Комментарии

Почему гениальность нам не нужна: отрывок из книги Homo Mutabilis

гениальность это

«Вот моя любимая блогерша за пару дней и петь научилась, и бизнес подняла, и дом родителям построила. А я месяц бьюсь над одним проектом…» — звучит знакомо? Настя Травкина в книге Homo Mutabilis объясняет, почему гениальность окружающих — иллюзия, которую создаёт наш собственный мозг.

О книге

Научная журналистка, автор статей о мозге и психологии, редактор журнала «Нож» Настя Травкина поделилась личным опытом о том, как знания о мозге сделали её жизнь лучше. Мы публикуем отрывок из главы «Нейропластичность против одарённости».

«Нет» оценкам способностей, «да» попыткам, ошибкам и росту!

Вред концепции гениальности и вдохновения

Многие считают, что для совершения научного открытия или создания глубокого произведения искусства нужна не долгая трудоёмкая работа, а таинственная сила вдохновения. Как будто некоторым людям по специальному жёлобу из мира идей в голову плюхаются гениальные концепты, и это означает одарённость. Другие же, посредственные (без жёлоба), иногда могут создать что-нибудь менее выдающееся, вот им-то и нужны долгий упорный труд и старание.

Чаще всего в пример приводят легендарные истории о яблоке, упавшем на голову Ньютона, о ванне, в которой Архимед открыл свой знаменитый закон, или совсем уж сказочную версию открытия Менделеевым периодической таблицы элементов, приснившейся ему.

Состояние инсайта действительно возможно, но  оно не происходит само по себе. Обычно это последний этап синтеза информации, который следует за глубоким изучением проблемы и размышлением над ней. Однако версии о внезапном озарении более популярны. Мы склонны сакрализовать выдающиеся достижения науки и искусства, а их авторов называть гениями. Слово «гений» позаимствовано из римской мифологии, в которой оно обозначало духа-покровителя, приносящего вдохновение.

Такой почти религиозный взгляд на интеллектуальные и творческие достижения распространён и сейчас. Многие считают, что выдающиеся открытия должны совершаться внезапно, по наитию. Эксперименты показывают, что идею, представленную нам как результат озарения, мы скорее посчитаем гениальной, чем ту же идею, воспринимаемую как плод упорного труда.

В 2016 году Кристен Элмор и Мира Луна-Лучеро дали двум группам людей прочесть две версии статьи об Алане Тьюринге и его экспериментах с компьютерами. В одной версии его работу описывали как озарение, внезапно вспыхнувшую в голове идею, в другой рассказывалось о том, что он последовательно развивал её и выращивал, словно семечко. Затем участников попросили оценить значимость работы Тьюринга. Группа «озарения» оценила её выше, чем группа «упорной работы».

Часто со стороны не видно, какая работа скрывается за достижениями других людей. Когда же речь идёт о нас, мы хорошо знаем, как тяжело бывает работать и преодолевать себя. В результате мы преувеличиваем гениальность других и занижаем оценку собственных способностей.

Ведь если гениальные идеи только и могут, что внезапно сваливаться на голову, то посредством труда мы получаем что-то противоположное, посредственное. Выходит, трудиться, думать, учиться, пытаться что-то сделать унизительно, поскольку всё это свидетельствует о бездарности и отсутствии настоящего вдохновения?

Мне всегда нравилось, как об этом говорил любимый мной музыкант Ник Кейв: «Я не верю во вдохновение. Я верю в то, что творчество — это работа. Гениальные вещи — это прежде всего усидчивость».

Главная проблема в том, что философы, социологи и психологи не могут объяснить, что такое гениальность. Похоже, что это воображаемое явление, появляющееся в результате общественного договора: «Давайте вот это считать гениальным, а это — нет».

В этом смысле гениальность похожа на  представление о женской красоте: никто не может объяснить, что это такое, в разных обществах и эпохах критерии женской красоты часто противоположны: высокая — низкая, толстая — худая, белокожая — загорелая и так далее до бесконечности, но все уверены, что их критерии объективны.

