Знать
26 июля

Донна Грация Наси: как еврейка стала главной бизнесвумен Ренессанса

Женщина, которая давала в долг королям и спасала евреев от инквизиции.

Меира Гомельская
Меира Гомельская
Изучаю еврейскую культуру.
1

Женщина со множеством имен: Беатрис де Луна Мендес — для окружающих, Хана Наси — для близких и еврейской общины, Донна Грация — «Милостивая Госпожа» — для истории. Рассказываем о необычной жизни еврейки в XVI веке: одной рукой она управляла бизнес-империей и давала в долг королям, а второй — спасала своих собратьев от преследований инквизиции.

Изгнание за веру и игра в прятки с инквизицией

Грация Мендес Наси родилась в 1510 году в Лиссабоне, в еврейской сефардской семье. Сефардами называли потомков евреев из средневековой Испании, Португалии, южной Франции. Семья Грации принадлежала к богатому и знатному роду Бенвенисте. Её родители были марранами евреями, насильно обращёнными в христианство под страхом изгнания или смерти. Марраны принимали крещение «для вида», но продолжали тайно исповедовать иудаизм. 

Преследование марранов считается одной из волн средневекового антисемитизма. Всё началось в 1492 году, когда король Испании дал евреям выбор: принять христианство или покинуть страну с пустыми руками. Мать и отец тогда ещё не родившейся Грации выбрали второй вариант и переехали в Португалию. Правда, в итоге вышла ситуация «из огня да в полымя». Инквизиция добралась и до Португалии, и пять лет спустя чета де Луна-Мендес-Бенвенисте всё же приняла католичество. Иудейству они оставались верны — но в строжайшей тайне.

Молодая вдова у руля бизнес-империи

В 18 лет Грация вышла замуж за 71-летнего Франциско Мендеса-Бенвенисте. Он тоже был марраном, из той же известной еврейской династии, что и родители Грации. «Для вида» у пары была пышная католическая церемония в Лиссабонском соборе, а «для своих» — тайная хупа, традиционная еврейская свадьба.

Муж Грации был очень богат: вместе со своим братом Диого он управлял торговой компанией и банком. Оба предприятия — с мировым именем и филиалами по всей Европе и Средиземноморью. Франциско и Диого торговали драгоценностями и проводили операции с валютой. Ещё братья были крупными игроками на мировом рынке пряностей и серебра. Тогда эти две «индустрии» были взаимосвязаны — серебром европейские торговцы расплачивались в Азии за экзотические специи.

Через десять лет после свадьбы Франциско умер, оставив молодой вдове маленькую дочь по имени Брианда и поистине гигантское состояние. Последнее, правда, Грация делила с Диого, братом мужа — так было указано в завещании. В еврейской среде издавна было принято, что женщины могут руководить семейным бизнесом. Но даже в таких реалиях положение госпожи Мендес-Бенвенисте было необычным. Она унаследовала не просто магазин специй или банковскую контору. Разветвлённая бизнес-империя, ювелирная компания, целый флот торговых кораблей — лишь малая часть того, с чем Грации пришлось научиться работать. 

В 28 лет начался путь Грации к статусу успешной предпринимательницы и богатейшей женщины XVI века.

Вместе с братом мужа она вела торговые дела, перевозила специи на кораблях. А под специями, в трюмах торговых суден, прятала евреев. Грация Наси прославилась не только состоянием, но и тем, что спасла тысячи евреев от инквизиции. С обретением нового статуса и крупного капитала она начала благотворительный проект длиною в жизнь.

За высокий статус и богатство Грация платила высокую цену. Практически всю жизнь она умело притворялась христианкой. Ведь католические власти не допустили бы, чтобы еврейка была столь богата и занимала такое положение в обществе. Грации постоянно приходилось подавлять своё еврейское «я». Она не могла позволить себе открыто молиться по канонам иудаизма или отмечать еврейские праздники. 

Побег из Лиссабона благодаря долгу императора

В 1536 году инквизиция официально открыла свой «филиал» в Португалии и обратила пристальный взор на марранов страны. До этого их преследовали как бы исподтишка, под предлогами вроде «евреи навлекли на страну голод и бедствия, сожжём же их дома». Теперь гонения стали открытыми. Грации пришлось обдумывать пути отхода, как когда-то это делали её родители. Тогда для обвинения хватало малейшего подозрения. Инквизиция в лучшем случае лишила бы Грацию имущества, а в худшем — жизни.

