Знать
21 марта

Женское обрезание: зачем девочкам калечат половые органы

200 миллионов девочек и женщин, живущих сегодня, подверглись этой процедуре.

Маргарита Моисеева
Маргарита МоисееваВостоковед широкого круга интересов. Изучу информацию на трёх языках, чтобы рассказать на русском.
4

Женское обрезание — это частичное или полное удаление внешних гениталий, которое делают девочкам до 15 лет. Другое название этой практики — калечащие операции на женских половых органах. По данным ВОЗ, через них прошла каждая двадцатая женщина или девочка в мире. Такая практика есть и в России. 

Подписывайтесь на телеграм-канал «Избушки», чтобы не пропускать наши статьи и оставаться на связи. Обнимаем. 

Зачем делают женское обрезание 

Калечащие операции используют для контроля сексуальных желаний женщин. Сторонники практики считают, что обрезание подавляет либидо девушки, а значит, она не вступит в половую связь до брака и не будет изменять мужу. 

В 2016 году Исмаил Бердиев, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа, выступил за женское обрезание. Он предложил сделать эту операцию всем женщинам в мире.

«Необходимо снизить сексуальность женщин. Если бы это было применительно ко всем женщинам, это было бы очень хорошо. Женщину Всевышний создал для того, чтобы она рожала детей и их воспитывала. А это [обрезание] не имеет к этому никакого отношения. Женщины от этого не перестают рожать. А вот разврата было бы меньше»,  

сказал Исмаил Бердиев в интервью информационному агентству «Интерфакс». 

Девочек подвергают обрезанию ещё и из «гигиенических» соображений. По мнению сторонников процедуры, клитор якобы может чрезмерно вырасти, тогда он станет похож на пенис. Чтобы «избежать» этого, женщинам делают операции. На деле у процедуры нет медицинских показаний. Наоборот, обрезание только повреждает здоровые органы и вредит женщине.

В некоторых культурах, например, в Танзании, женское обрезание считается ритуалом, который символизирует совершеннолетие, — после этого девушка сможет вступить в брак. Женщина, которая подверглась такой операции, ценится в танзанийском обществе больше. За «обрезанную» невесту дадут выкуп 10–12 коров, а за «необрезанную» — шесть. 

Всемирная организация здравоохранения подчёркивает: иногда женское обрезание поддерживается религией и является «традицией», которую носители той или иной культуры не желают нарушать. Девочку, которой не сделали операцию, могут травить и не принимать сверстники. 

По данным ЮНИСЕФ, женское обрезание практикуют в 30 странах: в Африке, на Ближнем Востоке и в Азии. Калечащие операции также делают в некоторых частях Европы, Австралии и Северной Америки. По мнению представителей ЮНИСЕФ, это связано с притоком мигрантов из стран, где обрезание распространено. 

12-летняя Рози из Танзании не хотела, чтобы её подвергли обрезанию. Она сбежала от матери, когда узнала, что та запланировала сделать ей операцию. Девочка ушла в школу и не вернулась домой — она попала в Дом надежды, сотрудники которого борются с калечащими операциями на женских органах. 

«Она [мать] ответила, что у неё в семье все женщины обрезанные и что её отец перед смертью пожелал, чтобы все девушки в его роду были обрезаны. Я спросила:„А вдруг я умру во время операции? Твой отец воскреснет и воскресит меня?“ А она ответила, что проведёт церемонию в тот же день»,

Рози в интервью для документального фильма BBC «Женские обрезания в Танзании». 

Как проводят женское обрезание и чем оно опасно

Существует четыре типа женского обрезания: 

  • Клитородектомия — частичное или полное удаление клитора, в некоторых случаях и капюшона клитора.
  • Эксцизия — частичное или полное удаление клитора и малых половых губ, иногда и больших.
  • Инфибуляция — обрезание и перемещение малых и больших половых губ. Часто сопровождается сшиванием. 
  • Другие калечащие практики: прокалывание, выскабливание, надрез и прижигание гениталий.

Операцию часто делают непрофессиональные врачи, обычно — женщины старшего возраста. Они используют бритвенные лезвия, ножи, стекло и даже острые камни. В таких операциях не применяют анестезию — женщина или девочка находится в сознании.

«В лесу нас уже ждала женщина, готовая провести операцию. Были и две другие девочки примерно моего возраста. Я помню, что всё произошло довольно быстро: меня просто отвели в кусты, где она без каких-либо предварительных процедур проколола мой клитор иглой и просто срезала обычным лезвием. Не было никаких обезболивающих, кроме народных средств, таких как ментол и моча осла. И была нестерпимая боль, которая продолжалась неделями»,

Сарьо Вах из Гамбии в интервью для Bird In Flight.

