Комментарии

Каково это — управлять ядерным реактором? Мы спросили Алину Горбунову — одну из первых с таким разрешением

Алина Горбунова окончила бакалавриат Томского политехнического университета по специальности «ядерные реакторы и энергетические установки». Она стала первой студенткой, которой разрешили управлять ядерным реактором. Алина рассказала, как добилась должности, о чём думала в первый рабочий день и почему её так увлекла ядерная физика. 

«Хотелось доказать себе, что я всё могу»

Ещё в старших классах я заинтересовалась химией, а следом и физикой. Мне казалось, это самые сложные, но одновременно самые интересные науки. Я училась в специализированном лицее в Кемерове. Там были потрясающие преподаватели, они так преподносили материал, что просто невозможно было не заинтересоваться. И, наверное, какая-то моя природная расположенность к техническим наукам тоже подтолкнула в эту сторону. 

Я хотела выбрать профессию в такой сфере, которая будет включать в себя и физику, и химию. И это оказалась ядерная физика. Конечно, когда я поступила и начала учиться, поняла, что это гораздо больше, чем сочетание наук, — но тем интереснее. 

На первом  курсе нас привели на экскурсию на ядерный реактор, который находится при нашем университете. Я очень впечатлилась, когда увидела активную зону. Она светилась излучением Вавилова — Черенкова, синим цветом. Это выглядело настолько завораживающе. Захотелось самой участвовать в экспериментах, чтобы понять, а почему зона так светится, какие процессы там происходят. 

Поэтому на третьем курсе, когда выбирала направление, остановилась на программе «ядерные реакторы и энергетические установки». До этого мне было не очень сложно учиться. У меня были хорошие знания со школы, и сами предметы были больше общие. После распределения, конечно, дело усложнилось. Учёбе приходилось уделять всё своё время. 

Все трудности, которые были, меня только закаляли.

Я выжимала из себя все силы и окончила бакалавриат с красным дипломом. Причём было важно не только получать хорошие оценки, но и чтобы знания усваивались. Настолько сильно мне хотелось работать в ядерной физике и доказать в первую очередь себе, что я всё могу. 

«Прежде чем получить разрешение работать,  я сдала девять экзаменов» 

Перед самым выпуском я узнала, что есть возможность попасть работать на ядерный реактор. Первая сложность заключалась в том, чтобы проявить инициативу — не испугаться и подать документы. 

Затем, чтобы получить разрешение на самостоятельную работу оператором, нужно было пройти подготовку — обучение на предприятии. В нашем случае на реакторе. Я готовилась вместе с двумя одногруппниками. Мы изучали много всего, в первую очередь сам реактор. Начинали с общих положений, нормативных документов, правил радиационной безопасности. Заканчивали  конкретным расположением деталей — например, какая цепь что соединяет. Хотя самое главное —  уметь применять знания на практике. 

По итогу подготовки я сдавала девять экзаменов, которые принимала внутренняя комиссия. В неё входили главный инженер, начальник службы эксплуатации, начальники смены — те, кто уже работает с реактором. 

Экзамены были в абсолютно разных областях: радиационная безопасность, электроснабжение, нормативные документы, знание всех конструкционных особенностей реактора… Завершающий внутренний экзамен был на знание должностных инструкций. И об этом уже не напишут в книгах. Здесь задают ситуативные вопросы, например: «Что ты будешь делать, если откажет какая-нибудь система?» Тут уже приходилось вспоминать всё, что когда-либо изучала, — и здесь, и в университете. 

«Я не знала, что буду первой девушкой» 

Важно уточнить, что я стала первой студенткой, которая получила разрешение на самостоятельное управление именно исследовательским ядерным реактором. В истории были случаи, очень давно, когда девушки работали инженерами, но на атомных станциях. Это немного другой вид работы. 

Насколько я знаю, женщин не допускали, из-за особенностей репродуктивной системы. Радиация на старых реакторах могла повлиять на неё: там были не самые надёжные системы безопасности. Поэтому девушек старались ограждать от работы, в которой радиация задействована постоянно. Сейчас таких реакторов уже нет. 

Я не представляла, что окажусь первой девушкой, управляющей реактором, — узнала только по факту, и для меня это стало сюрпризом. Я просто занималась делом своей жизни. Но, наверное, всё к этому и шло. 

Я была единственной девушкой на профиле. Единственная сдавала экзамены на управление реактором. Единственная подала резюме на должность оператора.

Ко мне никогда не относились пренебрежительно. Я была старостой группы. Мы с одногруппниками всегда были на одной волне, и я не чувствовала себя лишней. Со стороны преподавателей тоже не было какой-то агрессии. Наоборот, на моей специальности девушкам очень рады, потому что нас здесь не так много. Да и на самом реакторе я не сталкиваюсь с сексизмом, ко мне относятся как к коллеге. 

