Комментарии

«Делать надо для себя, а не для мужчины»: как я увеличила грудь

как я увеличила грудь

Маммопластика, или операция по увеличению груди, — одна из самых популярных процедур у пластических хирургов. По данным аналитического центра Vade­me­cum, в 2019 году в России провели больше 54 тысяч подобных операций. Мы поговорили с девушкой, которая увеличила грудь после родов, и узнали, почему женщины решаются на хирургическое вмешательство, сколько это стоит и когда точно не нужно менять своё тело.

Фотография человека

Арина Галахова, 30 лет.

Почему мне не нравилась моя грудь

Я среднестатистическая девушка, работаю в сфере подбора персонала, живу в Новосибирске. У меня есть муж и ребёнок. И у меня силиконовая грудь. 

Я отношусь к своей внешности довольно критично, но без крайностей: стараюсь подбирать не абы какую косметику, а читаю состав, делаю себе маленькие приятности вроде масок и причёски. Много внимания уделяю одежде — у меня есть свой стиль, стараюсь его придерживаться. В общем, всё как у всех.

Лет в 12 у меня начала расти грудь. Я подумала: «Через год у меня будут титьки, и я стану клёвой тринадцатилетней девочкой, которая нравится мальчикам!»

Всё казалось логичным: мальчикам интересны формы девочек, а значит, у кого быстрее вырастет грудь, та и отхватит себе самого классного парня. У нас с одноклассницами было такое негласное соревнование. 

Но в 13 лет грудь почти не увеличилась. Я прождала желанных форм до 16 лет, но по-прежнему носила чашку B, это второй размер. К счастью, я пользовалась популярностью у мальчиков и без большой груди.

Мне нравилась одежда, для которой нужна большая грудь, и я страдала оттого, что не могу её надеть: любые вещи, которые предполагали декольте, мне не подходили. Я пронесла эту обиду через всё своё юношество и через большую часть взрослой жизни. 

К 21 году, когда я встретила будущего мужа, я уже свыклась с небольшим размером. Мне повезло встретить человека, которому моя личность была важнее, чем тело.

Арина Галахова: как я увеличила грудь.
Так Арина выглядела до родов

Я вышла замуж и родила ребёнка. В декрете я, на удивление, не набрала вес, а похудела с 52 килограммов до 42. Но моя фигура мне не нравилась: я ходила как худая доска, и никакая одежда этого не скрывала. Тогда я решила это исправить. Клёво, что сейчас пошла мода на фитнес. Я начала ходить в тренажёрный зал 3–4 раза в неделю и пришла в очень хорошую форму. Потом я решила, что мне скучно просто приходить и приседать, и пошла на танцы, чтобы появились какая-то пластика, раскрепощение, «женскость». Из-за того что физической нагрузки там меньше, рельеф ушёл, но зато ко мне пришла уверенность в себе.

Как я решилась на операцию

Я перестала кормить грудью в мае 2016 года. На тот момент мне было 25 лет. После кормления грудь обвисла и потеряла форму. Раньше у меня был пусть и небольшой, но упругий бюст, но теперь я просто не могла на себя смотреть. В голове крутилась мысль: «Она сдулась. Куда мне деться?».

Я прочитала, что можно вернуть упругость специальными упражнениями, если по-особенному напрягать руки или отжиматься, пыталась их выполнять, но физическая активность не помогала. На глаза попадалась реклама различных таблеток и средств для лифтинга, но я в них никогда не верила и не верю до сих пор. Казалось, что нет никакого способа сделать свою грудь красивее: таблетки выглядели ненадёжно, упражнения не помогали.

Список одежды, которую я могла носить, стал ещё короче. Многие вещи, которые я носила до родов, оказались бесхозными. Я любила топы и комбинезоны с декольте и открытой спиной — такие носят без лифчика, а я не могла себе этого позволить. Покупала силиконовые бюстгальтеры без бретелей, но они никак не поддерживали мою грудь и выглядели некрасиво. Чтобы почувствовать себя увереннее, я носила килограммовые пушапы и зимой и летом. В них было жарко и неудобно — это какой-то бронежилет! Я мечтала, что однажды приду в магазин нижнего белья и скажу: «Уберите этот поролон! Я возьму что-нибудь лёгенькое на лето!» Когда я снимала пушап, настроение портилось ещё сильнее: только была грудь, а теперь её нет. 

