Комментарии

«Феминистки запретили»: есть ли что-то плохое в желании быть женственной

Существует убеждение, что феминизм навязывает девушкам ненависть к мужчинам, запрещает ухаживать за собой и призывает отказываться от всего, что обычно связывают с женственностью. Например, блогерка Констанция Холл рассказывает, что не раз встречала людей, которые пытались убедить её, что домохозяйка и мать не может быть феминисткой, раз она выполняет традиционную «женскую» работу. Разбираемся, что не так с этой установкой.

Откуда берётся желание быть «женственной»

С самого детства девушки сталкиваются с гендерными стереотипами. Девочек воспитывают кроткими и милыми, призывают вести себя женственно, выглядеть ухоженно и в обязательном порядке учат таким скиллам, как готовка и уборка по дому. Домашней работой, как правило, занимаются не папы, а мамы и бабушки: их пример показывает, что дом и поддержание быта — если не центральная, то как минимум важная часть жизни женщины. Отсюда берётся желание соответствовать так называемой традиционной модели и получить одобрение ближайшего окружения, зачастую даже не вполне осознанно.

Феминистки запретили
Картина Эдгара Дега «Ванна»

Социолог Валентина Кардапольцева указывает на то, что стереотипное представление о женственности связано с гендерным неравенством, в котором женщина обычно занимает подчинённую позицию. Нормы постоянно меняются, но представление о том, что предназначение мужчин и женщин отличается, остаётся. Это характерно и для российской культуры, в которой понимание надлежащего поведения женщины менялось, но до наших дней дошли представления о «женском счастье», которое составляют семья, одобрение мужчины и поддержание домашнего очага.

При этом социологи часто сходятся на том, что женственность и мужественность — это не устоявшиеся роли, а социальные конструкты, которые меняются в зависимости от общества и эпохи.

Например, исследовательница Маргарет Мид в работе «Культура и мир детства» развенчивает убеждение, что мужчины и женщины «от природы» созданы для разных целей. На примере обществ Новой Гвинеи она показывает, как роль женщины меняется в зависимости от племени и оказывается совсем не той, к которой мы привыкли: «У чамбули нормативные отношения между мужчинами и женщинами обратны тем, какие характерны для нашей собственной культуры. У чамбули деятельны и энергичны женщины. Они руководят деловой стороной жизни и очень легко кооперируются при выполнении каких-нибудь работ в большие группы».

Культура отображает наши представления об обществе, поэтому гендерные стереотипы поддерживают литература, кино, мультфильмы, на которых растут девочки. Многие героини в российской классике преподносятся как прекрасные, хрупкие создания, которые мечтают о семье и ставят эти ценности в приоритет. Среди них «тургеневские девушки», толстовская Наташа Ростова и пушкинская Татьяна Ларина. А одна из немногих эмансипированных женщин в русской литературе — Авдотья Никитична Кукшина из «Отцов и детей» — описывается автором как неряшливая женщина, которая от скуки ударилась в нигилизм.

Дети нулевых выросли на диснеевских мультиках. Западная поп-культура поддерживала образ принцессы, красивой и беспомощной. Для неё счастливый исход — это воссоединение с принцем. 

Блогер Аля Александрова привела несколько примеров, как гендерные стереотипы транслируются через принцесс Диснея. Она приходит к выводу, что в настоящее время такие сильные и независимые героини, как Эльза, Моана, Мерида, становятся ролевыми моделями для девочек, но долгое время мультики показывали традиционные ценности в лице Белоснежки, Золушки, Ариэль и Белль. В девушках не спешат воспитывать идею, что девочка может быть «не только принцессой, но и рыцарем и драконом».

Целые поколения женщин росли, со всех сторон впитывая установки о том, что счастье девушки — найти вторую половину и реализоваться как жена и мать, идеальный наряд — платье, а ухаживать за собой и нравиться мужчинам очень важно.

Это представление зачастую подкрепляет ближайшее окружение девушек и массовая культура. С такой точки зрения стремление к женственности в её традиционном понимании легко объяснимо.

И конечно, нельзя исключать вариант, что стремление к семье, забота о доме, любовь к платьям и макияжу могут быть не подпитаны культурной и семейной социализацией. В ситуации, когда окружение не оказывает на девушку давления и у неё есть выбор, строить карьеру или заниматься семьёй, носить кеды или каблуки, стремиться к гладкому телу или не брить ноги, взрослый человек может предпочесть то, что ему просто нравится. Иногда стремление к «женственности» для девушки — просто вопрос комфорта и самоощущения. Правда, оказаться в обществе, где не транслируется ни одной навязанной установки, довольно сложно.

