Новости
6 апреля

«Пока ситуация не катастрофическая, но проблемы серьёзные». Издательства рассказали о том, ждать ли в России новых работ зарубежных авторов и что будет с ценами на книги

Му узнали, с какими сложностями пришлось столкнуться «МИФу», «Бумкниге», «Альпине» и «Синдбаду».

Дарья Атрощенко
Дарья АтрощенкоОкончила эконом и журфак ВГУ. Знаю все музыкальные проекты Дэймона Албарна и всё о путешествиях с ребёнком.

В конце марта появились новости о том, что вся книжная отрасль в России оказалась в тяжёлом положении из-за ввёденных международных санкций. В числе проблем назывались увеличение себестоимости производства книг, приостановка контрактов с западными издательствами, отказ иностранных авторов (например, Стивен Кинг) издавать свои книги в РФ. И это далеко не полный перечень сложностей, с которыми столкнулась индустрия книгопечатания в последнее время. Мы решили узнать о том, как обстоят дела в этой сфере, из первых уст и поговорили с представителями четырёх издательств — «МИФ», «Бумкнига», «Альпина » и «Синдбад».

Теперь у «Горящей избы» есть группа в «Одноклассниках». Не хватает только ваших классов! Подписывайтесь сами и отправляйте наши статьи мамам и бабушкам

Ольга Киселёва, руководитель отдела управления продуктом по стратегии и руководитель редакций «Культура» и «Художественная литература» в издательстве «МИФ»

Кризис, возникший из-за карантина по ковиду, — когда спрос на печать превышает предложение со всеми вытекающими, — усугубился. А теперь к нему ещё добавились проблемы с изоляцией не только физической, но и деловой:

  • Некоторые правообладатели приостановили работу. Это значит, что новые контракты не будут заключаться в течение неопределённого времени, а те, что подходят к концу, не продлеваются. О приостановке заявляют как международные издатели — члены клуба большой пятёрки, так и отдельные авторы и агентства. Конечно, на этом фоне много, заметно больше, и тех, кто связи не обрывает, понимая, что книги — мостики между людьми.
  • Типографские материалы иностранного производства заканчиваются — иностранные бумага, краски, фольга, фурнитура и так далее. Купить их можно лишь по курсу, опережающему текущий курс, по предзаказу за несколько месяцев, а российские материалы зачастую условно российские, поскольку составляющие их тоже не всегда наши. И так буквально везде: цены держатся ровно ОДИН день. Подтверждаешь цену сегодня или получаешь повышение завтра.

Что из этого следует:

  • Больше полутора лет издатели России сдерживали рост цен, но книги в среднем на 20% уже подорожали, а теперь мы сталкиваемся с реальностью, когда их стоимость может вырасти ещё.
  • Материалов нет, значит, использовать придётся то, что есть. Поэтому чем более высокое качество было у продукции издательства, тем больше проблем будет. То есть, условно, книги на газетной бумаге в плане качества меньше пострадают, а вот на меловке и с отделкой — 100% да. При этом себестоимость вырастет у всех.

    Вообще сейчас наблюдаются перебои с бумагой по всей стране. Связано это с тем, что на протяжении слишком долгого времени производственная база не росла, а сокращалась, так ещё в 2020 году закрылись бумажные комбинаты, а спрос на печать увеличилась. А сейчас часть поставщиков иностранной бумаги прекратили (возможно, временно) поставки, появились проблемы с логистикой, для производства бумаг и книг нужно разное сырьё, включая химикаты, фольгу, волокна и другое, а слишком многое было и остаётся привозным. Итого: дефицит бумаги очень выраженный. Плюс рост цен на неё. Поскольку много лет производственные базы почти не обновлялись, то на быстрое решение вопроса рассчитывать не стоит. Единственное положительное в том, что кризис всем показал реальное состояние дел, и теперь понятно, сколько всего нужно сделать.
  • Издательские портфели будут формироваться в других долях. Российские авторы получат больше внимания, авторы тех стран, что не отказываются работать с Россией, — тоже.
  • Стихийно возрастёт пиратство, и это очень грустно, ведь издатели на это не смогут повлиять.

Это кратко. Есть ещё миллион последствий, которые ощущаются буквально на каждом шагу. Мы работаем над каждой из этих проблем, у нас сильная команда, прошедшая не один кризис.

Главное в это время — поддержка коллег, профессионализм и сохранение возможностей для возобновления работы с зарубежными партнёрами в будущем. Сейчас речь о разрыве отношений с ними не идёт, мы получаем много слов поддержки от зарубежных коллег.

Дмитрий Яковлев, генеральный директор издательства авторских комиксов «Бумкнига»

Катастрофичность ситуации для издательств сейчас заключается в невозможности планирования. Среди проблем, с которым мы столкнулись на фоне последних событий: 

  • потеря каналов для информирования о наших книгах (блокировка социальных сетей, потеря базы рассылки);
  • невозможность фиксировать цены на печать со стороны типографий: предложение действует один день, раньше — до 3 месяцев;
  • рост цен на печать;
  • изменение курса валют и как следствие увеличение затрат на выплату роялти.

