Знать
29 ноября 2021

«Она сама виновата»: что такое виктимблейминг

Разбираемся, почему людям иногда легче переложить ответственность на жертву.

Надя Попова
Надя Попова
Авторка и феминистка.

«Он знал, на что шёл», «Сама спровоцировала», «Не нужно было так напиваться» — иногда общество перекладывает ответственность за преступление на жертву. Всё это виктимблейминг — перекладывание вины на жертву и оправдания преступника. Рассказываем, что это за феномен и чем он опасен.

Что такое виктимблейминг

Термин происходит от английских слов victim — «жертва» и blaming — «обвинение». Это явление, когда люди полностью или частично перекладывают вину на жертву, а преступнику находят оправдания. Якобы преступник совершил насилие не просто так. А потому что жертва «спровоцировала», «недостаточно позаботилась о своей безопасности», «заслужила».

Многие исследователи полагают, что жертв обвиняют те, кто верит в справедливый мир: человек получает то, что он заслужил. Если он хороший, с ним плохое не происходит. И если он всё-таки попадает в неприятности, значит, проблема в нём. Некоторым людям легче обвинить жертву, чем признать, что мир непредсказуемый и несправедливый. Более того, если сама жертва верит в справедливый мир, а преступнику удаётся избежать наказания, она тоже начинает верить, что проблема в ней. Логика такая: правонарушитель не получил по заслугам, значит, общество не считает его неправым, тогда проблема во мне и я заслужил(а) то, что произошло.

История термина

Впервые термин ввёл психолог Уильям Райан в книге «Обвинение жертвы» в 1971 году. Он определял виктимблейминг как оправдание неравенства за счёт обличения недостатков жертв неравенства. Так, белые американцы считали, что темнокожие — ленивые и слабохарактерные, поэтому не могут выбраться из нищеты. Райан развенчивал мифы и описывал государственные процессы, которые не позволяли темнокожим зарабатывать наравне с белыми. 

Виктимблейминг в отношении женщин

В 1967 году исследователь Менахем Амир ввёл понятие «изнасилование, спровоцированное жертвой». Сюда он включил случаи, когда жертва дала неявное согласие на секс, недостаточно сопротивлялась или добровольно оказалась в опасной ситуации: много выпила, села в машину к незнакомцу, флиртовала.

В конце исследования автор делает вывод: «Такое поведение (жертвы) не делает преступников невиновным, но позволяет нам считать некоторых из этих мужчин, по крайней мере, менее виновными. Это заставляет задуматься, что жертва также несёт ответственность за то, что с ней произошло».

Феминистские исследователи критиковали Амира и других авторов, которые поддерживали виктимблейминг. Рональд Бергер и Патриция Сирлес писали, что термин «изнасилование, спровоцированное жертвой» поощряет сексистские предрассудки, подменяет понятия «уязвимость женщины» и «ответственность за преступление».  

Исследователи-«виктимблеймеры» часто приходили к выводам, что жертва не может никого спровоцировать, если избегает опасных ситуаций. То есть почти не выходит из дома и находится под защитой мужа, отца, сожителя. Но феминистские теоретики указали, что насилие и изнасилование случаются с женщинами дома чаще, чем на улицах. Что бы женщина ни сделала, это не гарантирует ей безопасности, нельзя перекладывать ответственность на неё.

Примеры виктимблейминга

В полиции 

В 2020 году кризисный центр для женщин «Анна» выяснил, что только треть женщин, переживших насилие, обратились в полицию. И 96% из них были недовольны работой правоохранителей. Кризисный центр «Сёстры» даёт ещё более печальную статистику: только 10% от женщин, которые связывались с центром, подавали заявление в полицию. И только в одном из пяти случаев его принимали.

Жертвы изнасилования и домашнего насилия не обращаются в полицию, потому что это может быть долгой и унизительной процедурой. Адвокат Мари Давтян говорит: «Если женщина идёт на то, чтобы [попытаться] наказать насильника, ей предстоит рассказать в мельчайших подробностях о том, что произошло, от пяти до семи раз. Может, и больше — зависит от того, как будет настроен правоприменитель».

Жертве приходится доказывать, что ей плохо, а в некоторых случаях — доказывать свою невиновность. Так, в интервью Афиша Daily девушка рассказывала, как полицейские спрашивали у неё: «Ну вспомни, что ты делала для того, чтобы это случилось?». Правоохранители не всегда пытаются выяснить, почему виновен преступник. Иногда они винят жертву.

Бывают и случаи, когда жертва сама рискует получить обвинение в нарушении закона. Студентка из Екатеринбурга Алина Гаршина обратилась в полицию после изнасилования. Там посчитали, что она проститутка, и хочет «настучать» на клиента, который ей не заплатил. Полицейские пригрозили статьёй за ложные обвинения.

В интернете

Разоблачение насильника — довольно редкое явление среди публичных личностей в России. Потому что жертва может столкнуться с виктимблеймингом в комментариях и от коллег по цеху. Например, в марте 2021 года певица Анна Зосимова рассказала, что артист Петар Мартич, её бывший молодой человек, не раз применял к ней насилие. Музыкальный продюсер Александр Ионов написал пост, в котором оправдывал Петара: он производит впечатление «мачо, самца и альфача», что является его «генетической особенностью». По мнению Ионова, Анна должна была знать, на что идёт: «Солнышко, а чего ты хотела от этой обаятельной обезьяны с Балкан?».

В начале ноября 2021 года бывшая девушка Оксимирона, Вера, опубликовала пост о травматичных отношениях с певцом. Рэпер занимался с ней сексом, когда она была несовершеннолетней, транслировал злость на неё в песнях. Но Оксимирона оправдывали за талант и гений. Пост продублировало издание The Flow. В комментариях — кладезь виктимблейминга: «Хороший творец редко бывает хорошим семьянином, всем, кто встречается с ними, давно пора это понять».

В СМИ

Часто издания воспроизводят «мифы об изнасиловании». Например, что «настоящая жертва» — «приличная» девушка, которая не пьёт, не курит, не занимается сексом. На всех остальных можно повесить ответственность за изнасилование. Якобы своим внешним видом и поступками они провоцируют преступников.

Например, после скандала в Уфе, когда трёх полицейских подозревали в изнасиловании их коллеги, в «Комсомольской правде» появился такой заголовок: «Дознавательницу, изнасилованную тремя полицейскими, ещё в школе МВД прозвали Шурыгиной в погонах».

Оправдать правонарушителя могут не только за изнасилование, но и за убийство. 23 января 2018 года Артём Исхаков изнасиловал и убил свою сожительницу Татьяну Страхову. В издании Дни.ру посчитали, что откровенные фотографии девушки в соцсетях могли спровоцировать парня. Вышла статья: «Почему убитая и изнасилованная студентка ВШЭ была потенциальной жертвой». Материал поддержал миф об изнасиловании: если не фотографируешься в белье, никто на тебя не нападёт.

Что почитать и посмотреть

Книги

Видео

Фильмы

*Деятельность Meta Platforms Inc. и принадлежащих ей социальных сетей Facebook и Instagram запрещена на территории РФ.