Почему кажется, что феминизм запрещает женщинам быть собой

Порой фразы феминисток вырывают из контекста, а частные проявления активизма рассматривают в отрыве от общих положений движения. Например, активистки поддерживают идеи бодипозитива, чтобы бороться с навязанными стандартами красоты. Движение включает в себя широкий спектр вопросов: уважение к своему телу и забота о нём, стремление не делать практики, которые одобряются обществом, но неприятны лично вам, поддержка разнообразия и мысли, что каждый сам решает, как ему выглядеть.

Но в обществе нередко сводят идеи бодипозитива к отстаиванию права не ухаживать за собой, а в некоторых трактовках — и вовсе к запрету на бьюти-практики. Например, в интервью изданию «Афиша Dai­ly» девушки рассказывали, почему выступают против феминизма, и одна из героинь заявила: «Женщина любого размера может быть ухоженной, но все эти небритые подмышки и ноги… Женщина, ты что?! Неужели тебе самой приятно так выглядеть? Любая женщина должна быть эстетически привлекательной для всех». В январе этого года похожее мнение высказала актриса Оксана Акиньшина: «Называю феминизм проблемой некрасивых женщин».

Из-за этих заблуждений формируется стереотип, что феминизм в целом отрицает женственность. Исследовательница Кристина Шарфф в своей работе «Отвергая феминизм» опрашивала британских и немецких женщин, чтобы выяснить, как они относятся к феминизму. Шарфф пришла к выводу, что девушки часто отказываются причислять себя к феминисткам, так как сторонницы движения ассоциируются у них с ненавистью к мужчинам, лесбиянством и недостатком женственности.

Феминизм защищает права женщин, в том числе право выглядеть так, как хочется, и право выбирать не только роль домохозяйки. Таким образом, мужчины, долгое время жившие в другой парадигме, ставятся в менее удобную позицию — в центре внимания девушек оказываются сами девушки, а не угождение «сильному полу». Из-за этого неудобства мужчины часто не поддерживают движение и усиливают его демонизацию. В Тиктоке есть видео, где девушка спрашивает, убрали бы мальчики женский пол с лица Земли. Мужчины в комментариях пишут, что хотели бы избавиться только от феминисток, а остальные девушки — прекрасные создания. А в Твиттере один из пользователей предлагает феминисткам носить опознавательные знаки, чтобы отличать их от «нормальных» девушек. Такое разделение укрепляет убеждение, что феминистки отстаивают «неправильные» ценности, «ненормальны» сами и запрещают быть «нормальными» другим.

Сами девушки тоже порой отрекаются от движения и отрицают его необходимость в России. Например, в песне певицы Nodah­sa «Я никогда не стану феминисткой» исполнительница заявляет: «Ты захотела, я уже решила, у своего мужчины попросила. К моим ногам летят шелка, к твоим лишь окончание на ‑ка».

Согласно исследованиям, большинство девушек причисляют себя к феминисткам только после того, как осознают проблему дискриминации. Женщины могут не поддерживать феминизм, если сами не сталкивались с угнетением.

Девушки могут критиковать феминизм и неосознанно, например, чтобы получить одобрение со стороны привилегированной группы — мужчин. Так как некоторые из них демонизирует феминизм, девушки соглашаются, чтобы не быть оторванными от коллектива или изгнанными из него. 

В этом случае женщина выбирает не борьбу с системой, а выживание внутри неё. Похожее поведение, кстати, может быть направлено не только против феминисток, но и против всех женщин — это явление называется внутренней мизогинией.

Можно ли быть феминисткой и при этом брить ноги и носить макияж

Критика «женственности» появилась во время второй волны феминизма, в 60‑х годах прошлого века. Активистка Бетти Фридан в своей книге «Загадка женственности» связывает представление о «женском счастье» с необходимостью американского государства скинуть на кого-то домашнюю работу, заботу о детях и пожилых членах семьи. Она доказывает, что женские ценности, которые называют традиционными, на самом деле навязаны обществом.

О внешнем проявлении женственности говорила феминистка Наоми Вульф в книге «Миф о красоте». В своей работе она критикует нереалистичные стандарты красоты и требования к современным женщинам — они должны строить карьеру, следить за домом, воспитывать детей и при этом всегда выглядеть с иголочки. И тем не менее писательница ничего не запрещала. Она лишь обращала внимание, что женщина не обязана делать того, что её обременяет.

