Знать
15 января

Откуда столько злобы в интернете? Отрывок из книги «Нетоксичное общение в сети»

Редакция «Горящей избы»
Редакция «Горящей избы»
Женское издание обо всём.
токсичность в интернете

Эксперты «Дзен» и SRSLY приводят статистику о том, что 92% пользователей Рунета сталкивались с токсичными комментаторами. Вместе они выпустили книгу «Нетоксичное общение в сети». Это гид о том, как проявляется негатив в интернете, почему это происходит и как оградить себя от него. Мы публикуем главу «Откуда берётся токсичность».

У нас есть телеграм-канал! Подписывайтесь, чтобы первыми читать самые интересные статьи и участвовать в обсуждениях.

Исследование, проведённое доктором Йони Салминеном для Катарского исследовательского института вычислительной техники, показывает, что возникновение токсичности на просторах интернета отчасти обусловлено самой его природой. Некоторые темы, такие как обсуждение соревновательного спорта или политики, изначально предполагают возможность возникновения конфликта. Любопытно, что при этом истории, фокусирующиеся на конкретных персонажах, вызывают менее выраженную негативную реакцию, чем обезличенные публикации. К примеру, видео, где футболист делится своими эмоциями по поводу прошедшего матча, хоть и относится к потенциально токсичной спортивной тематике, соберёт меньше негативных комментариев, чем новостная заметка о результатах того же матча.

Раньше люди, обладающие по многим вопросам противоположными мнениями, не могли встретиться, чтобы поспорить, но развитие коммуникационных технологий дало площадку для общения. Салминен и его коллеги отмечают, что токсичное онлайн-общение возникло практически одновременно с появлением интернета как такового: первые обнаруженные ими группы хейтеров начали проявлять активность на досках объявлений (предшественниках форумов) уже в 1984 году.

Интернет-общение предполагает определённую степень обезличенности. Ты не видишь собеседника, можешь даже не иметь представления о том, как он думает, а потому имеешь меньше поводов ему сопереживать. При этом зачастую комментарий можно оставить анонимно или подписать псевдонимом вместо своего настоящего имени.

Это также раскрепощает и подталкивает к совершению поступков, которые в повседневной жизни считаются неприемлемыми. Анонимность интернет-общения побуждает пользователя к формированию новой виртуальной личности, что может побудить попробовать иную (не всегда приятную для собеседников) манеру общения, спровоцировать выход за пределы привычных социальных ролей.

Ещё одним фактором, подталкивающим к токсичному поведению, является большое количество виртуальных свидетелей.

Наличие аудитории заставляет некоторых людей вести себя более агрессивно, яростно отстаивать свою правоту в спорах и утвердить своё доминирующее положение, принижая других участников обсуждения.

Признать поражение перед зрителями гораздо сложнее, чем с глазу на глаз, не так ли?

Доктор Салминен также обратил внимание, что несмотря на то, что интернет дал возможность обмениваться мнениями с большим количеством разных людей, пользователи обычно склонны общаться с теми, кто разделяет их убеждения. Это приводит к формированию «эхо-камер» (в русскоязычном сегменте интернета их презрительно именуют «манямирками»).

Окружённый виртуальными единомышленниками, человек становится менее восприимчив к мнению, отличающемуся от принятого в его круге общения, и, как следствие, зачастую более агрессивно реагирует на тех, кто придерживается противоположных убеждений. Более того, изначально нейтрально настроенные пользователи интернета, оказавшись в «эхо-камере», склонны радикализироваться.

Пример

Вася любит шашки и находит в интернете тех, кто разделяет его предпочтения в области настольных игр. Среди его новых знакомых есть Петя, который не просто любит шашки, но ещё и люто ненавидит игры, в которых фигуры на доске изначально не равны между собой. После общения с Петей у Васи, раньше не имевшего какой-либо позиции по отношению к шахматам, также вырабатывается стойкое отвращение к ферзям и ладьям.

Доктор философии Анна Гроггел из Национального университета Австралии на примере Твиттера заметила наличие прямой корреляции между токсичностью обсуждения какой-либо темы и вовлечённостью участников дискуссии. Если под каким-либо сообщением уже есть токсичный комментарий, увидевшие его пользователи более склонны принять участие в обсуждении этой темы, чем представители контрольной группы, от которых этот комментарий был скрыт. Таким образом, в некоторых случаях поддержание определённого уровня токсичности может казаться выгодным для социальной сети, но стоит понимать, что адекватный пользователь не хочет находиться в токсичной виртуальной среде, так что в долгосрочной перспективе наличие на платформе негатива приводит к оттоку аудитории.

Тут также следует упомянуть так называемый «закон Каннингема», названный в честь создателя технологии вики Говарда Каннингема и сформулированный разработчиком программного обеспечения Стивеном МакГиди в 1996 году в его речи на конференции о влиянии интернета на общество, проходившей в Гарварде.

МакГиди отметил, что самый простой способ получить интересующую тебя информацию в интернете — это не задать вопрос, а дать заведомо неверный ответ.

Если ты спросишь в соцсетях, кто изобрёл микротранзисторы, тебе в лучшем случае предложат погуглить и не отвлекать людей от по-настоящему важных дел, но если ты напишешь, что их изобрёл твой дед, то найдётся как минимум один умник, который объяснит тебе, что это не так, и приведёт массу ссылок на источники, подтверждающие его правоту. То есть в некотором смысле токсичность служит катализатором для комментирования.