Комментарии

Хранительница искусства: за что запомнят президента Пушкинского музея Ирину Антонову

ирина антонова

Ирина Антонова скончалась 30 ноября на 99‑м году жизни. Рассказываем, как она заботилась о ГМИИ имени Пушкина на протяжении 75 лет: чинила протекающую крышу, вытаскивала картины импрессионистов из подвалов и спорила с ЦК партии, где её обвиняли в вандализме.

Студентка и санитарка

Ирина Антонова родилась 20 марта 1922 года в Москве в семье Иды Хейфиц и Александра Антонова. Её отец был участником Октябрьской революции, директором Института экспериментального стекла. Ирина Александровна хорошо запомнила, как в 30‑х годах её мать собрала чемодан с вещами для отца и поставила его в прихожей. Они ждали, что однажды за Александром приедет НКВД. Но их семью эта участь миновала.

В 1940 году Ирина Антонова поступила на искусствоведческое отделение Института философии, литературы и истории. А через год началась война. Вместе с матерью её эвакуировали в Куйбышев. 

Антонова окончила курсы медсестёр и пошла помогать в местный госпиталь. Там сразу попала в операционную: хирург ампутировал ногу раненому солдату, пока 19-летняя Ирина держала его.

Потом она вернулась в Москву. В звании младшего сержанта медицинской службы работала в госпитале на Красной Пресне и продолжала учиться. Перед самым концом войны, в апреле 1945 года, Антонова окончила университет. По приглашению преподавателя пошла работать в ГМИИ имени Пушкина. И осталась там на 75 лет.

«Железная леди» Пушкинского музея

В феврале 1961 года Ирине Антоновой предложили должность директора музея. Сама она рассказывала, что предложение было совершенно неожиданным. Ирина Александровна не занимала никаких административных должностей, которые могли бы привести её к этому посту. Она долго колебалась, но в итоге близкий друг уговорил её попробовать.

Антонова вспоминала, в какой разрухе был музей после войны. Особенно сильно пострадала кровля, где было стеклянное покрытие. Первой задачей она поставила починку крыши, ведь иначе могли пострадать экспонаты. Для неё нашли дефицитное стекло, мелкими кусочками которого всё-таки удалось перекрыть крышу. 

Но крыша продолжала протекать. Сотрудники музея и милиция регулярно дежурили в здании. Обнаружив течь, они звонили Ирине Антоновой. Без неё нельзя было снимать картины со стены. Даже посреди ночи она отвечала на звонок и ехала в музей. Полностью восстановить крышу удалось только в 1974 году. 

Те, кому довелось работать с Ириной Антоновой, называли её «железной леди», сравнимая с жёстким характером премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Хотя сама Антонова не считала себя таковой. 

«Просто я старалась никогда не врать моим коллегам, а когда говоришь, что думаешь, это не может всем нравиться. Но я понимала, что отвечаю за музей и должна добиваться результата, а потому настаивала. Помимо удовольствия я получаю за свою работу деньги ― значит, должна делать дело. Но никто из-за меня не ушел из музея» 

Ирина Антонова в интервью «Известиям»

В 1974 году Ирина Антонова решила поднять из подвалов музея коллекцию импрессионистов, собранную купцами Сергеем Щукиным и Иваном Морозовым. Когда-то эти картины украшали Музей нового западного искусства. Но тогда ещё мало кто понимал, какие ценности достались в руки русским коллекционерам: они собрали работы Ренуара, Моне, Сезанна, Гогена, Матисса, Ван Гога. Ирина Антонова знала, что эти картины должны были увидеть свет. Но чтобы поднять их, нужно было освободить половину второго этажа Пушкинского музея от слепков. 

Из-за этого на неё обрушилась страшная критика. Антонову вызвали в отдел культуры ЦК партии. Её обвиняли в вандализме, хотя искусствовед сказала, что ни один памятник не был разрушен в процессе перестановки. За неё заступился скульптор Николай Томский.

