Знать
16 апреля

Каково это — быть ребёнком учителя? Истории девушек, которые росли в таких семьях

Завышенные ожидания, боязнь подвести и ревность к другим детям.

Валерия Чебитько
Валерия Чебитько
Авторка «Горящей избы».

Если твоя мама учитель, ты должна знать хорошо её предмет. Быть послушной, выполнять домашние задания и не нарушать школьные правила. Поговорили с девушками, которые воспитывались учителями, о том, правда ли это и есть ли к таким детям особое отношение. 

«Перед сном мама читала мне „Войну и мир“»

Алёна Палехова
Мама — учитель русского языка и литературы.

То, что моя мама учитель, отражалось на моём воспитании. Например, в детстве мне читали книжки, скажем так, не свойственные моему возрасту. Как-то в первом или во втором классе мама на ночь читала мне «Войну и мир». Потому что ей нужно было готовиться к уроку, а я ревновала и хотела её внимания, и мы нашли такой компромисс. Это даже было интересно. 

Ещё мама с детства приучала меня правильно разговаривать и писать. Если я говорила слово и не так ставила ударение, она обязательно поправляла. Или делала так, что я сама понимала, что сказала неправильно, и исправлялась. В моменте меня это очень злило, но сейчас я вижу в этом плюсы. Заложенные ею знания помогли мне сдать ЕГЭ, да и в целом теперь я слежу за своей речью. 

Вообще я с раннего детства очень много времени проводила в школе. В любой непонятной ситуации мама брала меня с собой на работу, и со мной нянчились её ученики.

С одной стороны, мне это нравилось. С другой, казалось, что им она уделяет больше внимания. Мама много времени проводила на работе и очень мало дома. Но даже когда она была дома, мы не часто разговаривали, потому что она была занята проверкой домашних заданий и подготовкой к урокам. 

Я училась в той же школе, в которой она работала. Но она у меня ничего не преподавала. Я этому рада. Каких-то особых требований со стороны других учителей ко мне не было. Разве что один раз я плохо подготовилась к уроку русского языка, и моя учительница была этим недовольна. Она сказала: «Вот твоя мама учитель, почему она не могла помочь тебе сделать домашнее задание?» Хотя мама никогда не помогала мне с домашним заданием, я всё делала сама, и в тот момент такая претензия показалась мне очень странной. 

Но это был единичный случай. В целом у меня складывались хорошие отношения с учителями. Я знала, что всегда могу попросить о помощи и мне не откажут. Во многом благодаря тому, что все учителя были знакомы с моей мамой. 

Однажды я всё-таки ощутила негативные последствия маминой работы. Это было в 10–11-м классе. У мамы и у одной из моих преподавательниц произошёл профессиональный конфликт. Даже не конфликт, а недопонимание. Но эти разногласия сильно отразились на мне. Преподавательница начала ко мне по-другому относиться. Это было заметно. Она пыталась подловить меня и занижала оценки. 

Зато одноклассники, хоть мама у нас ничего и не вела, её любили. Некоторые хотели попасть к ней на репетиторство и просили меня замолвить словечко. Многие хотели, чтобы именно она вела у нас русский и литературу. Причём не только дети, но и их родители. Кажется, я одна этого не хотела. 

Привилегии в том, что твоя мама учитель, есть. Зимой, когда на физкультуре начинались лыжи, я могла оставить их не в гардеробе, а в её кабинете и не таскать их туда-сюда. Или переодеваться я тоже могла не в раздевалке, а у неё. Но я этого стеснялась и очень редко так делала. Мне хотелось быть как все. И так вся школа знала, что мама здесь преподаёт.

При этом был дочкой учительницы — огромная ответственность. Ответственность не подвести маму. Чтобы это не сказалось на её имидже. 

А наверное, в 10–11-м классе я даже почувствовала гордость, когда просто почти все мои одноклассники захотели попасть к маме на репетиторство. И когда я поняла, что у меня много базовых знаний, которые она заложила, и у меня нет никаких сложностей с подготовкой к ЕГЭ и по русскому, и по литературе. 

Хотя тут тоже был определённый страх. Именно из-за того, что это мамины предметы, я переживала, что если я сдам плохо, могут пойти не очень хорошие разговоры. Не хотелось её подводить. 