Взяв в охапку дочь, младших сестёр и племянников, Грация покинула Лиссабон — не без помощи могущественных покровителей. Среди них были, ни много ни мало, император Священной Римской Империи Карл V и король Португалии Жуан III. Император был в долгу перед домом Мендес-Бенвенисте (в прямом смысле — он должен был ему много денег). Казне же португальского короля семья Грации приносила немалый доход. Грация сделала так, чтобы её срочный отъезд вызвал минимум подозрений. Благовидным предлогом стали якобы неотложные коммерческие дела за пределами Португалии.

Из Лиссабона Грация переехала в бельгийский Антверпен. Там жил Диого, брат её покойного мужа. В Антверпене он открыл отделение семейного бизнеса. Тогда Диого был главой торгового дома Мендес-Бенвенисте. 

В Антверпене Грация не стала сидеть без дела. Часть своего состояния она инвестировала в бизнес Диого, а часть потратила на развитие своей доли в семейном деле. Диого восхищался её деловой хваткой.

Чтобы укрепить связь между двумя «половинками» семьи, Донна Грация женила Диого на своей сестре. Правда, в этом не было особой нужды: брат покойного мужа умер через пять лет и завещал Грации свою часть торговой империи. Теперь в её руках сосредоточилось всё семейное богатство. Но появились и новые трудности. На дворе всё ещё было средневековье. Женщины, даже знатные, не могли распоряжаться имуществом с той же свободой, что и мужчины. До этого Грацию «спасало» партнёрство с мужем или его братом. Но после смерти обоих ей пришлось бороться за свою самостоятельность. Где-то помогали деньги, где-то связи, а где-то и интриги.

Увеличение богатства позволило Грации ещё больше влиять на королей и религиозных деятелей. Но что гораздо важнее — она могла больше помогать преследуемым евреям. Грация создала целую сеть по спасению марранов. Мало у кого из них было достаточно средств и связей, чтобы спастись самостоятельно. 

Грация помогала марранам бежать, теперь по «улучшенной» схеме. Людей прятали на её торговых кораблях, которые регулярно ходили между Лиссабоном и Антверпеном. В Антверпене Грация и её помощники давали спасённым дальнейшие инструкции и помогали деньгами. Марраны должны были добраться через Альпы до Венецианского порта, а оттуда — в Грецию или Турцию. Тогда эти земли находились под властью Османской Империи и были безопасны для евреев. Хотя путь был крайне опасным, многим удалось спастись благодаря участию в их судьбе Грации Наси.

Внешне Грация всё ещё оставалась набожной католичкой. И ей это хорошо удавалось.

Для современников она была невероятно богатой и влиятельной молодой вдовой, матерью «девушки на выданье».

Не самые худшие роли, которые могли достаться женщине в XVI веке. Но Грации они периодически приносили проблемы: приходилось аккуратно и искусно отказывать монаршим особам, просившим руки её дочери. Ведь если бы Брианда, её дочь, вышла замуж за представителя европейского королевского дома, огромная часть состояния перешла бы под контроль мужа. К тому же, скорее всего, вражески настроенного к евреям. 

Грация отказывала, зачастую подвергая свою жизнь опасности. Со стороны королей её упрямство, скорее всего, выглядело странно. Баснословно богатая христианка, дочке которой пора замуж, — что может быть для обеих лучше, чем породниться с европейской знатью? Постоянные отказы навлекали на Грацию подозрения, от которых приходилось откупаться. Вот лишь краткий список тех, с кем ей пришлось иметь дело от имени «католического» дома Мендес-Бенвенисте: король Франции Генри II, император Священной Римской Империи Карл V, королева Мария Австрийская, папы римские Павел III и Павел IV. С некоторыми из них Грацию связывали брачные предложения. С другими — торговые сделки, финансовые операции и взятки. Например, дому Мендесов-Бенвенисте с помощью взяток папе римскому удалось ненадолго отсрочить «открытие филиала» инквизиции в Португалии.

Но инквизиция снова начала дышать в спину Грации и её семье. Судя по всему — по наущению королевы Марии Австрийской. Грация очень резко отказала королеве, когда та завела разговор о женитьбе Брианды на принце-христианине. Семью Грации вновь начали подозревать в тайном исповедании иудаизма и даже арестовали часть собственности. В 1544 году Грация снова отправилась в путь, в более безопасное место — в Венецию. Предлогом стало её якобы слабое здоровье и необходимость сменить обстановку.

