Знать
15 марта

Как редактор Одри Уизерс сделала из гламурного журнала Vogue рупор женской эмансипации во время войны

Статьи о моде в окружении хаоса и смерти.

Вика Анистратова
Вика АнистратоваВыпускающий редактор «Горящей избы». Увлекаюсь историей моды, слежу за её новостями и веду телеграм-канал Алло, фэшон.

Одри Уизерс мечтала работать в издательстве, но её оттуда уволили, чтобы заменить на работника-мужчину. А она заняла пост главного редактора британского Vogue и превратила гламурный журнал в передовое издание Второй мировой войны. Через каждую статью и фотографию Уизерс рассказывала женщинам о последних новостях с фронта и поддерживала их новообретённую независимость.

Свободная Одри из Ланкашира

Одри Уизерс родилась в Ланкашире в обеспеченной и довольно либеральной семье. Её мать Мэри Уолли Саммерс получила университетское образование, а её родственники владели сталелитейным заводом. Отец Перси Уизерс был врачом и писателем и в своих дочерях поощрял уверенность в себе. Одри росла вместе со старшей сестрой и младшим братом. Девочек воспитывала гувернантка, а друзьями семьи были поэт Роберт Бриджерс и художник Пол Нэш. 

Уизерс получила блестящее образование: школа Сен-Леонардс, колледж Сомервилль (альма-матер её матери), а затем и Оксфорд. Одри изучала в университете английский язык и мечтала построить карьеру в издательском бизнесе.

После учёбы она устроилась работать в книжный магазин, а затем в рекламный отдел книжного издательства. Но там ей не удалось проработать долго. Её уволили на основании (по тем временам совершенно законном), что компании нужен сотрудник-мужчина.

Несколько месяцев Одри жила на пособие в два фунта стерлингов в неделю. 

Но удача улыбнулась Уизерс. Она откликнулась на объявление в газете о поиске младшего редактора британского Vogue. Тогда штат сотрудников был небольшим, и девушка быстро продвигалась по карьерной лестнице. В 1940 году 35-летняя Одри Уизерс заняла кресло главного редактора.

Сумки для противогазов и уход за кожей в условиях войны в Vogue

Грянула Вторая мировая война. Управление Vogue досталось Одри не в лучшее время. Бумагу в Великобритании стали нормировать, одежду со временем тоже. Сотрудники редакции переживали бомбёжки своих домов, редакция была разрушена.

Писать о красивых платьях в окружении хаоса и смерти казалось безумием. Но Одри считала поддержание хотя бы частички нормальной жизни актом неповиновения нацистам.

Одри Уизерс сделала всё, чтобы Vogue стал одним из передовых изданий для британцев. В ноябрьском номере журнала за 1941 год опубликовали фотографию редакции: Одри Уизерс в безупречном наряде и шляпке-таблетке вместе с сотрудниками стояла в подвале импровизированной редакции на Нью-Бонд-стрит. Обшарпанные стены, письменных столов не хватает, и тем не менее работа кипит. «Вот Vogue, несмотря ни на что» — написала Одри Уизерс в сопроводительном письме.

Одри решила, что в журнале, где публикуют репортажи о загородных домах и дорогих нарядах, могут ужиться и статьи о том, как наладить быт в условиях войны. Когда в Лондоне на ночь отключали электричество, в Vogue написали о люминесцентных шляпных булавках и брошках. Делали подборку стильных сумок для противогазов. Когда женщины пошли вместо мужчин работать на заводы, Уизерс задумалась, что длинные волосы могут запутаться в механизмах. И тогда британский Vogue стал продвигать короткие стрижки в модные тренды.

В журнале печатали пошаговые инструкции по пошиву одежды, рассказывали, как ухаживать за кожей в условиях войны. «Мисс Лили Эренфельд работает с восьми до восьми, пять дней в неделю, на военном заводе», — так начиналась статья о том, как ухаживать за кожей рук, а также принимать правильные позы, чтобы весь день оставаться на ногах.

Уизерс понимала, что одними статьями о том, как перешить платье, не обойтись. «Она хотела, чтобы её читатели действительно поняли войну», — рассказала биограф редактора Джули Саммерс. Ли Миллер, бывшая фотомодель издания, а в военное время фотокорреспондент, снимала для Vogue осаду Сен-Мало и освобождение Парижа, сцены из госпиталей, в том числе умирающих людей. 

«Настоящее дело журнала — отражать жизнь своего времени. Во время войны нам нужно было сообщать о войне, и Ли Миллер, возможно, была создана именно для этого», — писала Уизерс в своих мемуарах. 

Ли Миллер прислала в редакцию Vogue снимки из освобождённого Бухенвальда, призывая Уизерс напечатать их. Тут редактор Vogue дала слабину. Она не была уверена, что читатели, которые уже устали от войны, готовы увидеть эти снимки. Но в конце концов Одри разрешила опубликовать одну фотографию. Правда, позже ругала себя, что не разрешила напечатать больше.

Как Vogue поддерживал эмансипацию женщин

Во время Второй мировой войны журнал не только поднимал боевой дух жителей Великобритании, но также продвигал новую эмансипацию женщин. «В прошлом году женщины занимались домашним хозяйством. В этом году они руководят столовыми, волонтёрскими организациями, сервисными службами» — писали в Vogue. В журнале рассказывали о женщинах, которые трудились на военных заводах и радиостанциях, становились медсёстрами в Красном Кресте, водили машины скорой помощи. Одна из статей 1944 года прославляла женщин-политиков и репортёров. 

В июньском выпуске 1945 года британского Vogue Одри Уизерс радовалась победе и отдавала дань вкладу женщин в военное время, но также спрашивала:

«И куда им теперь деваться — женщинам, которые служили и работали без гламурных униформ, поддерживали работу заводов, домов и контор? Ценность их более чем доказана: их стойкость, когда она была необходима, их молчаливость, когда требовалось молчание, их такт, хорошее настроение и общественная совесть, их постоянство цели, подчинение дисциплине, их власть над машинами... Как много времени пройдёт, прежде чем благодарная нация забудет, что делали женщины, когда страна нуждалась в них?»

Одри Уизерс и Vogue после войны

Война была окончена, мужчины вернулись к мирной жизни. От женщин ожидали, что они вернутся к ведению хозяйства, а от британского Vogue — что он снова станет гламурным журналом о моде. Одри Уизерс была не согласна с этим.

В 1946 году редактор написала письмо американскому главному редактору Эдне Чейз. Она сказала, что Vogue должен охватывать все темы, которые интересуют умную искушённую женщину. Что издание должно быть прогрессивным. Vogue больше не может писать только о косметике и платьях, он должен освещать и политику. Ведь она, утверждала Уизерс, определяет все сферы жизни женщин от здоровья до образования. Но Чейз не согласилась с Одри.

Уизерс продолжила продвигать передовые идеи в Vogue. Наряду со статьями о моде и красоте она публиковала статьи Симоны де Бовуар, Маргариты Ласки, Дилана Томаса, Бертрана Рассела. Однако со временем Одри поняла, что Vogue идёт по другому пути. Она ушла с поста в 1960 году. 

«Я очень хорошо понимаю, что не была бы подходящим редактором Vogue в любой другой период его истории», — написала она в автобиографии 1994 года «Продолжительность жизни».

Обложка: Аника Турчан