Комментарии

«Ретроградам в медицине не место». Врач-невролог Ирина Галеева о борьбе с мракобесами, выгорании и настоящей любви к медицине

Ирина Галеева бьёт людей молотком, потому что она — врач-невролог. Её посты в Insta­gram читают 87 тысяч человек. Ирину ценят за доказательный подход к медицине, тщательную проверку фактов и понятный язык. В 2020 году вышла её книга «Вынос мозга» о том, что происходит с мозгом человека в течение дня.

Мы узнали, как учатся врачи и почему не все из них становятся приверженцами доказательной медицины. А ещё спросили, как Ирина борется с выгоранием на работе, хейтом в комментариях и фуфломицинами в назначениях врачей-коллег.

В 14 лет вы пошли работать санитаркой. Как так получилось? 

Я работала в травматологическом отделении в Новгородской областной больницы. У мамы были знакомые в отделе кадров, поэтому меня официально устроили на неполный рабочий день. 

Как прошла первая смена, я помню туманно. Скорее всего, всё было штатно: помыла полы во всех палатах, вынесла судна у лежащих больных, разнесла обед… Грязная и однообразная работа! 

Но я была в восторге от больничной жизни и выполняла все поручения со страстью неофита. Возможно, врачи это оценили: огромные суровые травматологи сжалились над моими мольбами и взяли меня в операционную. Я ассистировала: два часа до онемения рук держала на весу ногу пациента, которому делали операцию на колене. Восторг! 

Почему вы решили стать врачом?

Я поступила в медицинский в 16 лет. Колебалась между медицинской академией и факультетом дизайна, ведь кроме общеобразовательной школы я окончила ещё и художественную. 

Но как-то после уроков проходила мимо медицинского колледжа, на крыльце которого толпились симпатичные парни в медицинских халатах… Сердечко было разбито, а дизайн забыт! Не судите строго, мне тогда было лет пятнадцать. Кстати, в итоге я вышла замуж за однокурсника-врача. 

Ирина Галеева во время обучения
Фото во время работы санитаркой

С чем сталкиваются молодые врачи, которые приходят в профессию? 

Обучение оторвано от реальной медицины, а знания дают устаревшие. Нас в Тверской академии обучали по рассыпающимся учебникам шестидесятых годов и бесполезным кафедральным методичкам, которые печатали в основном ради наживы на студентах. 

Практических знаний тоже почти не давали, не считая летнюю санитарскую практику. Там будущих врачей обычно заставляют крутить ватные шарики. У персонала не было ни сил, ни времени, чтобы обучать нас чему-то. Только самые настырные добивались у медсестёр разрешения поставить капельницу какому-нибудь бедному подопытному пациенту. Тренажёров для внутривенных инъекций не было. Более сложным навыкам, типа интубации, нас тоже никто не обучал. 

То есть в медицинском не стоит рассчитывать на то, что полученных знаний хватит для работы?

В моём случае да, это так. Во время учёбы было интересно, но после выпуска большей части навыков пришлось обучаться самостоятельно. Хороший врач — тот, который занимается и вне университета, читает дополнительную литературу и переводит её с английского.

Мой совет будущим выпускникам — занимайтесь самообразованием, учите английский и читайте оригинальные статьи. А лучше — поищите возможность уехать учиться за рубеж.

Верно ли я понимаю, что образование врача в России сделает из него скорее мракобеса, чем доказательного специалиста?

Я не говорила, что моя учёба была совсем бесполезной и не дала знаний. Просто знаний было недостаточно и многие из них действительно не соответствовали принципам доказательной медицины.

Я точно не стала бы доказательным специалистом и хорошим неврологом после окончания учёбы. Пришлось переучиваться самостоятельно.

После окончания медицинского врачи идут в узкие специальности. Вы выбрали неврологию. Почему?

У меня к окончанию университета было достаточно баллов, чтобы попасть на любую специальность. Во время учёбы мне больше всего нравилась офтальмология, оториноларингология, неврология и психиатрия.

Выбрала неврологию, потому что она кажется мне загадочнее, чем лечение болезней глаз, уха, горла, носа. Там всё, что болит, на виду. При этом специальность более материальна, чем психиатрия, где не пощупаешь и не проверишь пациента объективно.

Чем занимается невролог? 

Невролог занимается лечением заболеваний нервной системы: головного и спинного мозга, периферических нервов. Самые частые жалобы, с которыми приходят к нам, — боли в голове и спине. 

Но неврологи делятся и на более узких специалистов. Например, паркинсонолог лечит пациентов с болезнью Паркинсона. При ней в течение многих лет повреждаются части мозга, движения человека замедляются, а части тела трясутся. Невролог-эпилептолог лечит эпилепсию. Это когда у человека случаются непроизвольные припадки из-за сбоя в работе мозга. А отоневрологи вместе с ЛОР-врачами лечат головокружения с нарушением слуха. 

Зачем неврологу молоточек?