Около 18% калечащих операций делают медработники. В Индонезии этот показатель достигает 50%. Причастность медицинских работников к процедуре не означает стерильных условий и безопасности. В 2007 году медсестра Джейн Атаи из Уганды дала комментарий для медицинского журнала The Lancet. Женщина рассказала, что одним и тем же ножом могут делать операцию 30 девушкам одновременно — и всё это без стерилизации оборудования. 

Даже если обрезание выполнено профессиональными медиками в стерильных условиях и с анестезией — это не исключает долгосрочных последствий калечащей операции. Поэтому ВОЗ, ЮНИСЕФ, ЮНФПА и другие агентства считают, что причастность медработников к процедуре не решает проблемы. Наоборот, это поддерживает и «узаконивает» калечащую практику.

Данные, опубликованные на сайте ВОЗ
Риски операцииДолгосрочные последствия операции
кровотечение
шок
заражение ВИЧ
сепсис
нарывы
смерть
недержание мочи
проблемы с менструацией
болезненный половой акт
кисты
хроническое воспаление органов малого таза
бесплодие
психологические последствия: посттравматическое стрессовое расстройство, тревога, депрессия

46-летняя Хибо Вардере из Сомали подверглась инфибуляции в шесть лет — ей удалили клитор и половые губы, а затем сшили вагину. Осталась лишь крошечная дырочка, которую сама женщина сравнивает по размеру с головкой спички. После операции у Хибо появились проблемы с мочеиспусканием.

«…моча выходит не так, как раньше. Он выходит каплями, и каждая капля хуже предыдущей. Это занимает четыре или пять минут — и за эти четыре или пять минут вы испытываете ужасную боль»,

Хибо Вардере в интервью для BBC. 

Пьюрити Резиато Кайени 30 лет. Она из племени масаи и живёт на юге Кении, она тоже подверглась обрезанию. Секс причиняет женщине боль. 

«Муж трёт и трёт то место, где раньше был мой клитор. Это больно, но по крайней мере я что-то чувствую»,

Пьюрити Резиато Кайени в интервью для Al Jazeera.

В 2019 году Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал покончить с практикой женского обрезания к 2030 году. Однако из-за пандемии коронавируса многие программы ООН по борьбе с женским обрезанием пришлось приостановить. К тому же школы по всему миру в последнее время закрывались на карантин. А в бедных странах школы — это единственное место, где девочка может получить защиту от калечащей процедуры. Ребёнок может рассказать учителям о планируемой операции, и они известят полицию и общественные организации. 

Почему женское обрезание нельзя сравнивать с мужским

Мужское обрезание — это удаление у мальчиков и мужчин крайней плоти. У такой операции могут быть разные цели: религиозные, социальные или медицинские. Например, у мусульман и иудеев обрезание — это обряд посвящения богу. К социальным целям обрезания относится контроль мужской сексуальности и предотвращение практик, которые общество может расценивать как «порочные». 

Всемирная организация здравоохранения выявила закономерность: мужское обрезание снижает риск заражения ВИЧ среди гетеросексуальных мужчин в Африке к югу от Сахары. Специалисты ВОЗ рассматривают эту операцию как часть программы по профилактике ВИЧ и рекомендуют использовать её в регионах с высоким уровнем распространения инфекции. 

Эльвира Жучкова, врач-уролог, интимный хирург в клинике W-clinic
У мужского обрезания бывают показания. Например, фимоз — сужение крайней плоти и невозможность из-за этого оголить головку. Фимоз бывает физиологическим и патологическим. Большинство мальчиков рождаются с физиологическим фимозом, который проходит к периоду полового созревания и не требует оперативного вмешательства. В случае патологического фимоза у мужчины воспаляется головка или крайняя плоть члена, это очень болезненное состояние, которое может быть показанием к обрезанию.

Но даже мужское обрезание, особенно если оно делается младенцам, достаточно опасно. В детском возрасте сосуды в половых органах расположены близко, легко начинают кровоточить, может произойти заражение крови. Если по ошибке будет отрезано слишком много крайней плоти, то при эрекции уздечка будет натягиваться слишком сильно. Это приводит к надрывам и кровотечению.

Из-за похожих названий мужское и женское обрезание могут показаться равнозначными практиками. На деле женское обрезание нельзя сравнивать с мужским. В 2015 Совет по правам человека объявил, что эти два понятия «являются ложными эквивалентами». 

