Комментарии

Мечтают ли модели Victoria’s Secret о тосте с маслом. Отрывок из книги «О дивный модный мир»

диета victoria's secret

Экс-редактор сайта Cos­mopoli­tan Эми Оделл написала книгу «О дивный модный мир» о своих приключениях в мире моды. Девушка, которая скептично относится к модным показам и индустрии в целом, делится своими замечаниями о её внутреннем устройстве. В том числе и о том, какой ценой модели демонстрируют на подиумах идеальное тело. Мы публикуем отрывок из главы «Приключения на модном показе Vic­to­ri­a’s Secret».

Адриана Лима сидела в кресле у туалетного столика, где ей укладывали волосы и наносили макияж; вокруг крутились репортёры. Их было больше, чем других моделей. Алессандра Амбросио расхаживала по залу на высоких каблуках и в розовом халатике, держа в руках бутылочку зелёного сока. Модели любят зелёный сок. Говорят, некоторые пьют его как воду. Если вы думаете, что это привычка, которую можно перенять, откажитесь от этой идеи: бутылочка зелёного сока стоит от 7 до 11 долларов. Не думайте, что сможете сделать цену более доступной, если сами выжмете сок: потребуется новомодная соковыжималка и свежие органические продукты.

Я слышала, как одна модель говорила, что она так привыкла к нему, что, когда стало туго с деньгами, уволила домработницу, но не отказалась от соков. Это было серьёзно: она не умела убирать за собой и жила в свинарнике. Привычка пить зелёный сок опустошила её банковский счёт, поскольку она пила его семь раз в день. В то же время, как гласит легенда, эта поборница здорового питания всю жизнь курила.

Но вернёмся к Алессандре: она не придерживается жидкой диеты. «В данный момент я пью соки, — говорит она, кивком указывая на зелёную бутылочку в своей руке. — Сначала все думали, что я пощусь, но — нет. С удовольствием завтракаю омлетом, хотя это омлет из одних белков с овощами». (Алессандра — бразильянка, как и Адриана, и говорит с сильным акцентом.)

«Когда участвуешь в показах в Милане или Париже, не остаётся ничего другого, как следить за тем, что ешь. Для этого показа нужно по-настоящему заботиться о своём теле, о своей коже, обо всём, понимаете? Потому что всё на виду, все смотрят на тебя», — сказала Алессандра, подчеркнув, что перед показом Victoria’s Secret она усиливает режим тренировок, уделяя особое внимание прессу и ягодичным мышцам.

Под словом «все» модель подразумевала публику в зале и тех, кто смотрит шоу по телевизору. Модный показ Victoria’s Secret, конечно, не набирает такого зрительского рейтинга, как королевская свадьба. Если королевская свадьба — это выступление Джастина Бибера на стадионе с таким количеством феромонов в воздухе, что впору требовать противогаз, то показ Victoria’s Secret скорее напоминает выступление инди-рок-группы на природе в полдень, когда все ещё трезвые, но смотрят его 9–10 миллионов. Для сравнения: довольно скучную телетрансляцию церемонии вручения «Оскаров» в 2014 году посмотрели 43,7 миллиона человек. С точки зрения программы показ Victoria’s Secret не слишком от неё отличается: сексуальные, соблюдающие диету, отлично натренированные дамы с важным видом расхаживают в блёстках и с причёсками, эстрадные артисты исполняют песни, зрители пребывают в состоянии тревожного ожидания, но 10 миллионов… Это некоторым образом ошеломляет.

[…]

За кулисами перед показом не обсуждается тема «раздевания глазами». Люди говорят о еде, диете и тренировках. Уже более десяти лет мир занят тем, что винит модную индустрию в навязывании стандартов «чем женщина худее, тем красивее»; поэтому не очень худые женщины по всему миру ненавидят себя и начинают жить с расстройствами пищевого поведения, дисморфией и просто перманентным недовольством собой и своим телом.