Арина Галахова: как я увеличила грудь
Так героиня материала выглядела после родов

Иногда я участвую в некоммерческих фотосессиях. В соцсетях есть группы, где фотографы и модели находят друг друга. Одна девушка написала, что хочет сделать съёмку «ню» с обладательницей приятной внешности и стройного тела. Я подходила по параметрам, у меня был опыт ню-фотосессий и я в целом люблю этот жанр фотографии. Я прислала несколько своих фотографий лица и тела с разных ракурсов и получила сообщение: «Извини, но нет». 

Я уверена, что у меня всё было в порядке: я ходила в спортзал, у меня была упругая попа, кубики на прессе. Единственное, что было неидеальным в моём теле — это грудь: она висела и портила общее впечатление.

Мужа моя внешность устраивала, он постоянно говорил, что идеальное тело не так уж важно. Однажды мы с ним поссорились, и я подумала: «А если я уйду к другому, то что скажет о моей груди новый парень? Как я ему её покажу?» Мы помирились, но я поняла, что хочу что-то изменить в своём теле. Правда, сильно сомневалась насчёт операции: я думала, что это дорого, переживала, что нужно будет долго выбирать врача, сдавать миллион анализов. Мечты о новой груди казались несбыточными.

В «режиме мечты» я жила до 2019 года, а потом сказала мужу: «Давай подумаем об этом серьёзно?» Вместо этого он предложил мне завести второго ребёнка: мол, давай сначала родим, а потом сделаем операцию. Думаю, он переживал, что с искусственной грудью нельзя будет кормить, хотя это не так. В ответ я озвучила, что больше детей не хочу: мне интереснее заниматься работой и своей жизнью, а не сидеть в декрете.

И хотя мужа в моей фигуре ничего не смущало, он понял, что это очень важно для меня и я постоянно чувствую себя скованно, несвободно. В итоге он сказал — делай.

Как я выбирала клинику и врача

Информацию про операцию я собрала достаточно быстро — была очень замотивирована. Всё оказалось проще, чем я думала. В Новосибирске есть около десяти клиник, которые проводят операции по увеличению груди. Я выбрала три: самую дорогую, самую дешёвую и со средним ценником — и записалась на консультации. Мы рассчитывали уложиться в 200 000 рублей, но я решила рассмотреть все варианты.

Сначала я отправилась в самую дорогую клинику, чтобы оценить уровень сервиса. Там мне сказали, что вместе с увеличением груди обязательно нужно сделать подтяжку. Это стоило дополнительные 100 000 рублей, а всё вместе выходило порядка 370 000 — это сильно больше того, на что я рассчитывала. Врач показался профессионалом, показал портфолио и подробно ответил на все вопросы, но я всё же отмела этот вариант.

Потом я пошла в самую дешёвую клинику. Там мне сразу не понравился врач, было видно, что ему на меня пофиг. Он бегло спросил, какой размер я хочу, и выложил импланты на стол, не задавая никаких вопросов. Практически во всех клиниках первая консультация у врача бесплатная, но здесь за это спросили деньги. Проходить всех врачей и сдавать анализы нужно было тоже только у них и за дополнительную плату. Также врач сказал, что в стоимость операции входит один день в больнице, но «лучше всё-таки полежать два»: второй день стоил ещё 7500 рублей. Мне показалось, что из меня просто хотят выбить побольше денег.

Последним было учреждение со средним ценником. Два предыдущих врача были мужчинами, здесь же меня встретила девушка. Она отнеслась ко мне с  большим пониманием. 

До этого медики постоянно спрашивали: «Что говорит ваш муж? Что хочет муж?», а она спросила, чего хочу я.