Он нужен для проверки рефлексов. Это непроизвольные реакции нервной системы, и при постукивании их можно вызвать и оценить.

Самый известный рефлекс — коленный. Человека бьют под коленной чашечкой, после этого нога должна распрямиться. Если это не произошло или рефлексы на ногах не симметричны, это позволяет заподозрить несколько вариантов повреждений. А с учётом других рефлексов и симптомов можно с точностью до миллиметра определить, где в нервной системе есть поломка.

Нужно ли здоровому человеку ходить к неврологу и зачем? 

Если нет жалоб, то ходить к неврологу за профилактическим осмотром не нужно. 

Стоит обратиться к специалисту при необычной головной боли, которой раньше не было, долго не проходящей или необычно сильной боли в спине, головокружениях и онемении в руках или ногах.

А если у человека болит шея и спина от сидения за компьютером — это остеохондроз? И если нет, то что?

Вообще диагноз «остеохондроз» некорректно применять к болям в спине. На самом деле так называют редкие врождённые заболевания позвоночника. Но в России принято ставить его при любой боли в спине и даже при других жалобах. Например, при головных болях, головокружениях, шуме в ушах и многом другом. 

А для боли в спине есть свой диагноз. Если она не связана с каким-либо серьёзным заболеванием, то называется незатейливо: боль внизу спины.

Боли в шее и спине, как правило, возникают от перенапряжения мышц. Она часто возникает после длительного сидения за компьютером, а это неестественная для человека поза. Чтобы их предотвратить, достаточно правильно обустроить рабочее место и делать регулярные разминки во время сидячей работы. 

В интернете вас называют доказательным врачом. Что вы вкладываете в это понятие?

Я стараюсь не использовать этот термин по отношению к себе. Это уже безвкусный мейнстрим. Выражение опошлили разные мракобесы, которые называли доказательными свои методики, не имеющие ничего общего с наукой. 

Вообще, доказательный врач — это врач, который в своей работе использует принципы доказательной медицины. Он выбирает оптимальный вариант лечения пациента в соответствии с новейшими надёжными научными данными. 

Каждый хороший врач должен быть доказательным. 

Почему некоторые врачи не работают по принципам доказательной медицины?

Нам о принципах доказательной медицины впервые рассказал клинический фармаколог на старших курсах. Объяснил, что такое медицинская статистика и прочие премудрости. 

Я думала: «Чего он такой язвительный? Почему его так раздражают другие кафедры?» А когда стала изучать реальную медицину, поняла. Очень трудно сохранять спокойствие, когда будущих врачей годами обучают мракобесию, а в государственных рекомендациях есть фуфломицины — препараты с недоказанной эффективностью. 

К слову, о мракобесии. Как вы относитесь к тому, что многие неврологи советуют пациентам остеопатию и массажи для облегчения болей? Это работает? 

Как ни удивительно, по данным некоторых исследований, остеопатия и массаж действительно могут незначительно облегчать боль в спине. На эти данные любят указывать сами остеопаты. 

Однако эффект от массажа кратковременный и не всем помогает, а сами курсы массажа или поход к остеопату стоят дорого. Поэтому я не рекомендую пациентам тратить на это ресурсы. Есть бесплатный и надёжный способ для профилактики боли в спине — физические упражнения. А при сильной боли можно подобрать недорогие лекарства. 

К тому же остеопаты часто занимаются всякой антинаучной дичью. Например, «вправляют матку от бесплодия и менструальных болей» через анус. Лучше держаться от них подальше. 

Как проверить профиль врача в Instagram на доказательность? 

Мне кажется, трудно проверить посты врача, если у вас нет медицинского образования. Многие читатели, которым нравится медицинский научпоп, довольно хорошо подкованы в теме. Знают про расстрельный список препаратов и про то, что диагноза «вегетососудистая дистония» не существует. Поэтому они могут выявить явного медицинского мракобеса. 

Однако лжеврачи могут хитро маскироваться, и не сразу становится понятно, что человек несёт антинаучную дичь. 

Но ведь и хороший врач может ошибиться в постах?

Хороший врач тем более может ошибиться в своих постах. Например, если упустил свежие научные публикации. Мне даже первую главу в книге перед публикацией пришлось переписывать. Потому что когда я заканчивала работу над ней, вышло новое исследование по биологической обратной связи, и мои слова стали противоречить актуальной ситуации. 

В науке это нормально: мы постоянно узнаем что-то новое, было бы странно не применять это для пользы людей. Ретроградам в медицине не место! 

Почему вы завели свой Instagram? Были ли случаи, когда он не помогал в работе, а мешал? 

Просто увидела блоги других врачей и поняла, что я могу лучше и интереснее. 

Не помню, чтобы блог мешал мне, даже когда я работала в государственной больнице. Но я и не совершала частых медблогерских грехов — например, не нарушала медицинской тайны пациентов. Хотя современная ханжеская этика считает, что честь белого халата может осквернить даже фото в купальнике. Возможно, мне просто повезло с руководством. 