Пока у нас не было ситуации, чтобы кто-то из зарубежных издательств приостановил сотрудничество с нами. В данный момент мы согласовываем контракт с одним из наших зарубежных партнёров.

При этом мы постановили на паузу покупку прав на книги иностранных авторов. В первую очередь нам нужно выплатить роялти за продажи прошлого года. Наш банк («Открытие») попал под санкции, и нам пришлось открыть счёт в другом. Сейчас аккумулируем средства для выплаты роялти.

В целом с учётом всех событий в ближайшей перспективе книги подорожают на 20–30%, если сравнивать с ценами января. Кроме того, будет выходить меньше новых книг.

Татьяна Смирнова, исполнительный директор издательства «Синдбад»

Мы не можем говорить от лица всей отрасли, можем только про себя сказать, что пока ситуация не катастрофическая. Индустрия столкнулась с очень серьёзные производственными сложностями — в типографиях катастрофически не хватает бумаги, клея, ниток. Многие материалы для печати книг поставлялись из-за рубежа. Соответственно, из-за падения курса рубля те, что продолжают закупаться, сильно подорожали. Сейчас в типографиях ищут альтернативу, срок печати книги значительно увеличился. Если раньше можно было напечатать книгу за три недели, то сейчас приходится закладывать на печать почти два месяца.  

Про отказы в сотрудничестве. Опять же, не можем говорить за всю отрасль, но большинство наших партнёров пока относится к ситуации с пониманием. О разрыве действующих контрактов речь не идёт. Что касается покупки прав, то большая часть зарубежных авторов, издателей и агентов заняли выжидательную позицию.

Боюсь, в сложившейся ситуации никто не может дать ответ на вопрос, что ждёт книгоиздателей и читателей в обозримом будущем. Царит неопределённость. Проблемы серьёзные, и от того, насколько эффективно их удастся решить правительству и книгоиздателям с книгопечатниками, зависит, как будет выглядеть книгоиздание в России, скажем, через год. Конечно, оно как таковое не умрёт. Но сколько нас выживет — большой вопрос.

Мы со своей стороны сделаем всё возможное, чтобы работать и выпускать книги.

Алексей Ильин, генеральный директор издательской группы «Альпина»

Ситуация непростая, но пока далека от катастрофической. Есть проблемы с бумагой и материалами, подорожали типографские услуги. В целом себестоимость выросла примерно на 20%. Отдельные иностранные правообладатели (10–15%) решили больше не продавать права на новые книги. Однако главная угроза книжному рынку исходит от спроса. Есть обоснованные опасения о снижении покупательской способности людей на фоне безработицы и инфляции. Однако на текущий момент продажи снизились в пределах 10%, что не является критичным.

Пока с Россией отказались продолжать работать издательства Simon&Schuster, Hachette UK, Ebury, Berrett Kohler и агентство Michael O’Mara. Сейчас идёт речь об отказе от заключения новых контрактов и продления старых. Действующие контракты не разрывают. Также есть надежда, что после прекращения «специальной операции» часть партнёров вернётся к работе с Россией. Пока доля ушедших авторов очень незначительная, но ситуация может ухудшиться в любой момент. Доля иностранных авторов в портфеле издательств группы «Альпина» — более 70%.

Как российская компания мы всегда ориентировались и ориентируемся на привлечение российских авторов. Но количество сильных российских авторов и качественных рукописей ограниченно. С другой стороны, в мире выходит огромное количество книг, среди которых издатели выбирают лучшее. Если одни иностранные издатели откажутся с нами сотрудничать, то будем сотрудничать с другими.

Сейчас я не вижу непосредственной угрозы того, что из-за ограничений по правам будет дефицит новинок.

Константин Лунь, директор по производству издательской группы «Альпина»

О зависимости книгопечатания в России от зарубежных технологий.

Последние тридцать лет для уменьшения затрат полиграфическая отрасль, и книжная в том числе, активно использовала глобализацию. Так же, как и многие другие остальные отрасли. Действительно, лучшее оборудование для отрасли из Германии, Японии, а лучшая химия и расходники из США и стран ЕС. Отечественное производство оборудования, химии и расходников по итогам 30 лет было полностью прекращено. А качественный ремонт и обслуживание возможно только при привлечении специалистов предприятия-изготовителя (Германия, Япония, Италия).

Однако на индийских и китайских пластинах и химии можно нормально работать. Несколько хуже, но нормально. Мы ещё помним, как делать оптический отбеливатель для бумаги (который не то чтобы хорошо отбеливает, но по сравнению с бумагой без отбеливателя эффект заметен). К тому же б/у запчасти тоже могут работать, хотя и несколько хуже.

***

Российский книжный союз (РКС) направил письмо премьер-министру РФ Михаилу Мишустину, в котором предложил принять определённые меры, которые могли бы поддержать индустрию на фоне кризиса. В частности, РКС попросил правительство о снижении налогового бремени на отрасль. Официального ответа на письмо пока не было.