Мне понравился её подход и обстоятельный рассказ: она подробно сориентировала, как грудь будет выглядеть после операции, предложила посмотреть размер, подложить импланты под кофточку, нагнуться, объяснила как грудь будет выглядеть в этом положении. Я решила, что именно она будет моим врачом.

Перед операцией меня волновали многие вещи. Во-первых, я так и не понимала, нужно ли мне только увеличение или ещё и подтяжка. Врач сказала, что в моём случае вполне можно обойтись без подтяжки. Меня успокоили, что если результат не понравится, я всегда смогу прийти за подтяжкой позже.

Во-вторых, меня беспокоило, как скоро можно будет заниматься спортом и сексом. На это мне ответили, что возвращаться к сексуальной жизни можно спустя месяц после операции, но осторожно. Со спортом всё ещё проще: приседать можно начинать через три недели, а отжиматься через три месяца, хотя, конечно, у всех всё индивидуально. 

Я удивилась, что импланты бывают разными. Они могут быть одинакового объёма, но различаться по форме, быть уже или шире. Врач посоветовала мне анатомические импланты, которые напоминают обычную естественную грудь, а не два огромных шара. Мне не говорили, каким будет итоговый размер, просто сказали, что объём каждого импланта 275 мл — в моём случае это давало неполный третий.

Врач объяснила, где будет делать разрез и куда вставят импланты. Когда мы всё обсудили, я посмотрела видео на YouTube, где девушке сделали такой же разрез под грудью. Меня ничего не напугало: операция как операция. У меня было кесарево и вырезанный аппендицит, так что я не сильно переживала. 

Дальше начался сбор документов и сдача анализов. Как же их было много! Кровь, несколько УЗИ — груди и брюшной полости, — консультация с терапевтом и с другими врачами. У каждой справки есть свой срок годности: какую-то нужно получить строго за 10 дней, анализ на коронавирус сдаётся за три дня. Весь этот ворох бумаг нужно принести врачу в день операции.

Как проходила операция

Если посчитать всё «до гвоздя», включая анализы, врачей и даже послеоперационное бельё, я потратила 230 000 рублей. У нас с мужем  как раз были накоплены 100 тысяч: мы откладывали на отпуск, но из-за пандемии его не случилось.

Финансовый вопрос с каждой клиникой решается по-своему. Для тех, у кого нет всей суммы на руках, некоторые учреждения предлагают рассрочки и кредиты. Кредит мы брать не стали, чтобы не платить проценты. Занять — тоже не наш вариант: это можно было сделать только у родителей, но моя мама ничего не знала, а занимать у свекрови деньги «на сиськи» как-то странновато. Рассрочка тоже казалась не очень удобной: платежа было всего два, но очень крупных. Но в итоге мы выбрали её, так как она показалась меньшим из зол.  Два месяца до операции и месяц после наша семья жила «в ужимку»: мы отказались от походов в кафе и кино, доставок еды.

От первой консультации до операции прошло полтора месяца. В назначенный день я боялась только того, что проснусь и почувствую сильную боль. Где-то в отзывах я читала, что болит так, что хочется сдохнуть, где-то — что ощущения вполне терпимые. У всех разный болевой порог, и волновало, что же будет у меня. 

Когда я приехала в клинику, мне предложили выбрать себе кровать в палате — я выбрала, переоделась, и за мной пришла сотрудница учреждения. Я проследовала за ней в кабинет, мне поставили катетер, и я отключилась. Проснулась я уже на своей койке.

Операция шла полтора часа, всё это время я спала. Когда я проснулась, то первым, о чём подумала, были не ощущения в моём теле, а работа. Она снилась мне под наркозом, а когда я проснулась, то услышала, что в соседнем кабинете проходит собеседование на гинеколога — а я как раз работаю в сфере подбора персонала.

Чуть позже я немного пришла в себя, попыталась встать и поняла, что не могу —  больно. Всё, чего мне на тот момент хотелось, чтобы перестали болеть грудь и спина. А ещё было интересно, когда меня покормят.

