Комментарии

«Все имеют право на чувства». История девушки, которая в 16 лет написала книгу про токсичное общение с родителями

нетоксичное общение

На издательской платформе для независимых авторов ЛитРес: Самиздат вышла книга «Связь прервалась. Нетоксичное общение с детьми», которую написала 16-летняя Варвара Аристакесян. Девушка пообщалась со сверстниками, выяснила, как родительский контроль, завышенные ожидания и обесценивания влияют на их жизнь и почему взрослые часто не придают этому значения. Поговорили с Варварой о том, как в 16 лет написать собственную книгу, зачем прислушиваться к подросткам и почему родители не должны быть идеальными.

Фотография человека
Варвара Аристакесян, 17 лет

автор книги

«Многие друзья рассказывали мне про проблемы с коммуникацией в своих семьях»

В этом году я окончила школу и сейчас собираюсь поступать в Брауновский университет в Америке. Моя книга возникла как школьный проект. Я долго не могла решить, в каком формате его делать и какую тему взять. Даже устроила с одним человеком брейншторм: мы встретились в кафе, я начала рассказывать, что мне интересно, и выписывать это на листок. После этой встречи посмотрела на список, который получился, и поняла, что рядом идут два моих интереса — писательство и психология. 

Тогда я решила написать книгу о токсичном поведении родителей с детьми-подростками. В то время многие друзья рассказывали мне про проблемы с коммуникацией в своих семьях. Мои же родители проделали огромную работу над собой, чтобы наше с ними общение было нетоксичным. Этим проектом я хотела выразить им благодарность. 

На самом деле подсознательно сразу хотелось поделиться этим с большой аудиторией, а не только с одноклассниками и преподавателями. Но весь 10‑й класс я была сосредоточена только на том, чтобы написать книгу и презентовать её в школе, а в 11‑м классе сфокусировалась на экзаменах. Только когда они закончились, я снова обратилась к проекту. Мне стали приходить позитивные отзывы от родителей и учителей, которые получили доступ к этой книге. Они просили у меня печатную версию, рассказывали, какие описанные ситуации у них отзываются. И я подумала, что было бы неплохо попробовать издать свою работу. 

«Состояние подростков не зависит от того, что я им скажу, оно зависит от действий их родителей»

Книга состоит из диалогов между членами вымышленной семьи. Но все описанные ситуации взяты из реальной жизни.  Я провела небольшое исследование — опросила подростков об их отношениях с мамами и папами. Ходить за респондентами далеко не пришлось. Я разговаривала с одноклассниками и парочкой друзей вне школы. Удивило, что они были очень открыты и давали развёрнутые ответы на вопросы. Когда всё это только задумывалось, я боялась, что со мной не захотят о таком говорить. Но в процессе интервью не возникло ощущения, что я лезу в их личную жизнь. Наоборот, было видно, что они сами хотят делиться своими переживаниями. 

Слушать чужие истории было тяжело. Я эмпат, поэтому сопереживала и понимала чувства респондентов. Иногда я сама сталкивалась с некоторыми ситуациями, о которых мне рассказывали ребята, а иногда удивлялась, думала про себя: «Как такое вообще происходит?» В такие моменты я чувствовала себя беспомощной. Хотя понимала, что состояние собеседников не зависит от того, что я им скажу, оно зависит от действий их родителей. Книга — попытка показать родителям, что их слова и поступки могут очень ранить подростков, повлиять на их уверенность в себе и самооценку.

«Хотела обратить внимание на проблему, а не указывать родителям на их ошибки»

Я пишу о гиперконтроле, обесценивании, игнорировании и называю это токсичным поведением. Это действительно громкое слово. Не хочется, чтобы родители воспринимали эту книгу как упрёк, чтобы все они думали, что они токсичные и ничего не понимают о собственных детях. В заключении я написала о том, что осознаю, как родителям сложно нас воспитывать. И подчеркнула, что им не нужно стремиться к идеальности. Но при этом я постаралась донести через различные бытовые ситуации, что иногда они могут игнорировать или обесценивать чувства и эмоции собственных детей.

Думаю, что и у родителей, и у подростков, когда они пытаются выстроить диалог, возникают мысли: «Да он или она ничего не понимает, это всё пустые слова». Я не считаю себя экспертом, не указываю, как надо правильно себя вести и что говорить. Я постаралась подойти к проблеме взаимоотношений детей и родителей со стороны чувств. Хотелось обратить внимание на проблему, а не указывать родителям на их ошибки. 

