Комментарии

Почему некоторые спортсменки проходят через унизительные процедуры из-за особенностей гендера. Отрывок из книги «Почему люди разные»

дискриминация спортсменок

Издательство «Альпина нон-фикшн» выпустило книгу Дэвида Линдена «Почему люди разные». В ней нейробиолог профессор Университета Джонса Хопкинса рассказал, почему люди так сильно отличаются друг от друга. А также о том, как это порой вредит нам. Мы публикуем отрывок из главы «Пол и гендерная идентичность».

Первое обязательное тестирование на половую принадлежность, которое началось на чемпионатах Европы в 1966 году, спортсмены прозвали «голым парадом». Тогда спортсменок, которые не казались группе врачей-мужчин женщинами, отводили в сторонку и просили раздвинуть ноги для более тщательного осмотра. Спортсменов-мужчин не осматривали. В 1968 году в ответ на жалобы со стороны спортсменок эта унизительная практика была заменена на соскоб со щеки для хромосомного анализа. Новое правило устанавливало, что только люди с XX-хромосомами могут соревноваться как женщины. Неудивительно, что и этот метод имел свои недостатки, поскольку пол определяется взаимодействием хромосомных и нехромосомных факторов.

Один известный случай касался испанской легкоатлетки, выступавшей в беге с барьерами, Марии Хосе Мартинес Патиньо, у которой были XY-хромосомы и синдром нечувствительности к андрогенам серьёзной степени. Её лицо и тело были типично женскими. У неё были грудь, вульва и вагина, но не было ни матки, ни яичников. Она всегда считала себя женщиной и воспитывалась как женщина. Благодаря мутации нечувствительности к андрогенам на её организм не влиял тестостерон, производимый её семенниками. 

После обнародования её хромосомного теста реакция была немедленной и жестокой. Её медали и рекорды отозвали, а саму её выкинули из испанской сборной, лишили денежного содержания и квартиры. Марию Хосе бросил бойфренд, и прохожие пялились на неё на улице. 

Позже она писала: «Если бы я не была спортсменкой, никто не усомнился бы в том, что я женщина. Случившееся со мной похоже на изнасилование и вызывает такое же чувство стыда и вторжения. Только в моём случае за этим наблюдал весь мир».

Она подала апелляцию, вполне справедливо указав, что её организм не получает никаких преимуществ от андрогенов, производимых семенниками. В конце концов она выиграла дело, но процесс занял три года, и к тому времени её карьера легкоатлетки уже завершилась. Ясно, что хромосомные стандарты для женских соревнований не работают.

При всём том мы ещё не знаем наверняка, имеют ли спортсменки с XY-хромосомами и синдромом нечувствительности к андрогенам какое-то преимущество. Вопросы возникают потому, что частота этого синдрома у людей с XY-хромосомами — около 1 на 20 000 в общей популяции, но около 1 на 420 среди спортсменок, участвующих в Олимпийских играх. Мы знаем, что развитие семенников под влиянием SRY и последующее производство тестостерона не единственное последствие обладания Y‑хромосомой. В этой хромосоме примерно 200 генов, из них как минимум 72, как было точно установлено, кодируют белки. Некоторые из этих генов могут давать преимущество перед спортсменками с ХХ-хромосомами в определённых видах спорта вне зависимости от тестостерона, возможно, увеличивая рост или мышечную массу. Но пока нет свидетельств, что спортсменки с XY-хромосомами и полным синдромом нечувствительности к андрогенам получают какие-либо физические признаки, важные для спорта, которых нет по крайней мере у некоторых женщин с ХХ-хромосомами.

В 2013 году Международный олимпийский комитет объявил о новом правиле: спортсменки могут участвовать в женских соревнованиях, только если уровень тестостерона в их крови ниже 10 наномолей на литр, с исключениями в случае нечувствительности к андрогенам. Если у спортсменки превышен этот порог, она должна либо сделать хирургическую операцию (чтобы вырезать внутренние семенники), либо принимать подавляющие андрогены препараты, либо соревноваться как мужчина. 

Только у 0,01% женщин естественный уровень тестостерона превышает 10 наномолей, так что, казалось бы, это правило затронет очень немногих спортсменок. Однако доля спортсменок высшей категории, у которых уровень тестостерона превышает стандарты МОК, составляет около 1,4% — в 140 раз выше, чем в общей популяции. Это указывает на то, что высокий естественный уровень тестостерона и в самом деле даёт преимущества некоторым спортсменкам, у которых нет синдрома нечувствительности к андрогенам. В последние годы нескольким спортсменкам запретили соревноваться на этом основании, включая Кастер Семеню, бегунью на среднюю дистанцию из ЮАР, и Дути Чанд, спринтера из Индии. Чанд подала апелляцию в Спортивный арбитражный суд в швейцарской Лозанне. 