Но я всё же чувствую некоторую ответственность. Во-первых, перед другими девушками, которые учатся в этой области. Мне бы очень хотелось, чтобы не было такого: она первая, кому позволили управлять, все этому удивляются, но для женщин ничего не меняется. Я хочу, чтобы девушки не боялись подавать резюме на должности, которые они хотят. 

Также я чувствую ответственность перед населением страны. Люди удивлены. Особенно те, кто не разбирается в атомной области. Хочу доказать, что ничего плохого не случится, если девушка сидит за пультом ядерного реактора. 

Что касается реакций на новость о том, что я стала первой девушкой, кому позволили управлять реактором, мне лично никто ничего, слава богу, не писал. Но я читаю комментарии. Они делятся на два типа: те, кто поддерживают и радуются, и те, кто совершенно ничего не смыслит в ядерной физике. 

В основном негативные комментарии идут от дилетантов. Кому-то кажется, что девушка за пультом ядерного реактора — это опасно. Но на самом деле это не опасно ни для меня, ни для них.

«Я чувствую себя на своём месте» 

Перед тем как приступить к работе, я проходила полугодовое обучение. На сменах работаю чуть больше месяца. 

Моя первая самостоятельная смена выпала на ночь. Это было очень волнительно. Конечно, тут не было даже мысли, чтобы сомкнуть глаза. Было столько внутренней тревоги: а вдруг я что-то перепутаю, вдруг я буду невнимательна? Первая ночь прошла успешно, и я облегчённо выдохнула. Все остальные смены уже шли как по маслу. Когда я нахожусь на реакторе, чувствую, как во мне концентрируются все силы.

В мои обязанности как инженера ядерного реактора входит много всего. Под руководством начальника смены я запускаю реактор и останавливаю его. Слежу за его технологическими параметрами: температура, давление, расход теплоносителей и так далее. Веду журнал самоохраны и журнал учёта технологических параметров. Если это необходимо, занимаюсь   технологическим обслуживанием. 

Поэтому, даже если бы я сделала что-то не так, трагических последствий бы не было. Потому что сделать что-то не так — это записать не туда не те параметры. Самый максимум — остановить реактор. У нас нет кнопки «взорвать реактор», как многие думают. 

Если вдруг реактор остановится, его просто перезапустят. Но это происходит не сразу после нажатия «выключателя». Потребуется несколько дней, чтобы он полностью остановился. А это, конечно же, простой реактора и простой экспериментов. Но такого ещё никогда не было. 

Больше всего в новой должности мне нравится, что я чувствую себя на своём месте. Я долго обучалась на эту профессию, мне хотелось работать на ядерном реакторе. И сейчас, когда цель достигнута, я получаю удовольствие от работы. 

Единственная трудность — это режим работы. Реакторы обычно находятся за пределами города, и приходится рано просыпаться, чтобы до него доехать. 

«Я стопроцентно останусь в ядерной физике» 

Реактор — удивительная вещь. Ядерная энергетика — самая экологичная. Многие страны стараются отказаться от нефтегазовых станций в пользу ядерных. Их используют больше 60 лет, и количество отходов в несколько тысяч раз меньше, чем от других видов энергии за тот же период. Никаких радиоактивных выбросов в воздух со станций нет. 

Хотелось бы, чтобы люди поняли, что ядерная энергетика — залог успешного будущего. 

У нас исследовательский ядерный реактор, мы занимаемся научными экспериментами в области ядерной физики. Например, проводим исследования в области ядерной медицины и фармацевтических препаратов: лучевая терапия и подобные ей. Проводим излучение изотопов, которые потом используют для лечения рака. Это наиболее эффективные методы борьбы с болезнью, которые миру сейчас очень нужны.

Параллельно я продолжаю учиться в магистратуре на английском языке — это открывает для меня больше возможностей в выборе профессий.  Через год я уже оканчиваю, поэтому усиленно изучаю, куда можно пойти дальше.

Я нахожусь на развилке среди множества дорожек. Сложно сказать, кем хочу стать в итоге, многие профессии кажутся интересными. Я стопроцентно останусь в ядерной физике, хотелось бы работать в атомной отрасли. Например, в «Росатоме». Хотя точно профессию назвать не могу. Может быть, стану первой девушкой где-нибудь ещё. 

Окончила факультет журналистики. Люблю кино, сериалы и детские книги, смотреть и читать киноразборы, слушаю много образовательных подкастов о поп-культуре и знаю ответ на вопрос «что бы такого посмотреть?».

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.