А ещё для меня было важно привлечь реальных экспертов, чтобы повысить доверие взрослых к своей работе. Поэтому я общалась с семейным психологом Анной Варгой и директором фонда «Шалаш» Лилей Брайнис. 

Я хотела, чтобы это был социальный проект, чтобы книга не только осветила какую-то проблему, но и помогла достичь чего-то большего.

Для этого я решила сотрудничать с каким-нибудь фондом. Когда я узнала о фонде «Шалаш», который помогает подросткам с трудностями поведения, то решила, что именно туда хочу перевести деньги с продаж. Книжка была опубликована недавно, поэтому я ещё не выводила полученные средства — это можно сделать только через три месяца. Но перевод в «Шалаш» обязательно будет. 

Мои родители тоже участвовали в процессе создания книги. Мама была одной из первых читательниц, помогала с экспертами, нашла редактора. А папа рисовал обложку и нашёл иллюстратора.

«Когда я писала папе и делилась своими чувствами, то испытывала облегчение — я ощущала, что он меня понимает»

Мои родители разведены. Это кажется обычной ситуацией, хотя обидно, что в нашей стране такая ситуация — обычная. У меня хорошие отношения с мамой и папой, но раньше они были напряжёнными. Особенно с папой. Мне иногда было сложно понять, чего он от меня хочет, а он мог повышать на меня голос. А мама очень много работала, мне не хватало общения с ней. Потом стало заметно, что папа и мама начали строить диалог, создавать семейный вайб, работать над собой. И я пошла им навстречу. Я понимаю, что мои родители — эталон работы, которую взрослые могут провести над собой. 

Родители не пытаются быть идеальными, а просто стараются рефлексировать, говорить со мной, не обвиняют ни себя, ни меня. И важно, что я тоже пытаюсь их услышать.

Я старалась выстраивать диалог и рассказывать о том, что чувствую. Поначалу мне сложно было говорить с папой, я боялась, что он неправильно меня поймёт или скажет, что я себя накрутила. Но каждый раз, когда я писала ему или звонила и делилась своими чувствами, то испытывала облегчение — я ощущала, что он меня понимает. Наверное, с мамой было чуть проще налаживать коммуникацию, потому что с ней я проводила больше времени. Но здесь возникала другая сложность: я не успевала отрефлексировать, понять все свои чувства и могла общаться с ней на эмоциях.

Потребовалось время, чтобы понять, что это нормально, когда эмоции добавляются в диалог. Родителям и подросткам важно понимать, что все имеют право на чувства. 

«Иногда нужно признать, что коммуникацию восстановить невозможно»

В книге я написала диалоги, которые ведут родители с детьми-подростками. В конце каждая история подытожена взглядом подростка на неё, а позиция родителя остаётся неизвестной. И я хотела, чтобы сам читатель попытался встать на сторону взрослого и понять его. Хотя очевидно, что это сложно и не каждый захочет этим заниматься. Анна Варга в предисловии написала, что такая книга подходит для совместного чтения родителей с детьми и последующего обсуждения. Но это мне кажется идеальным вариантом. В реальности я считаю, что аудитория книги в первую очередь — родители подростков. Потому что именно им я хочу показать, что некоторые ситуации, которые взрослым кажутся нормальными, для детей могут быть травматичными.

Думаю, связь между родителями и ребёнком может прерваться в любом возрасте. Когда это произойдёт — непонятно. Наверное, чаще всего это случается, когда подросток начинает сепарироваться. Это переломный для родителей момент. Тогда подросток закрывается, хочет быть в себе, не готов ничем делиться. А родитель пытается всеми силами его удержать или реализовать через жизнь ребёнка свои нереализованные амбиции. О таком мне часто рассказывали мои ровесники. Подросткам от этого тяжело. А бывает совсем противоположная ситуация, когда родители в принципе не особо обращают внимание на своего ребёнка, и он чувствует отстранённость, ненужность. 

Я общалась с подростками, родители которых не понимают, что определённые высказывания могут ранить их детей. Но и сами подростки не говорят им об этом.

А ведь родитель не всегда может понять, что у тебя есть проблемы. Подросткам важно самим проговаривать и акцентировать внимание на том, что они живут в другом мире, важно помогать родителям понимать их.

Но также бывает, что подросток всё же решается сказать о своих чувствах и переживаниях, а родитель его не слышит. Ему бывает сложно выйти из своей взрослой и умной позиции и встать на место ребёнка, попытаться посмотреть на ситуацию с его точки зрения. Хочется, чтобы книга как раз сподвигла членов семьи к диалогу, на который сами они не решаются. 

