Комментарии

Феминитивы и критика патриархата: 5 русских писательниц XIX века

В XIX веке в русской литературной повестке начали встречаться женские имена — произведения Надежды Дуровой появились на страницах «Современника», Елена Ган сотрудничала с «Отечественными записками», а Надежда Лухманова публиковалась в «Русском богатстве». Рассказываем о женщинах, которые первыми попробовали себя в писательстве, подвергались общественной критике и поднимали женские вопросы в литературе. 

Надежда Дурова (1783—1866)

Momo sama / Shut­ter­stock / Wiki­me­dia Com­mons / Полина Мирошниченко / Горящая изба

Надежду Андреевну Дурову принято называть русской амазонкой, а на её памятнике в городе Елабуге написано — «российская Жанна д’Арк». Она до конца жизни носила мужское одеяние и откликалась на имя Александр. Она была офицером Русской императорской армии и участвовала в Отечественной войне 1812 года. 

Говоря о литературном наследии Надежды Андреевны, нельзя обойти стороной её военную деятельность. Ведь её первое опубликованное (и самое известное) произведение «Записки кавалерист-девицы» — это автобиографичная история о том, как, устав находиться в угнетённом положении замужней женщины, героиня бросила всё и сбежала с казачьим полком. 

«Свобода, драгоценный дар неба, сделалась наконец уделом моим навсегда! <.…> я прыгаю от радости, воображая, что во всю жизнь мою не услышу более слов: ты, девка, сиди. Тебе неприлично ходить одной прогуливаться!»

Из книги «Записки кавалерист-девицы»

Надежда сбежала из дома в 1806 году, переодевшись мужчиной и инсценировав свою смерть — бросила платье на берегу реки. Она какое-то время успешно служила в Коннопольском уланском полку. И выдала себя лишь в 1807 году. 

Надежда написала письмо отцу, в котором рассказала о своей службе и попросила благословения. На что отец написал прошение Александру I вернуть дочь домой. Естественно, император немедленно вызвал Надежду к себе. Ей удалось убедить его в том, что её место — в армии. И они заключили соглашение: женщина не может заниматься военным делом, поэтому отныне она будет представляться мужчиной, Александром Андреевичем Александровым. Это имя Надежда носила до конца жизни. 

Творчество

Литературная карьера Надежды началась в 1831 году. К тому времени она уже ушла в отставку и вместе с братом перебралась в городок Елабугу, где его назначили городничим. Там Надежда и написала свои «Записки», которые впервые были опубликованы в 1836 году. И принимал в этом активное участие Александр Сергеевич Пушкин. 

Её брат Василий был знаком с Пушкиным. Он показал ему рукописи сестры. Александр Сергеевич пришёл в восторг. Он опубликовал часть из них в своём журнале «Современник», а затем помог в издании полноценной книги. Но с этим был связан небольшой скандал. 

Сотрудники Музея Н. А. Дуровой в Елабуге рассказывают, что, издавая её рукопись, Пушкин называл их «Записки Н. А. Дуровой, издаваемые А. С. Пушкиным». А Надежда пообещала Александру I, что никогда и никому не раскроет тайну своего имени. 

Когда Надежда написала ему с просьбой что-то сделать в сложившейся ситуации, поэт ответил: «Будьте смелы — вступайте на поприще литературное столь же отважно, как и на то, которое Вас прославило».

И Дурова вступила. Её записки были очень тепло приняты публикой. Например, критик Виссарион Белинский особенно восхищался главами, в которых Дурова описала детство. 

« Боже мой, что за чудный, что за дивный феномен нравственного мира героиня этих записок! <…> И что за язык, что за слог у Девицы-кавалериста! Кажется, сам Пушкин отдал ей своё прозаическое перо…». 

В. Г. Белинский в журнале «Московский наблюдатель»

А дальше она начала писать повести и рассказы. Всего в библиографии Надежды насчитывается 12 произведений. 