«Я просто смирилась, что не единственный ребёнок в её жизни» 

Карина Дарсалия
Мама — учитель математики.

Мои родители в разводе, поэтому я жила с мамой и бабушкой. Мама у меня учитель математики, а бабушка — русского языка и литературы, но уже на пенсии. Поэтому, получается, я жила сразу с двумя учителями. 

Так получилось, что до шестого класса, я училась в школе, в которой преподавала мама. А потом на несколько лет перевелась в другую и вернулась обратно в 10–11-м классе. Это никак не было связано с маминой работой, а скорее с моими личными «хотелками». 

Несмотря на то, что моя мама учитель, меня никто не заставлял заниматься или с утра до ночи сидеть над учебниками. Никто не контролировал, выполняю я домашние задания или нет. Мне полностью доверяли. Но если у меня возникали какие-то проблемы с пониманием математики, мама, конечно, могла меня «подтянуть». 

Мне кажется, я раньше всех начала изучать таблицу умножения. А ещё мы некоторые темы проходили дома до того, как начинали изучать их в школе. Мама пыталась мне объяснить решения самыми лёгкими и понятными способами, из-за этого меня часто вызывали к доске, чтобы я показала всему классу, как надо решать. 

Но проблема в том, что я никогда не любила математику. Она была мне просто не интересна, и мне было скучно и тяжело её учить. Всё, что мне объясняла мама, я понимала в моменте, но забывала спустя какое-то время. 

Меня очень злило, что если я получала плохие оценки, то меня начинали тыкать: «у тебя же мама такой известный в городе математик, все, кто у неё занимаются, получают пятёрки, а ты почему такая?» 

Мне говорили, что я должна оправдывать её профессию и её ожидания. Но суть в том, что у неё самой не было никаких ожиданий. Она прекрасно знала, что мне интересны совсем другие предметы, и не ждала, что я стану великим математиком. 

Причём такие фразы я слышала не только от учителей, но и от одноклассников и даже от друзей. Не думаю, что дети пытались меня как-то специально задеть. Просто у них было искреннее удивление, как можно не понимать математику, если твоя мама её преподаёт. 

Были ситуации, когда меня специально, скажем так, вытягивали именно по математике, чтобы не расстраивать маму. Ещё были учителя, которые могли мне ставить хорошие оценки не потому, что я хорошо подготовилась, а потому, что они меня уже давно знают как хорошего и послушного ребёнка.

Самым ужасным было то, что о каждом твоём шаге обязательно донесут маме. То есть у меня как-то была ситуация с учителем биологии. Я плохо подготовилась к нескольким тестам подряд и получила плохие оценки. И он вместо того, чтобы как-то поговорить со мной, сразу пошёл в учительскую жаловаться маме. После этого я под её присмотром читала учебник, чтобы пересдать тест. До сих пор на него злюсь. 

А самой большой радостью для меня было, когда я однажды с подругой сбежала с урока и маме никто об этом не рассказал. Это был первый и последний раз, когда я прогуляла урок, но тогда я почувствовала себя самой обычной ученицей, а не дочкой учителя. 

Однажды, я считаю, мне очень повезло. Я уехала на месяц в лагерь на Дальний Восток, и в это время у нас заболела преподавательница математики, и вместо неё поставили мою маму. Какое счастье, что меня тогда не было в городе и она у меня не преподавала! Мама сама говорит, что не хотела бы быть моей учительницей, потому что не смогла бы меня объективно оценивать. 

Ещё из сложностей, с которыми я столкнулась как дочь учителя, — недостаток внимания. Особенно это ярко выражалось в шестом классе. У неё было классное руководство и очень активный класс, который участвовал в разных конкурсах. Она много времени проводила с ними. Они её очень любили. 

Когда я к ней приходила, и видела, как куча детей её обнимает, я злилась: «почему вы её обнимаете? это моя мама!» 

Плюс мама занималась репетиторством. Она освобождалась только в 8–9 вечера, и мы даже особо не проводили вместе время. Естественно, на выходных куда-то старались выбираться вдвоём, но в будни мне было её недостаточно. 