Часто так бывает, что и люди в 30 лет не могут выстроить коммуникацию с родителями. Поэтому важно, чтобы ребёнку, сколько бы лет ему ни было, было комфортно. Если он понимает, что когда пытается наладить общение с родителями, избежать осуждения и обесценивания, то лишь бьётся головой о стену, — возможно, ему стоит принять это, простить и отпустить. Иногда нужно признать, что эту коммуникацию невозможно восстановить. И жить дальше.

«Каждый человек столкнётся с неидеальностями во взаимоотношениях с родителями»

Никто не может быть идеальным. Но ребёнку и не нужна идеальная среда. Наши родители знали, где им было некомфортно в коммуникации со своими родителями. Думаю, в общении с нами они попытались это исправить. Мы знаем, где было некомфортно нам, и мы будем избегать этого уже с нашими детьми. Думаю, что не существует какого-то прочного круга токсичной коммуникации, который нужно разорвать. Просто каждый человек столкнётся с неидеальностями во взаимоотношениях с родителями, а уже со своими детьми будет пытаться их не допускать, но допустит какие-то другие. Каждое поколение работает со своими неидеальностями, а потом появляются новые. 

Думаю, что конфликт отцов и детей в каком-то смысле даже полезен. Поэтому и важна эта неидеальность. Когда подросток сталкивается с негативным поведением со стороны родителей, это помогает ему понять, что именно ему в коммуникации не нравится, что он может сделать, чтобы это исправить. Это возможность понять свои границы, научиться общаться и выходить из конфликтных ситуаций.

«Подросткам, которые бояться высказываться, хочу сказать: делайте это в первую очередь для себя»

Меня удивил тот факт, что моя книга заинтересовала людей как раз таки потому, что написана подростком. Литературный агент говорила мне, что подростки редко пишут книги, а ведь с ними круто и интересно работать.

Ещё не так много времени прошло с момента публикации. Потом, думаю, будут критики, которые укажут на мой возраст и некомпетентность. Но ведь это часть концепции книги. Я делаю акцент не на знаниях, а на чувствах. Ведь подростки — тонко чувствующие создания (уж не знаю, являются ли такими взрослыми, я в их роли ещё не побывала). И когда кто-то будет упрекать меня в том, что я ничего не понимаю, я отвечу, что и не пытаюсь никого учить и что-то доказывать. Я лишь передала то, о чём мне рассказали, что я сама видела и чувствовала. 

К подросткам в целом не очень прислушиваются. Это надо исправлять. Хотя я замечаю, что сейчас мои ровесники стараются больше публично себя выражать. Но это может быть страшно. Подросткам, которые бояться высказываться, хочу сказать: делайте это в первую очередь для себя. Всему обществу угодить невозможно, но всегда найдутся люди, которые прочитав вашу книгу, прослушав вашу песню, почувствуют, что вы их поняли и выразили их чувства и мысли. 

Не нужно пытаться создать что-то идеальное, попасть во всех. Попадите сначала в себя, а дальше, возможно, это откликнется кому-то ещё.

История публикации моей книги началась с «ЛитРес: Самиздат». Сначала там вышел электронный вариант, а скоро книга должна выйти в бумажном виде. Раньше я думала, что нужно приходить в кучу издательств и выслушивать критику или отказы, чтобы однажды кто-то всё же согласился издать твою книгу. Но оказалось, что есть сервисы, в которых ты можешь всё сделать сам. Для меня это много значило, ведь «ЛитРес: Самиздат» как раз подчёркивает идею, что ты делаешь это сам и для себя в первую очередь.

Раньше я боялась взрослеть, боялась, что перестану быть эмоциональной и эмпатичной. Но мне кажется, что говорить: «Вот, повзрослею, перестану так остро чувствовать», — перекладывание ответственности, ведь только от самого человека зависит, потеряет он что-то с возрастом или приобретёт. И сейчас я уже не боюсь и полагаю, что нет чёткой границы «подросток — взрослый», переходя которую ты что-то безвозвратно теряешь. Я думаю, что на самом деле взросление — это приключение.

Окончила журфак МГУ, теперь изучаю политологию. Ищу интересных героев и рассказываю об их тяжёлом или вдохновляющем опыте, исследую жизнь в России. Хочу способствовать репрезентации женщин в различных сферах и разрушать стереотипы.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.