Комментарии

Кто такие «женщины для утешения» — пострадавшие от сексуального рабства во время Второй мировой войны

Женщины для утешения

С 1932 по 1945 год на оккупированных Японией территориях Восточной и Юго-Восточной Азии работали военные бордели, или «станции утешения». Девушек, которые там находились, называли «женщинами для утешения». Их принуждали к сексу с японскими военными и из-за жестокого обращения до конца войны дожила только четверть «женщин для утешения». Рассказываем, как появились станции, с чем сталкивались женщины и почему пострадавшие до сих пор не получили компенсации. 

Важно

В статье описан болезненный личный опыт женщин, которые находились на «станциях утешения», эпизоды насилия и попытка самоубийства одной из девушек. Если вам тяжело это читать, посмотрите другие тексты, например, наш материал про пары, которые наплевали на гендерные роли.

Как появились «станции утешения»

В 1932 году между Японией и Китаем шли бои за город Шанхай. Японскому военачальнику Ясудзи Окамуре поступали доклады о том, что японские военные насилуют китайских женщин на оккупированной территории, и он всерьёз озаботился проблемой. Но военачальника волновала не только нравственная сторона вопроса: инциденты провоцировали целый ряд военно-политических проблем. Во-первых, стали чаще возникать стычки с местным населением. Во-вторых, солдаты могли заразиться венерическими заболеваниями и потерять боеспособность. Руководство армии видело ещё одну опасность: контактируя с китайскими женщинами, японские солдаты могли наткнуться на шпионок и выдать им военные секреты. Чтобы избежать проблем, Окамура предложил создать подконтрольные военным публичные дома, которые назвали «станциями утешения». 

Первая «станция утешения» появилась в 1932 году в Шанхае. Туда прибыли японки, которые были секс-работницами на родине. Они и стали первыми «женщинами для утешения». Но со временем в Китай прибывали японские военные, и «работниц» требовалось всё больше. 

«Станции утешения» стали распространённой практикой — в 1942 году насчитывали 400 таких заведений. По оценкам историков, от 50 до 200 тысяч женщин пострадали от сексуальной эксплуатации в таких военных борделях.

Несмотря на появление «станций утешения», военные продолжали насиловать женщин на оккупированных территориях. Это происходило из-за того, что посещение борделей было платным и японские солдаты старались «сэкономить» деньги.

Кем были «женщины для утешения»

На «станции утешения» женщины попадали разными способами: кого-то похищали, кого-то продавали родственники, кому-то обещали высокооплачиваемую работу на японских фабриках. Малая часть женщин работала на «станциях утешения» добровольно. 

Точных данных о национальном составе «женщин для утешения» нет. Считается, что большинство из них были кореянками. Также на станциях оказывались женщины из Китая, Филиппин и Индонезии. Встречаются сведения о секс-работницах из Нидерландов и Австралии. «Женщинами для утешения» становились и сами японки.

Средний возраст «женщин для утешения» сложно установить из-за недостатка информации — японское правительство уничтожило большую часть документов сразу после капитуляции. Известно, что многие оказывались на «станциях утешения» в юном возрасте — у некоторых из них ещё не началась менструация. Например, есть данные о том, что в одном из военных борделей находилась филиппинка, которой было всего лишь десять лет. 

Как были устроены «станции утешения»

На разных «станциях утешения» условия содержания отличались. На некоторых действовал тюремный режим — девушкам нельзя было покидать учреждение. Нередко женщинам приходилось терпеть жестокое обращение и побои от начальства. В других случаях «станции утешения» напоминали военизированный лагерь с чётким распорядком дня. «Служба» «женщин для утешения» строго регламентировалась. В то же время у девушек было свободное время и деньги на личные расходы. Им даже организовывали культурный досуг. Чаще всего женщины не сбегали, потому что им было просто некуда идти. 

Общим на всех «станциях утешения» было то, что «работниц» осматривали врачи на предмет беременности и венерических заболеваний. При выявлении отклонений женщинам оказывали минимальную медицинскую помощь. Это делали не из заботы о здоровье девушек, а для того, чтобы не допустить заражения солдат. Врачи и медицинский персонал часто насиловали женщин во время осмотров. На некоторых станциях, например, на острове Хайнань, тяжелобольных женщин убивали, а не лечили. 

«Станции утешения» устраивали неподалёку от военных казарм. Военные бордели делали в бывших ресторанах, гостиницах, жилых домах, школах и даже храмах. Если возле военной части не было подходящих строений, станции устраивали в военных палатках или в казармах. 