«Он прекрасно понимал, что вернуть назад ничего нельзя. Но понимал и то, что пришло время показывать импрессионистов. И мы их показали. Это была огромная победа, но и борьба была страшная. Я на это заседание пришла с заявлением об уходе в кармане. Иначе мне просто неинтересно было работать. Что делать в музее, если надо прятать импрессионистов? Но заявление так и осталось в кармашке» 

Ирина Антонова в интервью «Известиям»

Показ импрессионистов не был единственным отчаянно смелым решением Ирины Антоновой. В 1974 году ей удалось перехватить для Пушкинского музея легендарную «Мону Лизу». 

Картина покидала Лувр только дважды: выезжала в Вашингтон и в Японию. Когда Антонова узнала, что картина находится в Токио, она обратилась к министру культуры Екатерине Фурцевой с просьбой, чтобы Джоконду привезли из Японии в Россию. И это случилось. Через месяц после их разговора Фурцева договорилась о том, чтобы картину на два месяца привезли в Пушкинский музей. 

Защитница справедливости

В 2013 году Ирина Антонова предложила президенту России Владимиру Путину восстановить Музей нового западного искусства. Как она рассказывала в интервью Владимиру Познеру, она считала его восстановление одной из главных задач своей жизни.

Музей был открыт в 1923 году на основе коллекций Сергея Щукина и Ивана Морозова. Но в 1948 году по решению Иосифа Сталина музей закрыли по идеологическим причинам. Как вспоминала Антонова, художников-импрессионистов назвали вредными и разрушающими сознание советского человека. Однако картины не стали продавать или уничтожать. За 15 дней все экспонаты распределили между Эрмитажем и ГМИИ. 

Восстановление музея стало бы уникальным событием для мира искусства, считала Ирина Антонова. Владимир Путин ответил, что готов поддержать решение, но только если его одобрят компетентные эксперты. 

Министерство культуры действительно организовало собрание по этому вопросу. Но не пригласило Ирину Антонову к обсуждению. Искусствовед позвонила начальнику департамента культурного наследия Наталье Самойленко, чтобы узнать причину. Та ответила, что появление Антоновой нежелательно, так как это «создаст эмоциональный фон». Притом что Антонова единственная посещала Музей нового западного искусства, в отличие от приглашённых экспертов. 

Ирину Антонову всё-таки пригласили на собрание. Но это не повлияло на судьбу музея. Против выступил директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Восстановление Музея нового западного искусства означало, что ГМИИ и Эрмитаж должны будут вернуть картины импрессионистов. По мнению музейного сообщества, это бы вызвало прецедент и все музеи страны могли начать делёжку произведений искусства.

Вместо настоящего музея решили открыть его виртуальную версию. Но Ирина Антонова сказала, что борьба за Музей нового западного искусства не окончена. У неё не получилось восстановить справедливость, но по крайней мере об этом заговорили. А значит, однажды кому-то удастся вернуть музей Москве.

В 2013 году Ирина Антонова подала в отставку. В том же году её назначили президентом Пушкинского музея. На этом посту она работала до последних дней жизни. Её запомнили как бесстрашную, невероятно умную и харизматичную женщину, благодаря которой жители СССР смогли увидеть сокровища мирового искусства.

«Знаете, почему я долго живу? Потому что на разных этапах — и когда заблуждалась, и когда просто не знала правды — я была искренней перед самой собой. Не было того, что больше всего угнетает, разъедает душу, здоровье, клетки — лжи существования. Когда для себя ты один, а для других — другой. Я никогда не держала фигу в кармане. Никогда» 

Ирина Антонова в интервью «Известиям»

Обложка: Вика Анистратова. Для иллюстрации использована фотография PereslavlFoto

Редактор «Горящей избы» и амбассадор саморазвития на диване. Смотрю лекции, читаю книги, слушаю умных людей и пробую их методы личного развития. Слежу за профессиональными стилистами и новостями моды, штудирую книги об истории индустрии и мечтаю о встрече с Анной Винтур.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.