После операции грудь болела всего три дня, потерпеть можно. Спина гудела даже больше груди, а вот спереди сильно чесались швы. Из-за этого было неудобно лежать абсолютно в любой позе. Но мне было показано ещё три месяца спать на спине, чтобы всё окончательно зажило.

В клинике я провела весь день, ночь и следующий день до вечера. Меня выписали и дали назначения: не спать на животе и на боку, носить корсет, пить обезболивающее. Пока я носила корсет, грудь покрылась прыщами: его нельзя снимать, а без этого никак не очистишь кожу. Около трёх недель я мыла голову только с помощью мужа.

После этого я сняла корсет и впервые увидела новую грудь: она была большая и упругая, но кожа покрылась воспалениями и начала облезать. Чтобы окончательно восстановиться, понадобилось ещё две недели: я натирала тело очищающими средствами и тихонечко тёрла мочалкой.

Как я восстанавливалась и как живу сейчас

Мои новые формы выглядят довольно естественно. Родная грудь была слегка асимметричной: одна смотрела прямо, вторая чуть вбок. После операции эта особенность никуда не исчезла, и мне это нравится: не хотелось бы походить на куклу Барби. Муж тоже считает, что получилось хорошо.

Первые несколько месяцев грудь сильно отекала и была твёрдой, как камень. Потом она стала мягче, но внизу, где шрамы, до сих пор можно почувствовать уплотнение. Следы операции пока заметны, но у меня ведь есть шрамы от аппендицита и от кесарева — и они стали светлее спустя несколько лет. Я думаю, эти повреждения тоже скоро перестанут привлекать внимание. 

После операции я сразу заказала себе сексуальные костюмчики, красивую одежду и бельё. Грудь перестала причинять мне неудобства. Мне снова стало нравиться фотографироваться, выросла самооценка и вместе с ней поменялся образ жизни. Например, я сходила на секс-вечеринку: надела туда комбез, который давно купила и ни разу не надевала, потому что грудь сначала была сильно маленькая, а потом ещё и обвисшая. 

Я чувствую себя гораздо счастливее. Когда моя грудь висела мешочками, мне не нравилось смотреть, как муж её трогает. Теперь же я получаю от близости гораздо больше удовольствия. Чувствительность не пропала: после операции я почти ничего не ощущала в области сосков, но со временем всё восстановилось до прежнего уровня. 

Так Арина выглядит после операции

Мама до сих пор не знает, что я сделала операцию. Я однажды попыталась ей намекнуть во время разговора по телефону. Сказала, что есть сумма денег и мы думаем, куда их вложить, озвучила варианты, среди которых была и новая грудь. Хорошо помню,что мама ответила: «Не одобряю! Арина, не одобряю!» Я не стала спорить, потому что мы с ней люди разных эпох с разным жизненным опытом. Мы живём далеко друг от друга и пока ещё не виделись вживую после операции. Когда я приеду, она увидит меня и всё поймёт, но думаю, не станет меня ругать.

Я открытый человек, и ещё до операции рассказала о своих планах друзьям. Им было так неловко слушать об этом! Хотя врачи называют операцию очень популярной, в моём кругу общения никто не имел такого опыта и не знал, как правильно реагировать. Сначала все были в шоке, а потом операции порадовались за меня. Некоторые просили потрогать: выстроилась даже очередь из желающих. Никакого негатива я не слышала.

У меня было и остаётся нейтральное отношение к пластике: мне никогда не хотелось ничего в себе менять, кроме груди. Мне нравится, что у девушек есть выбор и они могут сделать операцию, если они захотят. 

Только если уж решилась, ответь на вопрос, зачем. Делать надо для себя, а не для мужчины. Мужчины меняются, а ты у себя одна: под всех не подстроишься, важнее нравиться себе. И идти к хирургу, только если есть чёткое ощущение, что хочется измениться. Если выбрать хорошего врача, жалеть будет не о чем. Надо хорошо подумать и ничего не бояться. 

Фотография человека

Денис Гинзбург

Онколог-маммолог. Имеет больше 15 лет практического опыта в пластической хирургии 

Кто обычно решается на операцию?