Внутренняя обстановка на станциях тоже различалась. В больших городах военные бордели украшали ковриками-татами и яркими постельными принадлежностями. На таких станциях были туалеты и душевые. В туалетах были дезинфицирующие средства — женщин заставляли подмываться после каждого полового акта. На некоторых станциях в каждой комнате был вазелин. 

На «станциях утешения» в маленьких городах или деревнях не было ни водопровода, ни канализации. Женщины мылись в маленьких мисках с водой, а в туалет ходили в контейнер. По воспоминаниям, на таких станциях пахло канализацией. На некоторых «станциях утешения» даже не было стен между комнатами — вместо них использовали занавески. 

До наших дней дошли правила одной из «станций утешения», которая находилась в китайском городе Нанкин. Каждой девушке присваивали номер, её фотографию вешали на стену в холле. Так солдаты могли выбрать понравившуюся женщину. 

Чтобы посетить «станцию утешения», солдаты платили 1,5 иены за час, а офицеры — вдвое больше. Каждый обязан был оплатить презерватив и пользоваться им во время полового акта. После всего он должен был помыться в душевой. Нельзя было посещать станции пьяным и приносить с собой алкоголь. 

На деле солдаты не соблюдали эти правила. Особенно часто это происходило на передовой, где не было строгого надзора. В некоторых случаях презервативов не хватало, поэтому использованные презервативы промывали и надевали повторно или передавали дальше. 

Теоретически «женщинам для утешения» полагалась зарплата. На деле её выдавали редко. Деньги оставались в руках у управляющих станциями. 

Японцы завербовали кореянку по имени Кан в 1940 году. Женщине пообещали высокую зарплату. Кан думала, что будет убираться, готовить или стирать, а деньги отправлять родителям. Вместо этого она пять лет находилась на «станциях утешения» — сначала три года на Тайване, а затем два года в Индонезии. На родину Кан вернулась спустя год после окончания войны. 

«[Хозяйка] говорила, что позднее выдаст нам зарплату. Я спрашивала, посылает ли она деньги домой, и она отвечала, что посылает» 

Кан в интервью для Фонда помощи жертвам принудительной мобилизации со стороны имперской Японии. Перевод НИУ ВШЭ. 

Когда Кан вернулась домой после войны, оказалось, что никаких денег домой не отправляли, а родители даже успели её помянуть. 

С чем сталкивались «женщины для утешения»

Согласно исследованиям профессоров Вассарского колледжа и Шанхайского педагогического университета, «женщин для утешения» насиловали от 5 до 60 солдат в день. В среднем к женщине приходило 20–30 солдат днём, а затем один-два офицера ночью. Сами бывшие «женщины для утешения» зачастую затрудняются назвать точное количество мужчин, которое к ним приходило.

«Ты не можешь вести счёт. Когда ты так боишься, ты даже не пытаешься его вести. Когда бы они ни приходили, ты ничего не можешь сделать. …Если бы я могла считать, их бы оказалось слишком много, чтобы отслеживать точно» 

филиппинка Эстелита Ди в интервью для Asian Boss. 

Из-за такого количества половых контактов, зачастую грубых, девушки получали травмы. К концу дня женщинам было больно до такой степени, что они не могли встать. Но у них не было возможности отказаться от секса с солдатами. 

«Каждый раз, когда я не повиновалась, не слушала их или не обслуживала солдат — меня избивали. Хозяева заведений, в которых мы жили, привлекали военную полицию, чтобы нас наказать. Когда полиция избивала нас, их никто не мог остановить. Они били нас своими кожаными ремнями везде» 

Оксун Ли в интервью для Al Jazeera.

Иногда женщины заражались венерическими заболеваниями или беременели. В обоих случаях применяли одно и то же лекарство — «препарат 606». До середины XX века его использовали для лечения сифилиса. Лекарство содержало большую дозу мышьяка и провоцировало выкидыши. Часто женщины умирали от такого лечения. 

«… они сказали мне закрыть лицо, снять штаны и присесть на корточки над миской с дымящейся ртутью. Хотя через некоторое время мне удалось избавиться от сифилиса, <…> но я больше не могла рожать» 

кореянка Оксун Ли в интервью для Al Jazeera.
Ким Бокдон - Женщины для утешения
Ким Бокдон была одной из «женщин для утешения». В 92 года женщина рассказала о своём опыте каналу Asian Boss. Скриншот: канал Asian Boss

Из всех «женщин для утешения» к концу войны в живых осталось около четверти. Женщины гибли из-за жестокого обращения и совершали самоубийства. Кореянку Ким Бокдон забрали на станцию, когда ей было 14. Ей обещали работу на фабрике, а вместо этого отправили в военный бордель. Ким и две другие девушки хотели убить себя, выпив много алкоголя. 