В результате женщина считается красивой только тогда, когда она соответствует доминирующим в данной культуре параметрам, — и может перестать считаться таковой, попав в другое общество. Так и с гениальностью: никто не может объяснить, что именно это значит и по каким признакам можно узнать гения. Но человек может считаться гением, если его признало таковым доминирующее в конкретное время сообщество (другие учёные, изобретатели, искусствоведы или владельцы галерей и так далее).

Гениальность появляется там, где достижения конкретного человека совпали с духом времени, причём очень часто это совпадение происходит после смерти. Винсента Ван Гога признали гением спустя годы после его кончины, а за жизнь он продал чуть больше десятка картин. Или, например, закон наследственности, открытый Грегором Менделем, оценили только через пару десятилетий после его смерти — при жизни к «выращивателю горошка» серьёзно не относились.

🙈Вера в собственную посредственность не единственное, что нас останавливает

Что делать, если вы боитесь браться за что-то новое

«Главное — не накосячить». Как синдром отличника мешает жить

Сама идея гениальности подразумевает, что звание гения — это редкая награда, особое признание, титул, выдаваемый обществом только избранным. Но, как и  любые социальные награды, такое признание необъективно. Стоит помнить, что это социальная игра со своими правилами, которые не всегда кажутся справедливыми: вы можете добиться невероятного мастерства в проектировании кораблей, но, если живёте в глубине материка, ваши достижения вряд ли оценят.

Если же вам важно добиться признания, нет ничего зазорного в том, чтобы поставить себе такую цель. В качестве инструкции вам пригодится книга «Моя тайная жизнь», написанная Сальвадором Дали. Он говорил: «Особенность моей гениальности состоит в том, что она проистекает от ума»,— намекая на то, что раскусил правила социальной игры в признание и знает, как стать гением по собственному желанию.

В конце концов, концепция вдохновения подразумевает наше пассивное состояние: как будто кто-то или что-то извне «вдыхает» в нас силу. В современной психологии более конструктивной заменой вдохновению стало понятие потока, которое предложил американский психолог Михай Чиксентмихайи. Поток — это состояние глубокой активной сосредоточенности на своей деятельности, которое может появиться в любой работе, от танца до вязания, от работы над математическими формулами до кулинарного процесса. Отличие потока от вдохновения в том, что он не является уникальным состоянием для избранных, которое приходит само по себе, а доступен всем.

Поток появляется тогда, когда наши навыки позволяют нам ставить перед собой достаточно сложные задачи: если задача слишком простая, нам скучно, если чересчур сложная, мы заходим в тупик и наступает отчаяние.

Это значит, что для каждого уровня мастерства есть свой уровень сложности, обеспечивающий поток. Точно так же обучение максимально эффективно тогда, когда мы выходим за рамки того, что уже знаем и умеем, и входим в зону экспериментов и ошибок, приносящих нам опыт и новые знания.

Меня вдохновляет история жизни одного на первый взгляд ничем не  примечательного человека — французского почтальона Фердинана Шеваля, жившего на рубеже XIX и ХХ веков. Однажды Шеваль споткнулся о камень, который показался ему красивым. Он нашёл ещё несколько и собрал их в кучку. А затем решил построить идеальный замок — почему бы и нет? Тридцать три года почтальон в свободное от работы время строил из песчаника замок, красивый, как сон (или как замки на почтовых открытках).

В конце XIX века это воспринималось как чудачество, а незадолго до смерти Шеваля появилось такое течение, как французский авангард с его интересом к наивному искусству. К концу жизни почтальона его дворцом стали интересоваться художники, а после его смерти «Идеальный замок» назвали главным произведением наивной архитектуры.

Считал ли Фердинан Шеваль себя гениальным? Важно ли это вообще? Думаю, вам стоит понаблюдать за тем, как лично у вас рождается ответ на этот вопрос.

Обложка: Diego PH / Unsplash

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.