В какой-то момент я смирилась, что не единственный ребёнок в её жизни. Что это такая работа, и если она находится с другими детьми, это не значит, что их она любит больше. И она так много работает ради меня. 

Вообще мне очень обидно за маму. Система построена так, что чаще всего виноватым оказывается учитель. В школе так много сложных детей. Некоторые говорили ей очень неприятные вещи. А какие иногда родители приходят выяснять отношения! 

Естественно, как порядочный человек, она спокойно реагирует на подобные инциденты. Но я просто иногда вижу, какой она разбитой приходит из школы, и мне её искренне жаль. Она столько держит в себе. 

«То, что я была дочерью учителя, накладывало ответственность» 

Вика Анистратова
Мама — учитель музыки и мирового искусства. Сейчас на пенсии. 

Я все 11 лет проучилась в школе, где работала мама. Она вела музыку и в моём классе.

Думаю, тот факт, что мама была учителем, отразилась на моём воспитании. На первом месте была дисциплина: уроки должны быть сделаны, одежда выглажена, волосы убраны. Я обязательно должна была читать летний список книг, до определённого класса приносила уроки на проверку. Ещё мама с детства водила меня в театры, потом записала в музыкальную школу.

Но больше влияло школьное окружение. То, что я была дочерью учителя, накладывало ответственность. Репутация должна была быть безупречной. Иначе если мама плохо воспитала собственную дочь, то как она может справиться с другими детьми? Эта мысль давила.

В начальной школе одноклассники пытались предъявить, что из-за того, что мама работает учителем, мне всё будет сходить с рук. Но они быстро отстали. 

Наверное, поняли, что моё положение в классе не зависит от маминой должности. Хотя меня мотивировало знание, что о плохой оценке она в любом случае узнает. Выводи её из дневника, не выводи, мама хорошо общается с учителем и математики, и физики, и русского языка. Так что либо приходи с повинной, либо учись хорошо. Я старалась следовать второму варианту.

Что касается других учителей, я не замечала особого отношения. Я сама старалась учиться хорошо, меня не надо было выгораживать или муштровать. Те учителя, которые почти не общались с мамой, относились ко мне примерно никак. А те, кто дружил, очень тепло. Некоторые и сейчас заходят к ней в гости и спрашивают, как у меня дела.

Меня больше злило, что одноклассники наплевательски относились к маминому предмету. Не готовили задание, творили дичь на уроке. А ведь я видела, как мама старается, пока готовит план урока. Злость была дикая. Ко мне они как-то особенно не относились. Музыка — непопулярный предмет. Пользы одноклассникам от меня не было никакой. Зато вместе со мной учился сын директора. Вот уж с кем старались не ссориться. 

Была одна ситуация, которую спасло то, что мама была учителем в моей школе. В начальных классах надо мной издевались два мальчика. Не помню, чем я им не понравилась, но они меня обзывали, отбирали вещи, могли сильно толкнуть. Всё это происходило в школе, так что мама быстро об этом узнала. Она сразу вызвала обоих в свой кабинет и долго о чём-то с ними разговаривала. После этого они больше меня не трогали.

Иногда было грустно, что из-за работы мама не может уделять мне больше времени. Она уходила в школу к 8 утра, возвращалась уже вечером и в остальное время готовилась к урокам на следующий день, заполняла кучу отчётов.

Ещё проводила школьные праздники и была классным руководителем. Какие тут дети, выспаться бы да поесть. Но в этом виновата не мама, а бестолковая система образования. Иногда ей удавалось освободиться пораньше. И я очень ценила дни, когда возвращалась домой из школы, а меня встречала мама.

Я гордилась, что моя мама — учитель. Да, музыка — не такой крутой предмет, как математика или физика. Но мне нравилось, что мама играет дома на пианино, разбирается в музыке и в искусстве, поёт красивым сопрано. Нравилось и то, что я общалась с учителями. Как будто был доступ в закрытый для остальных учеников клуб. Да, когда твой родитель учитель, да ещё и в твоей школе, это не самое лёгкое воспитание. Это дисциплина и пристальное внимание от окружающих. И недостаток общения с близким человеком, который пропадает в школе весь день. Но я не жалею, что всё сложилось так. До сих пор считаю, что учитель — почётная и очень трудная профессия.