«…у меня была одна корейская вона, которую дала мама. … Я решил потратить эти деньги на самоубийство. Там была уборщица… Я подозвала её, вручила ей мою вону и попросила купить мне что-нибудь крепкое, чтобы меня вырубило насовсем»

Ким Бокдон в интервью для Asian Boss. 

Девушек нашли на полу без сознания. Врачи промыли им желудки, и они выжили.

Как складывалась жизнь «женщин для утешения» после войны

В 1945 году Япония потерпела поражение во Второй мировой войне. Солдаты стали отступать, и вместе с тем постепенно закрывались «станции утешения». Чтобы скрыть факт существования военных борделей, девушек переодевали в медсестёр, пытаясь скрыть, или убивали

«После Второй мировой войны нас переодели в одежду медсестёр. Мы надели медицинские головные уборы и белую одежду. Мы тогда ни о чём не знали. Просто выживали как могли. Нас отпустили спустя год после окончания войны. В один момент наша хозяйка куда-то делась. Просто исчезла однажды. И война закончилась» 

Кан в интервью для Фонда помощи жертвам принудительной мобилизации со стороны имперской Японии. Перевод НИУ ВШЭ. 

После окончания войны не все «женщины для утешения» смогли вернуться в родные места. Некоторые из них так и остались в Японии до конца жизни. Многие получили психологические и физические травмы, не смогли иметь детей из-за полученных увечий. Некоторые так и не вышли замуж. А те, кто вышли, были вынуждены скрывать прошлое. 

«Со мной происходили вещи, которые для меня как для женщины были непостижимы. Поэтому я не могла никому ничего рассказать. Они продолжали думать, что я работала на фабрике. Но так как я не желала вступать в брак, даже становясь всё старше, мама хотела выяснить причину моего отказа. …Узнав правду, моя мама тоже больше не могла говорить на эту тему, для неё это стало большим потрясением. У мамы случился сердечный приступ, в результате которого она умерла»

Ким Бокдон в интервью для Asian Boss.

Как международное сообщество рассматривает эту проблему 

Вопрос о «женщинах для утешения» не обсуждали сразу после войны. Сами пострадавшие не делились своим опытом, потому что боялись общественного осуждения. 

Проблему начали обсуждать только в 90‑х годах. Кореянка Ким Хаксун в 1991 году опубликовала свои воспоминания о работе в военных борделях. Она была первой «женщиной для утешения», которая публично заявила о своём опыте. После этой публикации другие кореянки подали в суд на правительство Японии. 

В это время в Южной Корее появились женские неправительственные организации. Их члены потребовали от Японии официальных извинений и выплаты компенсаций пострадавшим на «станциях утешения».

В декабре 1991 года 35 женщин из Южной Кореи подали групповой иск в суд на правительство Японии. Вскоре к кореянкам присоединились «женщины для утешения» из других стран. Они потребовали официальных извинений, выплаты компенсаций, создания мемориалов и включения этой темы в школьные учебники истории. 

Правительство Японии не сразу признало свою причастность к созданию «станций утешения». Представители государства ссылались на недостаток доказательств и на двустороннее соглашение от 1965 года. В нём было прописано, что все вопросы, которые затрагивают интересы жителей обеих стран, решены окончательно. 

В 2013 году на 22‑м заседании Совета по правам человека правительство Японии приняло документ, в котором признало, что «в течение определённого периода в прошлом Япония причинила огромный ущерб и страдания народам многих стран, особенно тем, кто проживает в азиатских странах». Представители Японии также заявили, что вопрос «женщин для утешения» «нельзя политизировать или превращать в дипломатический вопрос». Также было подчёркнуто, что «вопросы о репарациях, имуществе и претензиях в связи со Второй мировой войной были юридически урегулированы». 

В 2015 году Япония принесла бывшим «женщинам для утешения» извинения и обязалась перечислить миллиард иен (примерно 621 миллион рублей) в фонд помощи для нужд пострадавших. Оппозиция в обеих странах посчитала такое решение слишком компромиссным.

В 2017 году президент Южной Кореи заявил, что это «политическое соглашение, которое не принимает во внимание интересы самих жертв и граждан», и предложил его пересмотреть.

Южнокорейское правительство не стало использовать японскую компенсацию. Вместо этого деньги отправили обратно. В июле 2019 года фонд, который должен был выплатить средства, закрыли. 

В январе 2021 года суд Южной Кореи обязал правительство Японии выплатить двенадцати живым «женщинам для утешения» по 100 миллионов вон (около 6 миллионов рублей). В Японии это решение назвали неприемлемым. Вопрос компенсации «женщинам для утешения» так и не закрыт.

Обложка: Анна Гуридова

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.