Индустрия моды, конечно, знает, какая у неё репутация, но продолжает внушать публике, что она не в ответе за массовую ненависть женщин к себе. Мы видим это в выпусках Vogue, где фигуристым женщинам вроде Бейонсе и Жизель после родов отведено больше страниц, чем обычно. В то же время Совет модельеров Америки предпринимает «Здоровую инициативу». Это смутный набор директив для дизайнеров и других участников Недели моды, которые должны не пускать на подиумы моделей с расстройством пищевого поведения. И то и другое малоубедительно, ибо сами представители индустрии не ведут себя так, будто лишний жирок — это нормально. 

Невозможно говорить о моде без дурацкой «шутки» о том, что «в моде никто не ест». Едва ли эта фраза стала бы настолько вездесущей, если бы не имела под собой оснований.

Впрочем, еда и диета не основные сюжетные линии показов, потому что мы уже не настолько восприимчивы к ужасающей худобе.

Констанция Яблонски, одна из моделей, не согласилась с тем, что на модном показе Victoria’s Secret представлены нереалистичные типы фигуры. «Очевидно, что мы живые, просто делаем своё дело и приятно проводим время, — сказала она мне за кулисами. — Я люблю заниматься спортом, много занимаюсь разными его видами и в последние две недели чаще хожу в спортзал — и это все». — «То есть никакой жидкой диеты?» — «Нет, если вы здоровы, немного занимаетесь спортом и высыпаетесь, всё будет в порядке».

Даутцен Крез, модель из Нидерландов, мейкап и причёску которой закончили, подошла ко мне и спросила, как дела, что было удивительно: большинство знаменитостей не интересуются репортёрами. «Как вы это выдерживаете? Всё время — одни и те же вопросы, не скучно?» — спросила она. Скучно? Нет, мне никогда не бывает скучно, когда вокруг — столько розового цвета, блёсток и стройных женщин в кимоно неоново-розового цвета.

— Боюсь, вам задают одни и те же вопросы, но я хочу узнать нечто другое. К примеру, о чём вас никогда не спрашивали?

— О боже! У меня нет ответа, — растерялась модель.

— Мне кажется, все спрашивают о диете и физической нагрузке, — предположила я.

— Да, всегда задают вопросы о том, как я готовлюсь к показу, и я всегда отвечаю одинаково. Каждая девушка знает ответ.

— Какой?..

— Занимаюсь спортом и слежу за питанием. Вот и всё, — сказала она. — В течение года стараюсь соблюдать здоровую сбалансированную диету, за две недели до показа строго ограничиваю себя в сладком и углеводах.

— Это не так уж плохо, не так ли?

— Конечно! Я отлично себя чувствую. Хорошо, что есть возможность заниматься своим телом.

Модель сказала, что она не возражает против этого. Кому ещё платят за то, чтобы выглядеть максимально безупречно? Даутцен работала с Советом модельеров Америки, продвигая «Здоровую инициативу», за что я её похвалила. Даже если их усилия оказались не слишком эффективными, шаги были правильными.

— Знаете, худышек много, — сказала она, имея виду модный бизнес в целом. — Но я считаю, что прежде всего надо быть здоровой. Есть худые от природы девушки. Но всегда заметно, когда девушка истязает себя голодом. Меня это тревожит. Мне противно на это смотреть. 

Видит ли она это здесь?

— Нет. Здесь, на показе Victoria’s Secret, мало быть просто стройной — нужно иметь мышечный тонус. Вот почему так тяжело работать. Иногда нам тяжелее, чем спортсменам, так как мы не можем слишком накачивать мышцы. Для спортсменов важна сила, а для нас то, как мы выглядим.

Однако она не считала, что бренд Victoria’s Secret должен выпустить на подиум беременную модель, потому что этот бренд не выпускает одежду для будущих мам.

— Конечно, можно выглядеть сексуально в разных ситуациях — моему мужу, к примеру, нравилось, когда я была беременной. Но всегда найдутся люди, которых это оттолкнёт. Поэтому, думаю, этого делать не стоит. Бренд Victoria’s Secret много сделал, позволив нам, моделям, иметь детей. После родов, — продолжала она, — мне сказали, чтобы я не спешила возвращаться и наслаждалась материнством. Очень признательна!