За что вас хвалят и благодарят в директе или комментариях? 

За всё. Кому-то посты просто интересно читать, кому-то они помогли на экзамене, а кому-то даже спасли жизни. Например, несколько людей писали, что информация из моего блога о первых признаках инсульта помогла вовремя опознать его и вызвать скорую.

А за что вас критикуют?

Критикуют тоже за всё. Некоторых может взбесить самая невинная вещь — от опечатки до «неправильно» очищенного банана. 

Это тёмная сторона блогерства, и нужно быть готовой к увеличению количества негатива в жизни. Но позитива мой блог приносит всё же больше, а после похода к психотерапевту меня негативные комментарии обычно не задевают. 

Хотя бывает конструктивная критика по научной части, ведь все могут ошибиться. Всегда очень радуюсь умным замечаниям по делу и стараюсь использовать это для роста. 

На каких российских врачей в Instagram вы подписаны и можете посоветовать нашим читателям?

Вообще клёвых блогов очень много. Надеюсь, читательницы найдут в этом списке для себя что-то новое и интересное.

Если судить по соцсетям, то кажется, что работа занимает чуть ли не 90% вашего времени. Рутина истощает ваши запасы дофамина? Как вы их восполняете?

На самом деле я пережила профессиональное выгорание. Однажды наткнулась на статью про саббатикал — отпуск в несколько месяцев для профилактики выгорания. Прочитала, прошла приложенный тест на профессиональное выгорание и оказалась шокирована результатами. 

Для борьбы с выгоранием я использовала рекомендуемые психологами методы — физическую активность, общение с близкими людьми. К советам я отнеслась очень ответственно, как к лечению: прямо расписала график тренировок и встреч с друзьями. Я делилась всем в блоге, и некоторые подписчики критиковали такой формальный подход, но он сработал — через месяц повторный тест показал положительную динамику. 

Ещё я стала заниматься с психотерапевтом. Спустя несколько месяцев практики я избавилась от чувства вины и необходимости подтверждать свою полезность постоянными переработками, а потом сменила работу на более комфортную. 

Теперь я стараюсь разумно ограничивать количество работы. Это тяжело, потому что быть врачом и заниматься блогерством очень увлекательно. Даже на ваши вопросы я отвечаю ночью, вместо того чтобы спать. 

Сегодня я восполняю ресурсы самыми обычными способами: физической активностью, чтением книг, встречами с друзьями и путешествиями, насколько позволяет ковидное время. 

Правда, что врачи выгорают на работе чаще, чем представители других специальностей? 

Врачи выгорают сильно, но мы не одни такие. Выгорают все «помогающие» профессионалы: учителя, психологи, соцработники.

По моему опыту, все коллеги в государственных больницах выгорают из-за больших нагрузок и отсутствия в России балинтовских групп — так называют группы психологической взаимопомощи врачей. Приходится спасать себя самим: большинство коллег создают приватные чаты, где можно обсудить сложные случаи и пожаловаться на трудности работы. Конечно, это не заменяет профессиональную помощь, но всё же оказывает определённую поддержку.

В прошлом году вышла ваша первая научпоп-книга «Вынос мозга». Я читала её с большим удовольствием. Ваша книга — это истории из вашего клинического опыта? Сколько в книге «вас», а сколько — чужих историй и открытий?

В медицине нет моего, все знания опираются на открытия коллег-предшественников. Но в книге многое подано через мой опыт. Многим нравится формат, где простенький сюжет сопровождается научными фактами. Вместе с моей главной героиней читатель проживает один день из жизни, похожий на обычные будни каждого.

Но Лена смотрит на свой день через призму увлечения работой мозга. Анализирует, что происходит с ней, когда она проснулась, выпила кофе и внезапно оказалась в больнице — упала в обморок на улице от переутомления. 

Часть, где главная героиня общается с врачами, — стопроцентная жиза. Именно так всё происходит в российских клиниках, именно такими словами я объясняю пациентам, что с ними происходит. А в разделе, где девушка обсуждает, почему так странно звучит томограф и не разорвёт ли её в аппарате МРТ, написана при поддержке моего мужа-рентгенолога. 

Мне кажется, книга уникальна тем, что подробно описывает неврологический осмотр. Становится ясно, зачем врач проводит все эти странные тесты. 

Какой один совет о здоровье вы могли бы дать нашим читателям? 

Пройдите тест Бека на тревогу и депрессию. Это простой и понятный любому человеку опросник, который можно провести самостоятельно. Он покажет, нет ли у вас признаков депрессии. Если вы наберёте много баллов, обратитесь к врачу или психологу: такие вещи важно отслеживать вовремя.

Врач-терапевт, выпускница РостГМУ по специальности «Лечебное дело». Отвечаю на вопросы о здоровье коротко, ясно и по науке.
Верю в медицинскую статистику и в научные факты, а не в опыт и интуицию коллег. Семь раз на английском прочту, один — напишу по-русски.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.