Знать
17 ноября

«Хотелось бы меньше слышать „вот я-то не феминистка, и слава богу“»: интервью с Нашей Таней

Разговор о женских правах, сексуализированном насилии и личном в песнях.

Таня Тювилина
Таня Тювилина
Авторка «Горящей избы».

Наша Таня — артистка, которая поёт о поиске себя, тоске по близким и проблемах женщин. Таня с трёх лет выступала на сцене, делала каверы на зарубежный поп в инстаграме*, а потом поняла, что хочет стать певицей. Треки девушки «Мимикрия» и «Намордник» попали в плейлист Яндекс Музыки «Искра» с музыкантами, чьи песни становятся популярными благодаря персональным рекомендациям сервиса. Поговорили с исполнительницей о её детстве, дискриминации и о мужчинах в феминизме.

Расскажи о своём детстве. Каким оно было? 

До 18 лет я прожила в маленьком городе Тутаеве. Он находится в Ярославской области. Это место, где все друг друга знают и друг с другом знакомы, поэтому и детство у меня ассоциируется с чем-то очень камерным. Было ощущение, что я нахожусь в закрытом сообществе. 

Я занималась творчеством с ранних лет. Мой папа — музыкант, который работал в местном Дворце культуры. Как только я научилась говорить, мы уже разучивали песни, с которыми я потом выступала. Так что папа буквально «выгнал» меня на сцену. Моё первое выступление было в три-четыре года. Я пела «Песенку мамонтёнка» с плюшевой игрушкой в руках. Пела, кстати, ужасно, не попадала ни в одну ноту. 

Ещё мы вместе с братом и сестрой готовили концерты бабушке на день рождения. Ну я выступления организовывала, а младших заставляла участвовать, как тамада. Мне постоянно хотелось создавать что-то творческое. 

Ты хотела стать певицей?

Я часто бывала на сцене, поэтому, когда была совсем маленькой, говорила, что хочу стать певицей или актрисой. Потом задумалась о более приземлённых видах деятельности, например о журналистике.

Лет в 16 я стала выкладывать в инстаграм* каверы на песни и познакомилась там с другими музыкантами. Я посмотрела на них и поняла, что в мечтах о сцене нет ничего наивного, детского и глупого. Это абсолютно реально. Я вдохновилась этими людьми и подумала, что стоит вернуться к своим детским мечтам и амбициям и реализовать их. 

Как родители отреагировали на твоё желание?

Позитивно, но без фанатизма. Конечно, они хотели, чтобы я получила серьёзное образование. И я даже поступила в университет в Москве на факультет истории искусств. Но спустя два курса ушла в академ, а этой осенью отчислилась. Это не совсем то, что мне было нужно. История искусства — это скорее про музеи, живопись, скульптуру. А меня тянуло к музыке. 

Родители меня здесь, к счастью, поняли. Конечно, они предостерегали от возможных трудностей, но в итоге сказали: «Что мы можем сделать? Всё равно ты поступишь так, как сама считаешь нужным». А потом они увидели, как меня и мою деятельность стали признавать другие музыканты, издательства, площадки, и стали больше гордиться, чем переживать. 

Наша Таня интервью

Расскажи, о своих первых каверах. Какой у тебя был репертуар? 

Я делала каверы под укулеле на зарубежных артистов, которых слушала. В основном это были поп-артисты вроде Шона Мендеса, Эда Ширана. Очень любила Билли Айлиш. Иногда выкладывала каверы на российские популярные песни нулевых. 

Однажды я записала кавер на песню «Проститься» Uma2rman, они заметили это и написали мне в директ. Попросили скинуть видео, а потом выложили к себе в аккаунт. Для меня это был просто шок. Было суперприятно. Кстати, недавно пересматривала это видео. Оно просто ужасное. Теперь мне стыдно, что оно висит в аккаунте Uma2rman...

Почему? 

Ну, это звучало абсолютно по-дилетантски. Я играла на укулеле довольно грубо, при этом пела очень тихо. Какое-то аморфное исполнение, очень любительское. Но я знаю, что иногда такое живое и непрофессиональное откликается. И моя аудитория откликнулась, потому что большую её часть я набрала очень быстро, где-то в течение года. 

