Смотреть
24 декабря 2022

«Спасибо, что хотя бы нашли время обратить на неё внимание теперь, когда она мертва». Отрывок из книги «Тринадцатая карта»

Литрес
Литрес
Сервис электронных книг.
книга тринадцатая карта

19 декабря в книжном сервисе Литрес вышел детектив Майка Омера «Тринадцатая карта». Автор занял четвёртое место в рейтинге самых популярных современных зарубежных писателей сервиса. По сюжету детективам Ханне Шор и Бернарду Глэдвину предстоит расследовать тайну гибели странноватой старушки. Жаклин Мьюн была гадалкой, экстрасенсом и знахаркой. Детективы должны выяснить, кому она могла перейти дорогу. Мы публикуем отрывок из книги.

У нас есть телеграм-канал! Подписывайтесь, чтобы первыми читать самые интересные статьи и участвовать в обсуждениях.

— Просто изумительное произведение, не так ли? — произнёс наконец Алекс, лихорадочно озираясь по сторонам. — По-моему, художник и впрямь уловил суть… э-э…

Бернард ухмыльнулся. Галерея была совершенно пуста, не считая девяностолетней старухи-смотрительницы, которую, похоже, сморил сон.

— Ну не знаю, — отозвался он. — Меня больше интересует ствол.

Алекс стрельнул в него яростным взглядом.

— Тихо! — прошипел он. — Хочешь, чтобы меня замочили?

Бернард попытался представить, как старуха вдруг выдёргивает из своей кошёлки в цветочек автомат и осыпает Алекса градом пуль.

— Прости, — прошептал он, пытаясь сохранять серьёзное выражение лица.

Алекс быстро перешёл к следующей картине, на которой женщина с ненатурально большой грудью прижимала к себе здоровенного сома. Бернард вздохнул, выждал пару секунд, а затем двинулся за ним.

— Ну? — спросил он.

— Твой парень и вправду купил «Ругер» на улице пару недель назад, — уголком рта пробормотал Алекс. — Получил его практически задаром.

— Почему?

— По словам моего человечка, Малик купил этот пистолет для женщины, которую и он, и продавец хорошо знали, — ответил Алекс. — Для некоей миссис Мьюн. А ещё мне сказали, что сегодня утром её застрелили. Это так?

— Тебе видней.

— Ладно, её застрелили, и теперь ты расследуешь её убийство. Так что позволь мне сказать тебе, что это не кто-то из «Два-четыре-два».

— Откуда ты знаешь?

— Потому как это моя работа, — раздражённо огрызнулся Алекс.

Бернард кивнул.

— У кого он его купил?

— Ты мне столько не платишь, чтобы я тебе это сказал.

— Хорошо, что ещё?

— Этот ствол на улице пока не всплывал, но я сказал своим людям держать ухо востро, — еле слышно пробормотал Алекс.

Старуха неожиданно чихнула, и осведомитель чуть не упал в обморок.

— А вот эта картина, по-моему, — настоящий шедевр! — пронзительно вскричал он.

Бернард закатил глаза. Тут зазвонил его телефон, и он выудил его из кармана, неловко озираясь по сторонам. У него было ощущение, что пользоваться мобильниками в этом храме искусства не принято. Но старуха вроде не возражала, вновь погрузившись в глубокий сон. Он ответил на звонок.

— Да?

— Бернард… — Голос Ханны звучал приглушённо, на фоне каких-то потрескиваний — в галерее был слабый приём. — Я только что закончила опрашивать пятнадцатого из соседей. Никто ничего не видел. Несколько человек слышали выстрелы и подтвердили то, что сообщила нам Дженна Террел. Так что пока ничего нового.

— Ладно, — сказал Бернард.

— Есть какие-нибудь успехи с Алексом-Стукачом?

Бернард понизил голос.

— Он сказал, что Малик купил пистолет для Мьюн, так что, похоже, история Малика подтверждается. А ещё Алекс считает, что «Два-четыре-два» не имеют никакого отношения к убийству.

— Хорошо, поняла, — ответила Ханна. — Думаю, нам стоит пообщаться с этой конкуренткой Жаклин Мьюн.

— Разумная мысль. Сейчас приеду и заберу тебя с места преступления.

— Лады, — отозвалась Ханна, после чего отключилась.

Бернард повернулся лицом к Алексу, вытаскивая из кармана несколько купюр. Попытался передать их ему, но тот резко отшатнулся, словно Бернард протягивал ему заражённую чумой крысу.