Что почитать? 

«Записки кавалерист-девицы» — мемуары о воинской службе. 

«Игры судьбы, или Противозаконная любовь» — повесть, до сих пор не потерявшая актуальность. Это история о девушке, которую выдали замуж в 14 лет за человека, которого она действительно полюбила. Но брак оказался не таким счастливым, как она представляла, а благородный жених — не таким уж благородным. 

Мистические рассказы: «Серный ключ», «Ярчук — собака-духовидец», «Павильон» 

Елена Ган (1814—1842) 

Momo sama / Shut­ter­stock / Wiki­me­dia Com­mons / Полина Мирошниченко / Горящая изба

Жизнь писательницы Елены Ган была очень короткой — она прожила всего 28 лет. А её писательская карьера продлилась всего шесть с половиной. Но за это время Елена успела написать с десяток повестей и даже получить звание «русской Жорж Санд». 

Елену Ган относят к разряду так называемых провинциальных писательниц. Она родилась в дворянской семье, а по матери принадлежала к роду князей Долгоруковых. Вся её жизнь прошла вдали от светского Петербурга. Выросла Елена в городе Екатеринославе (нынешний Днепр. — Прим. ред.), а затем в 16 лет вышла замуж за военного, батарею которого часто переводили из одного провинциального города в другой. 

Тем не менее у Елены было прекрасное образование: она знала несколько языков, много читала, музицировала… К тому же среди её родственниц была известная поэтесса Евдокия Ростопчина и мемуаристка Екатерина Сушкова, которая дружила с Лермонтовым. А в 1836 году семья Ган на время приехала в Петербург, где Елена познакомилась с Осипом Ивановичем Сенковским. 

Сенковский был издателем. Под его руководством выходил литературный журнал «Библиотека для чтения». Именно здесь вышла первая повесть Елены под псевдонимом Зенеида Р‑ва. 

Творчество 

Работать под руководством Сенковского оказалось непросто: он имел привычку сильно редактировать тексты авторов, переиначивать и менять их, полностью нарушая авторский стиль. Иногда он мог даже дополнять текст по собственному желанию. Поэтому Елена перешла в другой литературный журнал — «Отечественные записки». 

Вообще отношения Елены с Сенковским требуют особого рассмотрения. Её принято считать его ученицей. Сам издатель в переписке с одной из своих знакомых утверждал, что Ган была абсолютно неспособной и необразованной, и ему пришлось её многому учить. На деле же влияние Сенковского мешало ей в полной мере раскрыть себя как писательницу. Об этом в своей книге «Классики и современницы» подробно рассказывает литературовед Евгения Строганова. Она даже сравнивает изначальные тексты Ган с теми, как они выглядели после редактуры Сенковского. 

Елена Ган писала о женщинах: о калмычке Утбалле, о поэтессе Анюте, о скромной молодой девушке Любиньке… Большинство её героинь по сути своей одинокие, непонятые и не принятые обществом. А ещё они верят в любовь и в то, что женщина имеет право выйти замуж по любви. 

«Нельзя сказать, чтоб весь пафос ее поэзии заключался только в мысли: как умеют любить женщины и как не умеют мужчины любить; нет, он заключается ещё и в глубокой скорби об общественном унижении женщины и в энергическом протесте против этого унижения».

Виссарион Белинский, «Сочинения Зенеиды Р‑вой» 

Филолог Ирина Савкина, лектор университета Тампере в Финляндии, в своей работе «Провинциалки русской литературы» называет Елену Ган и других провинциальных писательниц (Марию Жукову, например, или Надежду Дурову) «вдвойне маргиналами». Во-первых, они занимались писательством, а это была неслыханная дерзость для женщин начала XIX века. А во-вторых, они ещё и не принадлежали к светскому литературному обществу, жили где-то далеко, за пределами столицы, и не посещали салоны. 

