутятся вокруг романов, разводов, измен.

Аня, а где ты находишь темы сплетен?

Аня: В инстаграме я подписана на нескольких селебов, слежу за ними, читаю сплетни в разных изданиях — «Гламур», «Космо», Hel­lo, «Стархит». Стараюсь просматривать зарубежные истории — Peo­ple, например. И ещё читаю новости в телеграм-каналах. Я скриню новости или отправляю себе в «Избранное» в телеграме. Стараюсь отбирать темы для выпуска достаточно быстро. Будем честны, сплетни — это не тот контент, который сложно найти, так что я специально за «расследования» не сажусь. Просто листаю ленту, что-то нахожу и сохраняю. 

Я часто участвую в обсуждениях разных «сплетен» потому, что работаю в блогерской сфере. Знать, что происходит в мире селебрити, для меня крайне важно. Это помогает мне быть в контексте.

У вас есть запретные темы? 

Аня: До недавнего времени мы не хотели обсуждать политику и околополитические темы. Я не брала новость про политика, даже если она скандальная и громкая — мы с Родионом могли уйти в обсуждения, которые не очень хочется вставлять в подкаст. В остальном можем обсуждать что угодно. Но сейчас что-то тёмные времена наступили, а у нас есть аудитория. Поэтому в ближайшем выпуске расскажем про то, что нас волнует. Это всё-таки очень странно — пытаться шутить про Кардашьян, когда внутри очень много боли за людей. 

Сплетни обычно — ну это же зашквар, что-то негативное, неприятное, из мира жёлтой прессы. Почему ваши «Сплетни» другие?

Родион: Когда мы запустили подкаст, нас поддержала «Яндекс.Музыка». Они придумали формулировку, которая позже стала нашим слоганом: «Сплетни — это интересно и немного стыдно». Мы планировали, что подкаст станет guilty plea­sure для слушателя. Потому что, как нам кажется, люди в своих подкаст-подписках выглядят супергероями. Они слушают самые актуальные новости, политическую аналитику, подкасты про тайм-менеджмент, культуру, практикуют английский. Получается такая суперобразовательная среда. И мы решили сделать подкаст для расслабления. А ещё сплетни — довольно важный информационный механизм, который формировал общественное мнение ещё до появления соцсетей. 

Аня: Жёлтое издание обычно берёт инфоповод, ничего не проверяет, не собирает комментарии разных сторон, добавляет кликбейтный заголовок и отдаёт всё это на съедение аудитории. Мы работаем иначе — я нахожу новость, собираю информацию из нескольких источников, ищу разные комментарии, пытаюсь в итоге представить общий срез. 

К тому же мы никого не оскорбляем, стараемся обсуждать в более социальном контексте, например, разводы. Разводов было огромное количество в 2020 году, мы их обсуждали с исследовательской точки зрения: «Почему сильные женщины и не такие сильные мужчины расходятся», «Почему им не удаётся найти компромисс». Для нас это своего рода поле антропологических исследований отношений и дружбы. 

Мы не скатываемся потому, что уважительно относимся к каждому герою, да и вообще сложно представить меня или Родиона за оскорблением кого-то.

Сталкивались с негативом от аудитории?

Аня: Родиона хейтят за то, что он меня постоянно перебивает, или за его юмор. Но в обсуждениях в телеграм-канале постоянно кто-то вступается и говорит, что Родион классный, пусть шутит дальше. Я думаю, у нас не такая большая аудитория, чтобы нарываться на хейт. Бывают комментарии о том, что кому-то не понравилась наша формулировка, где-то не затронули какую-то информацию. 

Как проходят записи выпусков?

Аня: Записываем в нашей квартире — в гостиной, которая одновременно и кабинет, и кинозал. За одним столом сидит Родион с микрофоном, за другим — я с микрофоном. Мы записываем выпуски утром до работы или ночью, уже после работы и всех дел. Иногда это происходит за бокальчиком вина или чая. Сведением занимается студия подкастов Кристины Вазовски Talk. Режиссёр монтажа Макс придумал пса, воющего под песню Бритни Спирс Tox­ic, и прочие аудиофишки. 

Какие сейчас показатели у подкаста? Считаете, что проект получился успешным? 

Аня: Мы всё пытаемся начать зарабатывать на «Сплетнях», но пока не выходит. Это самый важный показатель — хотя бы начать уходить в ноль. Пока это проект, который ест деньги, но мы с него ничего не получаем. 

При этом мы были ошарашены тем, как мы понравились аудитории «Яндекс.Музыки», как сама команда включила нас в промоушен, в подборку топ-100 подкастов за 2020 год. Самый популярный наш выпуск — «Замороженные яйцеклетки Пэрис Хилтон», там 29 тысяч прослушиваний.

Родион: Свой первый подкаст я делал в 2011 году, и тогда у самого популярного подкаста было около 500 прослушиваний на выпуск, притом что выпуски выходили три года подряд каждую неделю. Сейчас у «Сплетен» в среднем 5–6 тысяч прослушиваний на выпуск, это хороший середняк.

А что планируете делать дальше?

Аня: Когда будем записывать первый выпуск в этом году, объявим о запуске «Патреона» — хотим попробовать зарабатывать так, осталось придумать какие-то плюшки за донаты. Наши слушатели желают нам побольше рекламодателей, давно просят зарегистрироваться на «Патреоне».

По концепту пока оставим так, как есть. В самом начале хотели звёздного эксперта в подкаст — предлагали Похитителю Ароматов, но он сказал, что у него нет свободного времени. Если бы у нас было больше свободного времени, можно было бы вести совместные эфиры, но сейчас вряд ли кто-то согласится записывать с нами выпуск в два часа ночи или в восемь часов утра. Поэтому пока оставляем как есть — новости всегда разные, а шутки у Родиона нескончаемые. 

Какой у вас самый любимый выпуск?

Родион: С точки зрения успеха мне нравится выпуск «Замороженные яйцеклетки Перис Хилтон». А вообще мой любимый выпуск — «Черти крутят Айзу». 

Аня: Это заголовок, которым я горжусь — я придумала его! Мне первые выпуски нравятся, где мы обсуждали скандал вокруг Регины Тодоренко. Там мы выводили сплетни в какой-то социальный контекст. Это не всегда возможно, а когда возможно — получаются мои любимые выпуски, потому что мы распространяем пользу. 

Родион: Это правильное использование сплетен. «Сплетни» — это такой «Декамерон» с интересными историями, которые в нашей жизни, вероятно, не произойдут никогда, но на их основе мы можем делать свои выводы. Например, что брачные договоры — хорошо, измены — плохо. Получается такая энциклопедия чужих ошибок, на которых можно учиться. 

Какие подкасты посоветуете нашим читателям?

Родион: Подкаст «Медузы» «Что случилось», когда что-то очень важное происходит. А вообще каждый день стараюсь слушать подкаст The get app — это ежедневное утреннее шоу «Спотифая». Ещё «Код» и «Без шапки» и «Конструкторское бюро».

Аня: Подкаст Burn­ing Hut, который я веду. Обожаю подкаст «Тоже Россия» — он сложный, интеллектуальный. А ещё слушаю сама и советую другим «КритМышь», «Сперва роди», «Это непросто».

Исследую жизнь и людей, которые творят с ней что-то невероятное. Люблю слушать, выслушивать, а потом составлять тексты из реальных историй. А ещё читаю Пелевина и книжки по сексологии — и они отлично ладят в моей голове.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.