С просьбой увеличить грудь ко мне обычно приходят либо молодые девушки, которые получили психологическую травму, связанную с небольшим размером, либо зрелые женщины после родов, которые хотят скорректировать форму. Часто обращаются девушки, желающие изменить своё тело по просьбе партнёра, которому нравятся большие объёмы. Но в этом случае я отказываю. 

Можно ли увеличить грудь без хирургического вмешательства?

Если ваша грудь от природы небольшая, накачать её упражнениями не выйдет: они влияют исключительно на большую грудную мышцу, но, кроме неё, в груди есть молочные железы и подкожно-жировая клетчатка. Единственное, что может повлиять на размер, это гормональные препараты, но их нельзя принимать бездумно — только по назначению врача. 

Как проходит подготовка к операции?

Перед операцией нужно сдать анализы крови, пройти УЗИ молочных желёз, УЗИ вен нижних конечностей и ЭКГ. После этого врач решает, готов ли организм пациентки к операции. 

Есть общехирургические противопоказания к увеличению груди: воспалительный процесс, проблемы со свёртываемостью крови, онкология, беременность и аллергии. 

Размер будущей груди определяют по формулам: измеряют обхват грудной клетки, межгрудное пространство и ряд других параметров, после чего вносят их в программу. После этого врач подбирает подходящие импланты. Они бывают круглые и анатомические, но сказать, какие лучше, невозможно: всё зависит от ситуации и конкретной пациентки. Кстати, то, что круглые импланты всегда выглядят неестественно, миф: есть случаи, когда они подходят девушке больше. Иногда вместе с операцией требуется подтяжка, например, когда у пациентки обвисла грудь после кормления ребёнка и она этим недовольна. Если женщина просто вставит импланты, она увеличит размер, но не решит проблему целиком.

Сколько времени нужно на восстановление после операции?

Всё зависит от самой пациентки. Ощущения с самого начала могут различаться: например, обладательницы низкого болевого порога могут пролежать в клинике несколько дней, а кто-то через 3–4 часа после операции уже хорошо себя чувствует и готов ехать домой. 

Главное показание после операции: не давать нагрузки на грудную мышцу, в том числе температурной. В течение первого месяца запрещены сауна и баня. Заниматься сексом можно, но аккуратно, без акробатики, а лёгкие кардионагрузки в спортзале можно вернуть уже через неделю, если девушка чувствует себя хорошо.

Есть ли какие-то последствия операции, о которых нужно знать?

Если имплант вживляют через ареолы, грудь может потерять чувствительность. Но это не самый распространённый вариант операции. Чаще всего разрез делают под грудью или в подмышечной впадине, и чувствительность не теряется. Самый распространённый вариант расположения импланта — под грудной мышцей. Так имплант никак не контактирует с молочной железой, а значит, препятствий для кормления грудью после операции тоже нет. 

Периодически меня спрашивают, может ли операция по увеличению груди спровоцировать рак. Любое инородное тело в организме действительно может повышать вероятность развития онкологии, и импланты не исключение. Но вероятность этого очень низкая.

Правда ли, что импланты нужно заменять со временем?

Компании-производители утверждают, что импланты необходимо менять раз в 15 лет.  Но я вижу, что если девушка регулярно делает УЗИ, следит за своим здоровьем и проходит обследования, то она может проходить с имплантами 20–30 лет без каких-либо проблем. 

Можно ли на глаз отличить силиконовую грудь от натуральной?

Если операция сделана хорошим врачом, то даже пластический хирург не сможет различить натуральную и силиконовую грудь. Ни на вид, ни на ощупь. Современные импланты имитируют ощущения и вид натуральной груди. 

Раз всё так здорово, можно смело идти на операцию?

Помните, что операция — это серьёзный шаг. К этому решению нужно подходить осознанно, все сомнения проговорить с хирургом и решаться только в случае, если есть стойкое желание и намерение. Если есть сомнения, лучше отложить.

По образованию педагог, но не знаю, кем хочу стать, когда вырасту. Истории пишет жизнь, а я всего лишь подбираю правильные слова, чтобы их рассказать.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.