«Да вы забыли, — восклицает догадливый поэт, — что она не просто женщина, а женщина-писательница, то есть создание особенное, уродливая прихоть природы, или правильнее: выродок женского пола».

Из повести «Суд света»

Что почитать? 

 «Суд света» — повесть, в которой Елена Ган рассуждает о том, как люди любят судачить о тех, кто хоть чем-то от них отличается. 

Писательница, жена военного, приезжает с мужем в новый город, где её тут же приглашают на обед. Для местных жителей она как диковинная зверушка. По пути на приём, зная, чего от него ожидать, она вспоминает историю дяди своей давней подруги — бывшего военного Водинского. Его судьба и судьба жены его Зенаиды оказалась трагична из-за домыслов и слухов, которые витали вокруг Зенаиды — «неправильной» женщины. 

 «Идеал» — история Ольги, которую выдали замуж за едва знакомого офицера. Он был вдвое старше неё. Им приходится часто переезжать, и девушка чувствует себя невыносимо несчастной и одинокой. Муж совсем не разделяет её любовь к возвышенному, поэтому, встретив на балу столичного поэта, Ольга влюбляется. 

Александра Зражевская (1805—1867)

Momo sama / Shut­ter­stock / Wiki­me­dia Com­mons / Полина Мирошниченко / Горящая изба

Некоторые исследователи (например, филолог Ирина Савкина) называют Александру Зражевскую первой женщиной-критиком. Хотя среди её работ есть и художественные произведения. А ещё она ввела в употребление такие слова, как «авторицы» и «поэтки», которые использовала для обозначения пишущих женщин. 

Литература интересовала Александру с самого детства. Она родилась в Петербурге в семье архитектора, который дал ей прекрасное домашнее образование, а затем — возможность учиться в столичном пансионе. Александра владела английским и французским и ещё в раннем возрасте пробовала переводить небольшие повести. 

И хотя литературной деятельностью она занималась под руководством своей родственницы Варвары Ивановны Бакуниной, делала это втайне от родных, так как они не одобряли, что девочка выбрала себе такое увлечение. Историк Михаил Файнштейн в своей книге «Писательницы пушкинской поры» приводит её воспоминания о том, как близкие смеялись над ней, а иногда и вовсе сжигали её работы. 

Но Александра всегда отличалась упрямством. И в 1828 году послала один из своих романов, посвящённый императрице Марии Фёдоровне, в Царское Село, где на него обратил внимание Василий Жуковский. Но больше, чем одобрению поэта, она обрадовалась «привету» от самой императрицы. И позже, в одном из своих эссе, будет отмечать этот момент как знаковый в её писательской карьере. 

Между Зражевской и Жуковским завязалась переписка. Историк Александр Шувалов в своей книге «Женская гениальность. История болезни» пишет о том, что Зражевская признавалась Жуковскому, что хочет быть «русской госпожой де Сталь» — эта французская литераторка имела большое влияние на литературные вкусы Европы и выступала за равенство полов. 

В итоге Жуковский помог Александре издать её первый роман «Картины дружеских связей» и познакомил со столичными литераторами. 

Творчество 

Опубликовав в 1833 году свой роман «Картины дружеских связей», Александра занялась переводами французских романов. Французская литература, как отмечает Файнштейн, в то время широко обсуждалась интеллектуальной публикой, но чаще в негативном ключе. А Александра же испытывала глубокую симпатию к творчеству Оноре де Бальзака, а в особенности к его роману «Луи Ламбер», над которым тогда работала. 

Её переводы пользовались большой популярностью, их хвалили ведущие литературные журналы, а несколько переведённых Александрой романов хранились в библиотеке Пушкина. Также известно, что писательница вела переписку с самим Бальзаком и даже виделась с ним, когда он приезжал в Петербург. 

В 1841 году Александра из-за неустойчивого материального положения начала заниматься публицистикой — писать критические статьи. Больше всего её волновала тема самоопределения женщины-автора. Так и появилось её самое известное эссе «Зверинец». 