— Что, не надо? — спросил Бернард.

— Не так! — отчаянно прошипел Алекс.

Бернард призадумался.

— Тогда как же?

— Отойди и потихоньку сбрось их на ходу — типа как они у тебя просто из кармана выпали.

— Ладно, как скажешь.

Пожав плечами, Бернард направился к выходу, небрежно уронив банкноты, которые разлетелись по полу.

Престарелая дама тут же метнулась ему вслед с проворством, которому позавидовала бы и двадцатилетняя молодуха, хватая купюры с пола и хихикая от восторга.

— Простите, мадам, но это моё! — возмутился Алекс.

— Как бы не так! — рявкнула старуха. — Я первая нашла! Пшёл прочь, хулиган!

Бернард покинул галерею, и отголоски перебранки стукача и старой ведьмы быстро затихли у него за спиной.

[...]

— Вы детективы, насколько я понимаю? — спросила она. Лицо у неё было всё в пятнах, покрасневшее — хозяйка дома явно совсем недавно плакала. Одета она была в чёрную юбку и белую рубашку, светлые волосы аккуратно стянуты на затылке — ни единой выбившейся прядки. — Я Джинни. Заходите.

Бернард последовал за ней в маленькую очаровательную белую кухоньку, где за белым же деревянным столом сидела молоденькая, не старше двадцати пяти, женщина с маленьким сэндвичем в руке.

— Здрасьте, — выдавила она дрожащим голосом, словно на грани слёз.

— Это моя дочь, — представила её Джинни. — Вэлери.

— Можно и просто Вэл, — сказала та.

Глаза у неё опухли и покраснели, как и у её матери. Это была мягкая, красивая версия Джинни с золотистыми вьющимися волосами и нежным лицом, красоту которого слёзы почти не портили. На ней была свободная футболка с принтом, изображающим единорога с сигарой в зубах.

— Я детектив Бернард Глэдвин, — в свою очередь представился Бернард. — А это детектив Ханна Шор.

— Это вы отвечаете за расследование дела моей тёти? — спросила Вэл. — Софи нам уже звонила. Сказала, что вы, вероятно, скоро объявитесь.

— Да, мы, — подтвердил Бернард. — Очень сожалею о вашей потере.

— Ну, вообще-то… — вмешалась Джинни голосом резким и сердитым. — Если б полиция выполняла свою работу и очистила этот район, моя сестра по-прежнему была бы жива. Так что спасибо, что хотя бы нашли время обратить на неё внимание теперь, когда она мертва.

— Мама… — подала голос Вэл.

— Я уже сто раз ей говорила, чтобы она убралась из этого дома! — добавила

Джинни с горечью в голосе.

— На какие шиши, мам? Ты что, думаешь, что она могла бы купить новый дом на те деньги, которые зарабатывала на своих гаданиях?

— Да я сама бы за него заплатила! Она знала, что я это с радостью сделала бы.

Бернард откашлялся.

— Вы не возражаете, если я задам вам пару вопросов?

— Конечно, — ответила Джинни. — Моя племянница говорит мне, что я главная подозреваемая, потому что я поссорилась с Жаклин. Очень рада, что вы занимаетесь этим делом, детектив.

— Мы просто хотим исключить вас, — мягко произнесла Ханна. — Чтобы, когда мы поймаем убийцу, он не смог выкрутиться в суде, заявив, что полиция не расследовала это дело должным образом.

— Ну что ж… ладно, — сказала Джинни.

Когда в разговор вступила Ханна, её поведение заметно смягчилось. Бернард заметил это и понял, что Ханна тоже обратила на это внимание. Напарники сразу же без слов поменялись предполагаемыми ролями — оба понимали, что задачу задавать вопросы в данном случае лучше всего возложить на Ханну.

— Миссис Мьюн, где вы находились этим утром? — начала та.

— На работе, у себя в кабинете, — ответила Джинни. — Я приехала туда около половины восьмого.

— Вас кто-нибудь видел?

— Секретарша, уборщица, какой-то мужчина на парковке и один из моих коллег, — сказала она. — Я дам вам список с именами и номерами телефонов, когда вы будете уходить.

Джинни казалась усталой и опустошённой — в её тоне не было ни вызова, ни презрительного пренебрежения. Бернард вполне мог её понять. Если исходить из того, что никакая она не убийца, Джинни просто горевала по своей сестре, чувствуя, что полиция лишь зря тратит на неё время.