В 2017–2018 годах инстаграм* работал более чётко, и тогда видео могли попадать в рекомендации и набирать неплохие просмотры. На меня подписалось очень много людей, порядка 25–30 тысяч. Они тепло реагировали на мои ролики. И когда переслушиваю их сейчас, мне даже немного обидно. То, что я делала тогда и что делаю сейчас — это небо и земля. Я думаю: «Чёрт, сейчас ведь намного лучше, где все эти огромные цифры? Несправедливо!»

Когда ты начала писать и показывать собственные песни? 

Я всегда писала стихи. В школе учительница отправляла меня на конкурсы чтецов. И лет в 16–17 я решила совместить свою любовь к музыке и стихам. Примерно в том же возрасте я выпустила свою первую песню. Она была на английском, потому что я больше любила зарубежную музыку. Мы делали песню вместе с подругой, но потом поссорились, и в итоге я выпустила её сама. 

О чём она была? 

Песня называлась Candy Heart — конфетное сердце. Она о детской наивности по отношению к своим чувствам. О супероткрытости к людям, которые могут злоупотреблять твоим добрым отношением к ним. О безусловной любви к миру, которая иногда оборачивается неприятными последствиями. 

Сначала я выкладывала свои песни параллельно с каверами. Но со временем у меня отпало желание записывать каверы. Наверное, в этом помог трек «Нити», который я выпустила в конце 2019 года. Он сразу неплохо разошёлся, вышел за рамки аудитории в инсте*. Ну а в 2020 году я начала развивать TikTok. Там я уже поставила себя в положение полноценного артиста, и люди начали слушать мою собственную музыку.

Какая из всех твоих песен самая личная и почему? 

Первое, что приходит в голову, — «Нет тепла», песня из моего второго альбома. Она очень хаотично написалась. Текст выливался из меня сам, я его почти не правила. 

«Нет тепла» — песня о том, как ты собственными силами, внутренними ресурсами и стержнем пытаешься бороться со всепоглощающим ощущением одиночества. Там есть строчка: «когда в кровати нет тепла, я разыщу его внутри». И я иногда возвращаюсь к этой мысли в непростые периоды.

А где ты ищешь силы в трудную минуту? 

Я верю в существование высшей силы во Вселенной. Я люблю искать и видеть мелкие знаки. Когда я теряю веру в себя, нужно какое-то подкрепление извне, потому что верить в себя постоянно невозможно. 

Когда я ухожу в самобичевание, я ищу какую-то мелочь, которую могла бы воспринять как знак. Посыл, что я всё правильно делаю и нужно продолжать. Мне это помогает.

Твой свежий трек «Мимикрия» попал в плейлист Яндекс Музыки «Искра» с песнями, которые становятся популярными благодаря персональным рекомендациям сервиса. Расскажи, как ты работала над треком? 

«Мимикрия» был одним из тех треков, которые писались по наитию. Я распробовала последний альбом Билли Айлиш Happier Than Ever. Мне понравились аранжировки, которые она там использовала. И захотелось сделать что-то похожее на её песни, при этом отойти от своего привычного образа. Захотелось чего-то сухого, дерзкого и с необычным для себя текстом. 

Я вспомнила, что у меня в заметках было записано слово «мимикрия». Бывает, что приходит в голову слово, и ты думаешь «блин, это крутой образ». Я хотела немножечко поиграть в неоднозначного персонажа. Знаете, как в сериалах романтизируют негативных героев и токсичные черты. Вот и я взяла образ человека, который, как змея, сбрасывает кожу, вертится в обществе, нарушая правила, и устраивает всё так, как это наиболее выгодно ему. В треке этот персонаж рассказывает, как гордится собой.

У тебя есть песня «Подруга» о сексуализированном насилии и виктимблейминге. Что вдохновило на написание этой песни? 

У меня обострённое чувство справедливости. Когда происходит что-то, что не вписывается в мою систему ценностей, я испытываю очень яркие эмоции. Злюсь, чувствую разочарование или бессилие оттого, что не могу повлиять на ситуацию. 