Оно построено в виде двух писем. Первое, адресованное Варваре Ивановне Бакуниной, — автобиографический очерк. А вот второе, к поэтессе Прасковье Михайловне Бакуниной, уже поднимает вопросы о том, как тяжёл путь женщины, которая выбрала своим призванием писательство. Она приводит в пример распространённую патриархальную критику: писательство для женщины противоестественно, она не обладает достаточным талантом, среди женщин нет великих мыслителей. И отвечает на неё. 

Также Зражевская работала над пятитомным романом «Женский век», который так и не был опубликован, а рукопись писательница уничтожила. В 40‑е годы у Александры обострилось душевное расстройство (она воображала себя разными людьми), и последние годы жизни писательница провела в лечебнице для душевнобольных. 

Софья Ковалевская (1850—1891)

Momo sama / Shut­ter­stock / Wiki­me­dia Com­mons / Полина Мирошниченко / Горящая изба

У Софьи Ковалевской много заслуг. Прежде всего она известна благодаря своим научным достижениям: Софья стала первой женщиной-математиком в России и первой женщиной —профессором математики в мире. Но она также успешно писала романы и повести, которые получили мировое признание.

Софья с детства тяготела к математике и получила хорошее домашнее образование, а её преподавателем был один из лучших педагогов того времени Александр Страннолюбский. Но, получив аттестат зрелости, Софья поняла, что хочет и дальше получать образование, однако в России у женщин не было возможности поступить в высшее учебное заведение. 

И тогда Софья решила поехать учиться за границу. Проблема была в том, что для этого ей нужно было письменное разрешение отца, опекуна или мужа. Но отец Софьи был категорически против, и тогда она нашла выход в фиктивном браке. На ней женился друг семьи, биолог Владимир Ковалевский. Вместе они переехали в Германию. 

Но даже с высшим образованием, фундаментальными знаниями и неоспоримым талантом к точным наукам Софья не могла читать лекции в университете. Даже открывшиеся Бестужевские курсы — образование для женщин от лучших профессоров и научных деятелей — не могли обеспечить Ковалевскую рабочим местом. А к тому времени у Софьи умер муж, и ей нужны были деньги.

В итоге в 1883 году она переезжает в Швецию в Стокгольм — единственное место во всей Европе, где женщина могла читать лекции в университете. Здесь же она начала свою литературную деятельность. 

Творчество 

Биограф Соломон Штрайх, написавший книгу о Софье «С. Ковалевская», которая вошла в серию «Жизнь замечательных людей», отмечал, что интерес к литературе она начала проявлять ещё в 1870‑е. Тогда они с мужем близко общались с Достоевским, Тургеневым и другими писателями журнала «Новое время». 

Удивительно, но на первое произведение Софью вдохновила наука. А точнее, теория Пуанкаре. Вместе со шведской писательницей Анной Шарлоттой Лефлер-Эдгрен она написала драму «Борьба за счастье» — две параллельные истории «как было» и «как могло быть». 

Софья писала в основном биографические вещи. Описывала биографию свою и людей, которые её окружали. Так, её мемуары «Воспоминания детства» дают яркий и точный портрет Достоевского, а в «Воспоминаниях о Джорже Эллиоте» (сохранена оригинальная орфография. — Прим. ред.) — английской писательницы Джордж Элиот. 

Единственное художественное произведение Ковалевской — «Нигилистка» — долгое время было запрещено издавать в России, так как в сюжете много размышлений о революции и о народническом движении 1870‑х. Но во главе сюжета стоит молодая девушка Вера Баранцова и её жизненный путь.

Что почитать?  

«Воспоминания детства» — семейная хроника о детстве Софьи Ковалевской, об отношениях со старшей сестрой и с Фёдором Михайловичем Достоевским. 

«Нигилистка» — дворянка Вера Баранцова знакомится с соседом графом Васильцевым, который берётся давать ей уроки. Это знакомство в корне меняет жизнь девушки. 