Картина Диего Веласкеса «Венера перед зеркалом»

В книге «Тело дрянь. Донесения с фронта (и из тыла)» писательница Мара Олтман делится личным опытом отношений со своим телом и погружается в исследования стандартов красоты. Большая часть её работы посвящена бритью — изучая историю этой практики, она показывает, как в начале XX века глянец и создатели рекламы средств для бритья буквально навязали женщинам идею удалять волосы с тела.

Не менее обсуждаемой практикой среди феминисток становится вопрос, использовать макияж или нет. 

Активистки третьей волны отстаивают позицию, что женщина может делать со своей внешностью всё что хочет. Но есть и обратная сторона: действительно ли женщина хочет наносить макияж или она неосознанно поддерживает навязанные стандарты красоты? 

Эти дискуссии привели к появлению понятия «липстик-феминизм». Представительницы течения отстаивают право женщин называться феминистками, не отказываясь от внешних проявлений женственности и сексуальности. Похожую философию разделяют представители бимбо — субкультуры, которую можно изучить в Тиктоке по хештегам #bim­bon­a­tion и #bim­botok. Изначально слово «бимбо» применялось к конвенционально привлекательным, сексуализированным и якобы не слишком умным женщинам — такое определение слова даёт Оксфордский словарь. Представители поколения Z перевернули смысл термина и обратили сексуальность, нарочитую инфантильность и феминность на сторону борьбы с токсичной маскулинностью и любым проявлением дискриминации. Бимбо намеренно используют атрибуты женственности, чтобы размыть представление о том, как должны выглядеть феминистки.

Современный феминизм борется с дискриминацией по полу и гендеру. Одним из проявлений угнетения женщин мужчинами является представление о женских качествах и счастье, которые преподносятся как единственный возможный сценарий жизни и модели поведения. Феминистки борются за право женщин выбирать, как им жить и выглядеть. Они не запрещают брить ноги, заниматься домом и красить ногти, а лишь выступают за возможность этого не делать, если не хочется.

Что делать, если я хочу быть женственной

Если вы хотите быть домохозяйкой, бриться, носить платья и красить ноги, то никто не вправе это запретить. Делать то, что нравится, без оглядки на общественное мнение — очень феминистский подход. 

Фотография человека
Юлия Хилл, семейный психолог, психотерапевт, член СЭФТ, ICEEFT (Канада), ППЛ

Цель феминизма — устранение дискриминации женщин. Ничего о том, что женщина должна двигать шкаф в спальне, стать маскулинной или изменить сексуальную ориентацию, не было и нет. Это выбор самой женщины как личности. Ходить ли ей в платьях и с макияжем или без него и в джинсах over­size, быть хрупкой или сильной, спать с мужчинами или женщинами, нянчить детей или строить карьеру.

Следовать своему выбору и жизненным ценностям — поведение психологически зрелого человека. Женственность можно определять по-разному: по половым признакам, по гендерной идентификации, по психическим качествам и модели поведения, по гардеробу и количеству украшений. Список выйдет длинным, но всё равно это «рамка соответствия». Она может быть стандартом времени, общества, идеологии, культуры, религии, семьи, самой женщины. 

Человек чувствует себя хорошо, когда он вписывается в выбранную им систему. Он также может вынужденно следовать чуждым стандартам в силу ситуативной принадлежности культуре или религии — но если это осознанно, он не будет ощущать себя глубоко несчастным, так как он сам сделал такой выбор и может его аргументировать. Например: «Я не могу ходить на работу в домашних тапочках, потому что меня уволят. Мне важна работа как источник дохода, который я хочу иметь. Поэтому надену лаковые туфли». «Так надо» смещается в сторону «я так хочу». И это важные оттенки восприятия.

Феминизм стоит понимать правильно: он не запрещает, а привносит и даёт выбор, которого ранее у женщин не было. Хочешь — будь домохозяйкой, а хочешь — руководи заводом. Да, и шкаф тоже можешь передвинуть, если хочется.

Обложка: картина Сандро Боттичелли «Рождение Венеры»

Авторка «Горящей избы» и феминистка. Отучилась на социолога, но выбрала журналистику. Пишу о женщинах и для них, смотрю Тикток, задаю сложные вопросы, чтобы найти на них ответ.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.