Расширение бизнеса и предательство сестры

В Венеции Грация поселилась в палаццо на Гранд-канале — почти на виду у церкви. В то время большинство открыто религиозных евреев жили в пределах венецианского гетто. Так что Грации с её богатством и публичностью было безопаснее продолжать притворяться христианкой. Она и дальше развивала семейное дело и даже расширила его — начала торговать зерном и тканями. 

В венецианский период её жизнь не стала легче. На Грацию донесла родная сестра, вдова Диого. Она рассказала властям о том, что Беатрис де Луна (католическое имя Грации) и все её семейство на самом деле продолжают придерживаться иудаизма. Скорее всего, причиной доноса был конфликт сестёр по поводу наследства их умерших мужей и бизнес-вопросов.

Власти Венеции арестовали Грацию и её имущество. И вновь её спасли знакомства и связи. На выручку пришёл Йосеф Хамон, врач султана Сулеймана Великолепного (да, того самого, из «Великолепного века»). Он был знаком с племянником Грации, тоже Йосефом. Оба в то время очень удачно оказались в Венеции. В какой-то момент к переговорам подключился сам султан, и Грацию освободили. Ей снова пришлось переехать — в 1548 году она прибыла в герцогство Феррара.

Покровительница книгопечатания и искусств

В Ферраре Грация впервые перестала скрывать еврейское происхождение. Её семья начала открыто исповедовать иудаизм, каждый взял себе новое, еврейское имя. Так Грация стала Ханой, её дочь Брианда — Рейной, а европеизированную фамилию Мендес-Бенвенисте они сменили на исконно еврейскую — Наси.

В Ферраре состоялся дебют не только открытого еврейства Грации, но и её «амплуа» книгоиздательницы и книжной меценатки. Она издавала еврейские книги, бриллиантом среди которых стала «Библия из Феррары». Эта книга была переводом Торы ладино — языка евреев Испании и Средиземноморья. 

Поддержка Грацией еврейского книгопечатания была чрезмерно важна в то время. Ведь это делало еврейские тексты доступными для марранов, которые хотели вернуться к своим корням. Они не знали иврита и не могли читать еврейские книги в оригинале — так что переводы на ладино и испанский по сути открывали им дорогу к образованию.

Аренда целого города у османского султана

Кажется, будто жизнь Грации — это постоянные переезды с места на место в попытке ускользнуть от преследований. Так оно и было — не только для неё, но и для большинства евреев того времени. Грации повезло: высокий статус и богатство не раз помогли ей спастись. Уже в Ферраре её открытым еврейством стал недоволен кардинал Джованни Пьетро Караффа, будущий папа римский. В 1550-х по его инициативе евреев начали преследовать с новой силой. Грации снова пришлось переехать, теперь уже в последний раз. 

Примерно в 1552 году клан Наси переехал в Стамбул, столицу Османской Империи. Племянник Грации, Йосеф Наси, который спас её в Венеции, женился на её дочери Рейне. Йосеф стал приближённым султана Сулеймана I Великолепного и одним из самых влиятельных людей при Османском дворе.

Сама же Грация стала одним из лидеров сефардской общины того времени. Она продолжала финансово и организационно помогать марранам, поддерживала нуждающихся евреев Империи, открывала школы, больницы, синагоги, приюты для сирот и больных. В Стамбуле до сих пор существует синагога «Ла Синьора», названная в её честь. 

В 1558 году Грация взяла в аренду у Султана Тверию, когда-то город Древнего Израиля. Цена вопроса — тысяча золотых дукатов в год. 

Войны опустошили Тверию и превратили город в руины — Грация решила отстроить его заново. С её помощью вокруг города возвели новые стены, высадили плантации тутовника и стали прясть шёлк, построили синагоги. 

Госпожа Наси хотела сделать из Тверии крупный центр культуры, науки, торговли и убежище для гонимых евреев из разных стран. Сегодня Тверия — бодрый израильский город и туристический центр с музеем и улицей имени Донны Грации.

Грация умерла в 1569 году в Стамбуле, ей было 59 лет. Дело матери продолжила Рейна — она занималась книгопечатанием и поддерживала еврейских учёных. Рейна, судя по всему, стала первой еврейкой, которая не унаследовала книжное издательство от отца или мужа, а основала его сама.

Обложка: Софья Игинова