Не тревожил декретный отпуск и Кэндис Свейнпол. Она была немного моложе остальных моделей, ей было двадцать три года. Я завела с ней разговор о её обязанностях как модели, открывающей показ; но не успели мы начать, как её голубые глаза округлились, а вокруг началась суматоха. Повернувшись, я увидела толпу фотографов, окруживших Адриану; сексуально изогнувшись, она стояла возле туалетного столика в распахнутом халатике, под которым был лишь кружевной гарнитур.

— Посмотри сюда, Адриана! — кричали фотографы. Не нужно забывать о том, что здесь, за сценой, часами можно не увидеть ничего, кроме сидящих вокруг девушек, которым наращивают волосы, и Канье Уэста, зашедшего поздороваться со знакомой.

— Через минуту настанет ваша очередь? — спросила я Кэндис.

— Нет, надеюсь, что нет, — нахмурилась она.

Я спросила её, не слишком ли люди зациклены на диете моделей и режиме их тренировок.

— Многие задают вопрос: «Итак, от чего вам пришлось отказаться?» — сказала Кэндис. — Но ведь это касается нашего тела, и мы умеем ухаживать за собой, поэтому людям хочется знать, как именно мы это делаем.

То есть модели относятся к диете и физической нагрузке как к хорошему уходу за собой. Неужели отказ на несколько недель от углеводов и сахара — синоним ухода за собой? Или же нужно особое отношение к себе, чтобы работать на показах Victoria’s Secret? Размытые ответы создают проблему: женщинам, которые умеренно наслаждаются десертами и тостами со сливочным маслом, внушают, что они плохо ухаживают за собой. Возможно, они неохотно «побалуют» себя целым бананом, прочитав в журнале, что на завтрак разрешена лишь половинка. Дело в том, что диета и физическая нагрузка у многих моделей Victoria’s Secret — это крайность.

Мы забываем об этом, потому что стали рабами физического совершенства и забыли, что нормально, что полезно для здоровья, а что всего лишь тщеславие.

Не успела я спросить Кэндис о ежедневном рационе, как она заговорила об этом:

— Моя диета не изменилась. Я ем много белка, чтобы быть более мускулистой. Так что диету я не меняю. Делаю обычные упражнения. За десять дней до показа начинаю заниматься интенсивнее. — И добавила: — Но некоторые задают вопросы так… будто я нездорова.

Навязчивая идея о еде и диете буквально преследует на показе Victoria’s Secret — потому что это сюжет для СМИ. Мы видим безумные крылья, выступления рок-звёзд, но главным образом — идеальные бёдра, животы, талии, волосы и так далее. И как только вы разберётесь в том, сколько блёсток используется на подиуме, сколько весят крылья, сколько каратов в жёлтых бриллиантах, украшающих фантастический бюстгальтер, единственной «искрой» в вашей истории может стать только ответ на вопрос, как модели этого добились. И вам ответят, что они работают над своим телом или очень «хорошо ухаживают» за собой, пока их фигура не станет предметом зависти для всей планеты.

Хотя эти женщины в своём совершенстве не похожи на обычных людей, все эти диеты и тренировки позволяют предположить, что они так же стесняются себя, как и все остальные. В конце концов, если бы мне нужно было нацепить крылья, трусики и бюстгальтер, намазаться бронзантом и пройтись по подиуму перед кинозвёздами, рэпером Питбулем и десятью миллионами телезрителей, я бы накопила на зелёный сок, выбросила из дома кексы и вино и несколько недель ходила бы в спортзал. Но если бы я стала заниматься этим, не имея контракта с Victoria’s Secret, никто бы не подумал, что я хорошо ухаживаю за собой; просто решили бы, что у меня проблемы с пищевым поведением.

🥗 Отношения с едой складываются как с людьми: они либо здоровые, либо токсичные

Почему мы заедаем стресс. Отрывок из книги «Здоровый похудизм»

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.