Эльвира Жучкова, врач-уролог, интимный хирург в клинике W-clinic
При женском обрезании существуют значительные риски для здоровья. У клитора есть крайняя плоть, но это не та же крайняя плоть, что у мужчин, а продолжение внутренних половых губ. Когда делается надрез на крайней плоти клитора, повреждаются внутренние половые губы. 

Повреждение внутренних половых губ может привести к постоянному зуду и вульводинии — болям в области вульвы. А при операциях непосредственно на внутренних половых губах к этому может добавиться разбрызгивание мочи, молочница и цистит. Как и при любой операции, также могут возникнуть осложнения в виде гематом и кровотечений, инфицирование раны, расхождение швов.

Если такая операция проводится на маленькой девочке — риски ещё выше. У ребёнка клитор меньше, из-за этого там плотнее концентрация нервных окончаний и сосудов. Во время операции очень высок риск кровотечения, заражения, воспаления и даже смерти. 

Женское обрезание ведёт и к психологическим последствиям. У девушки, которая подверглась операции, может возникнуть неприятие своего тела. Чтобы это побороть, понадобится работа с психотерапевтом или сексологом.

Как обстоят дела с этой практикой в России

Проблема женского обрезания зафиксирована в России. В 2016–2018 годах фонд «Правовая инициатива» (Минюст считает организацию иностранным агентом) провёл исследование в республиках Северного Кавказа. Исследование проходило в два этапа — сначала опросили женщин региона, а затем и мужчин. Оказалось, что за год в Дагестане калечащим операциям подвергаются как минимум 1240 девочек — преимущественно в возрасте до трёх лет. Операции проводятся в антисанитарных условиях.

«Помню, мне где-то 6–7 лет было, когда по соседству двух девчонок подвергли этой процедуре. И помню, как старшая из них хвасталась — показывала мне ножницы, которыми ей эту процедуру провели. Они были чёрными, чуть-чуть со ржавчиной на ручке. И знаю в дальнейшем, что занесли инфекцию, у них обеих бесплодие», 

женщина в анонимном интервью для фильма «У нас такое происходит».  

Доклад «Правовой инициативы» (Минюст считает организацию иностранным агентом) указывает, что женское обрезание распространено «в отдельных высокогорных районах и переселенческих равнинных сёлах Дагестана». Чаще всего такие операции проводят в Восточном Дагестане. Большинство респондентов исследования связывают эту практику с религией. 

«Сама исламская религия не то что не одобряет эти операции, она запрещает их. В Коране подобные калечащие операции не прописаны, а сунна запрещает человеку причинять вред другим людям, что женскому обрезанию противоречит»,

антрополог и исламовед Ахмет Ярлыкапов в комментарии для портала DAPTAR.

Интернет-издание Meduza (Минюст считает организацию иностранным агентом) сообщило, что в 2018 году московская клиника «Бест Клиник» предлагала на сайте услугу женского обрезания. На сайте издания говорилось, что главный врач клиники подтвердил журналистам: учреждение оказывает такие услуги. Стоимость операции составляла 70 тысяч рублей. Когда корреспондент портала пришёл в «Бест Клиник», услуга пропала с сайта организации. 

Как завершилось первое уголовное дело о женском обрезании в России

В 2019 году в России было возбуждено первое уголовное дело о женском обрезании. В Ингушетии девятилетняя девочка подверглась этой калечащей практике. Девочка живёт с матерью в Чечне, в Ингушетию она приехала в гости к отцу — с его согласия всё и случилось. Операцию провели в клинике «Айболит», ребёнка туда привезла мачеха. Помимо падчерицы, она взяла с собой и родную дочь. 

Узнав о случившемся, мать девочки обратилась в полицию. В России нет отдельного закона против женского обрезания, поэтому дело квалифицировали как «умышленное причинение лёгкого вреда здоровью». 28 января 2022 года состоялся суд. Единственной обвиняемой по делу стала врач, проводившая обрезание. Её признали виновной в нанесении лёгкого вреда здоровью и оштрафовали на 30 тысяч рублей. Но врача сразу освободили от наказания, потому что срок давности дела истёк. 

Ранее юрист «Правовой инициативы» (Минюст считает организацию иностранным агентом) Татьяна Савина подала жалобу о нарушении прав девочки в Европейский суд по правам человека. Для России это первая жалоба подобного рода на таком уровне. Татьяна надеется обратить внимание на то, что в России нет никаких мер защиты девочек и женщин от калечащих операций на половых органах.

Коллаж на обложке: Аника Турчан