Она указала, что родилась и воспитывалась как женщина, не принимала допинг и не пыталась каким-либо образом кого-то обманывать. Почему её заставляют сделать хирургическую операцию или принимать лекарства, чтобы участвовать в женских соревнованиях?

Выступая в поддержку тестостероновых стандартов МОК, британская чемпионка-марафонец и спортивный чиновник Пола Рэдклифф заявила, что увеличенный уровень тестостерона «ставит спортсменок в неравное положение в гораздо большей степени, чем талант и упорство. Остаются опасения, что их организм сильнее и по-другому реагирует на тренировки и бег, чем у женщин с нормальным уровнем тестостерона, и это делает соревнования нечестными». Тем не менее тестостерон — это ещё далеко не вся история, нельзя сказать, что все спортсменки, выигравшие Олимпийские игры, имели высокий естественный уровень тестостерона. Недавнее исследование предполагает, что высокий уровень тестостерона у элиты женского спорта даёт в среднем 2%-ное преимущество для бегуний на средние дистанции и 4%-ное преимущество для метательниц молота. Это реальный эффект, но он гораздо ниже, чем типичный 10–12%-ный разрыв между мужчинами и женщинами в таких поддающихся измерениям видах спорта, как бег или прыжки (в отличие от судейских видов спорта, таких как фристайл или фигурное катание).

Апелляцию Чанд удовлетворили. Она участвовала в Олимпиаде в Рио в 2016 году, не сделав хирургическую операцию и не принимая блокаторы тестостерона, но не прошла дальше первого раунда соревнований по забегу на стометровку. Кастер Семеня тоже участвовала в соревнованиях и получила золотую медаль в беге на 800 метров. Такая разница в результатах говорит в пользу того, что высокий естественный уровень тестостерона — не волшебное зелье, которое обеспечивает спортсменкам успех. 

В 2015 году один суд отметил в своём решении: «В то время как свидетельства указывают, что более высокий естественный уровень тестостерона может улучшить спортивные достижения, суд не считает, что вклад таких преимуществ более значителен, чем преимуществ, полученных множеством других способов, например питанием, доступом к специальным тренажёрам, тренировкам и за счёт других генетических и биологических вариаций».

Последнее замечание стоит отметить особо. Спортивная элита, мужчины, женщины и интерсексуалы, часто обладают редкими вариациями генов, которые вносят вклад в их спортивные достижения. Пловец с обычными физическими данными, сколько бы ни тренировался, вряд ли превзойдёт результат многократного олимпийского чемпиона Майкла Фелпса с его длинными руками и огромными ступнями. Пока что мы не знаем, какие вариации генов снабдили Фелпса такой необычной физиологией, но, скорее всего, они вносят немалый вклад в его спортивные успехи. Однако в некоторых редких случаях можно найти связь между генетикой и спортивными достижениями. 

В 1960‑х годах в лыжных гонках доминировал финский спортсмен Ээро Мянтюранта. Он выиграл семь золотых медалей на трёх зимних Олимпийских играх. Через несколько десятилетий генетическое тестирование его обширной семьи показало мутацию гена, кодирующего рецептор эритропоэтина, который влияет на производство и выживаемость эритроцитов. В результате Ээро и другие члены его семьи с этой мутацией имели в крови примерно на 50% больше несущего кислород гемоглобина — серьёзное преимущество в этом виде спорта.

Почему общество легко принимает генетическое преимущество Ээро Мянтюранты в спорте, считая его прирождённым талантом, но оспаривает преимущество Кастер Семени?

Мы ведь не считаем, что успех в спорте должен быть связан лишь с собственными усилиями, а не с наследственными факторами, — никто не предлагает, к примеру, запретить играть самым высоким баскетболистам.

И мы не считаем, что справедливость требует одинакового питания и доступа к специализированным тренировкам, никто не предлагает давать фору спортсменам из бедных стран, чтобы уравнять шансы. Причина, по которой такое внимание в спорте уделяется категориям пола, заключается в том, что здесь сложные биологические и глубоко укоренившиеся культурные представления о том, что такое пол и чего требует справедливость, сталкиваются между собой.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.