Надежда Лухманова (1844—1907)

Momo sama / Shut­ter­stock / Wiki­me­dia Com­mons / Полина Мирошниченко / Горящая изба

Надежда Лухманова, в девичестве Байкова, родилась в Санкт-Петербурге. Её выдали замуж довольно рано в 1864 году — прошло всего пару лет после того, как она окончила Павловский институт. Жених был вдвое старше её. В зяте, Афанасии Лухманове, родителей Надежды привлекало богатство, а вот саму Лухманову жизнь с нелюбимым человеком не радовала. 

В итоге Надежда и Афанасий разъехались: они продолжали состоять в официальном браке, но Надежда жила в Санкт-Петербурге, а он — в Париже. И когда спустя несколько лет в 1870 году Лухманов вернулся в Петербург, он обнаружил, что у Надежды есть ребёнок. Начался громкий развод. 

Надежду признали виновной и запретили больше вступать в брак. Тем не менее в 1881 году она нарушила запрет и вышла замуж за 19-летнего студента, обманув его, что их разница в возрасте всего восемь лет. Студент был из Тюмени, и сразу после свадьбы они переехали туда. Жизнь в Сибири для Надежды оказалась непростой. Во-первых, родители мужа её не принимали. Во-вторых, ей не хватало образованного столичного общества. 

Надежда пыталась устроить в Тюмени культурную жизнь: она организовывала литературные вечера и разыгрывала небольшие спектакли. Но местных жителей не вдохновляли столичные «забавы». Так и не сумев привыкнуть к тихой сибирской жизни, Надежда сбежала от мужа в Петербург. 

Средств к существованию у неё не было, поэтому она и обратилась к писательству. 

Творчество 

Первое время Лухманова занималась переводами. Признание именно как писательницы пришло к ней в 1983 году, когда на страницах журнала «Русское богатство» Надежда опубликовала автобиографическую повесть «Двадцать лет назад. Воспоминания из институтской жизни». 

Свой четырёхлетний опыт жизни в Тюмени Надежда тоже описала чуть позже — в 1985 году вышла серия очерков «В глухих местах». 

Но больше всего Лухманову интересовал «женский вопрос», она не только писала о женских судьбах, но и выступала с лекциями, рассуждая о трудностях в жизни современниц и о конфликтах между мужчинами и женщинами. А зачастую она и вовсе брала очень провокационные темы!

Сама, будучи ещё совсем девочкой, столкнувшись с браком со взрослым мужчиной, она писала об этом в произведениях «Правда», «Разбитые грёзы» и в своём главном романе — «Институтки». 

Лухманова видела свободу женщины в образовании и в финансовой независимости. Она критиковала методы воспитания женщин, называя их устаревшими, и выступала за право женщин голосовать. Подробнее о том, как в своём творчестве Надежда выражает отношение к гендерным ролям, неравному браку и женскому вопросу, пишет в своей диссертации «Творческий путь Н. А. Лухмановой» филолог Татьяна Владимировна Левицкая. Она же отмечает, что критики упрекали Надежду, что она занимается несвойственным женщине делом. Особенно возмущала её просветительская деятельность: как смеет женщина поучать с трибун! 

А в 1904 году она отправилась на русско-японскую войну в качестве сестры милосердия и корреспондентки, тем самым став одной из первых женщин — военных корреспондентов в России. 

Что почитать? 

«Институтки. Тайны жизни воспитанниц» — роман о девочках-воспитанницах института: о дружбе, невзгодах, проказах и больших надеждах.  Основан на воспоминаниях писательницы. 

Обложка: Momo sama / Shut­ter­stock / Полина Мирошниченко / Горящая изба

Окончила факультет журналистики. Люблю кино, сериалы и детские книги, смотреть и читать киноразборы, слушаю много образовательных подкастов о поп-культуре и знаю ответ на вопрос «что бы такого посмотреть?».

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.