Я создавала эту песню в несколько заходов. Каждый раз, когда случались громкие случаи насилия, я писала. Помню, что вдохновлялась шоу «Подруги» у «Нежного редактора». Они обсуждали тему сексуализированного насилия. Ещё помню случай, как какой-то фотограф домогался своих моделей. К тому же многие мои знакомые, приятельницы, подруги сталкивались с жёстким нарушением их личных границ. Всё это копилось, громкие кейсы добавляли мне эмоций, и я вкладывала их в работу над песней. 

Я видела негативные комментарии под клипом вроде «женщина сама виновата в случившемся». Как ты к этому относишься?

Я уже на них не реагирую. Они все как из методички — абсолютно одинаковые. Я понимаю, что спорить тут нечего. Смысл что-то доказывать? 

Меня расстраивает само существование такого мнения, но оно уже не удивляет. Если это просто коммент в интернете, я прохожу мимо. Но бывает и так, что знакомые, к которым я испытываю уважение, выражают сходные взгляды. В такой ситуации я веду себя по-другому. 

Я сразу же начинаю относиться к человеку иначе. Не могу и не хочу относиться к человеку как раньше, если он не уважает личные границы женщины. Для меня это фундаментальная ценность. Я даже перестала общаться с близким другом, с которым у нас разошлись взгляды на этот вопрос.

Наша Таня интервью

'

Какие проблемы женщин тебя больше всего волнуют?

Хочется, чтобы не было предубеждений в рабочей сфере, да и в бытовой тоже. Чтобы женщин не сексуализировали и не объективизировали. Чтобы воспринимали как личность, которая не является объектом для любования мужчины. Чтобы признали независимость и автономность женщины. 

Ты сама когда-нибудь сталкивалась с дискриминацией по половому признаку? 

Мне в этом плане повезло. Большую часть времени я нахожусь в обществе с передовыми взглядами, где женщин уважают. Но иногда в разговорах с парнями, с которыми я случайно пересекаюсь, проскальзывают странные тезисы. Например, предубеждения, что женщины более эмоционально нестабильны или не способны к точным наукам. Недавно один знакомый сказал, что не ходит к женщинам-врачам. 

Я не смотрю на жизнь сквозь призму ошибки выжившего. Иногда бывает так, что девушки, живущие в комфортной среде, думают, что вокруг всё нормально. «Меня же никто не унижает и никто не бьёт. Зачем и кому нужен этот феминизм?»

Я понимаю, что в нашем [российском] обществе есть проблемы. Есть предубеждения, есть случаи насилия. А если уж глобально посмотреть на мир и изучить, что происходит в странах вроде Ирана, тут вообще отпадают вопросы «зачем всё это нужно» и «за что вы боретесь». 

Как ты думаешь, что нужно сделать в России, чтобы борьба за права женщин стала более успешной? 

Для начала нужно, чтобы женщины перестали искоса смотреть на других женщин. Чтобы мы перестали воспринимать друг друга как конкуренток, перестали говорить, что феминизм не нужен. Хотелось бы меньше слышать «вот я-то не феминистка, и слава богу» в целях одобрения от мужского общества. 

Конечно, это сложно. В нас веками закладывали, что мы должны бороться за мужчин и подставлять друг друга. Из этого трудно выбраться, но меня радует, когда я вижу попытки перейти через эти дурацкие барьеры. Ситуации, когда девушки поддерживают других девушек и проявляют женскую солидарность, вызывают невероятно тёплые чувства.

По твоему мнению, стоит привлекать мужчин в феминизм? 

Это очень сложный вопрос. Есть же такой феномен, когда мужчина говорит, что женщин бить нельзя, и все такие: «Да-а-а! Наконец-то кто-то это сказал».

Женщины пытаются донести эту идею до масс уже давно, но когда её озвучивает мужчина, его слышат все. 

При этом меня напрягают мужчины, которые очень громко и активно говорят, что они профеминисты. От этого веет красивыми словами, которые могут не иметь ничего общего с реальностью. Было бы круто, если бы мужчины просто воспринимали базовые принципы феминизма как что-то само собой разумеющееся и следовали им, а не делали из этого инфоповод.

Но в целом я думаю, что идеи феминизма нужно внедрять среди самых разных слоёв общества. Чтобы они становились нормой и для женщин, и для мужчин.

*Деятельность Meta Platforms Inc. и принадлежащих ей социальных сетей Facebook и Instagram запрещена на территории РФ.