Комментарии

Уступите джойстик даме: как женщин выкинули из индустрии видеоигр, а они взяли и вернулись

женщины и видеоигры

Ещё недавно увлечение видеоиграми считали занятием для мальчиков. Девочкам снисходительно оставляли Sims, парочку игр про одевание и головоломки. Но на самом деле когда-то видеоигры были гендерно-нейтральны. Рассказываем историю видеоигр и женщин: почему гейминг выбросил нас из целевой аудитории, как это привело к сексизму и агрессии со стороны радикальных игроков и зачем девушки выступают за гендерное равноправие в видеоиграх сегодня.

Ягодицы в Mass Effect: быть или не быть

В игровой индустрии 2021 год начался с конфликта: новость о ремастере трилогии Mass Effect померкла на фоне небольшого изменения. В оригинале во время сцен с одной из героинь — Мирандой Лоусон — в кадр слишком часто попадали её ягодицы.  Это выглядело особенно абсурдно во время драматичных диалогов.

Глава студии BioWare Мак Уолтерс заявил, что разработчики решили исправить работу камеры и изменить ракурс в ремастере. Сексуализированную модель героини менять не стали, объясняя это творческим замыслом.

женщины и видеоигры
Кадр из кат-сцены, где Миранда Лоусон просит протагониста спасти её сестру от отца-тирана / Mass Effect 2

Но такой мелочи, как смена ракурса камеры, хватило, чтобы мужская аудитория объявила студии войну. Игроки спорили  о справедливости такой цензуры. Некоторые заявили, что не станут покупать игру. Обсуждения на форумах были настолько ожесточённые, что модераторы англоязычного сабреддита, посвящённого Mass Effect, запретили обсуждать эту тему. При этом серия создана не только для мужчин. Согласно исследованиям, в Mass Effect охотно играют и женщины, а генератор создания главного персонажа позволяет выбирать пол.

Pac-Man — главный герой гендерного равноправия

Первые видеоигры появились в 1972 году и предназначались для всех вне зависимости от гендера. Они были максимально простыми, например, Pong — игра про пинг-понг. Создатель Нолан Бушнелл даже заявил, что Pong сыграла определённую роль в эмансипации: женщины могли бросить вызов мужчинам, сразиться с ними на одном игровом поле. Следующие игры, такие как Space Invaders, Frog­ger и Tetris тоже были популярны у обоих полов. Согласно исследованию издателя Tetris Spec­trum Holobyte, 40% игроков Tetris составляли женщины. 

Девушки не только играли, но и создавали игры. Кэрол Шоу считается одной из первых женщин-разработчиков: она создала популярную в восьмидесятых Riv­er Raid, за которую получила множество наград. Дона Бейли разработала известную Cen­tipede, хотя начинала как рядовой игрок. 

Роберта Уилльямс была домохозяйкой и воспитывала двоих детей, когда открыла для себя мир видеоигр и захотела создать свою. Роберта написала сюжет, а её муж отвечал за программирование. В 1980 году они выпустили игру Mys­tery House, которая получила хорошие отзывы. Уилльямс продолжила работу как игровой сценарист и дизайнер.

В конце семидесятых Pac-Man стала первой игрой, которую создали, чтобы привлечь именно женскую аудиторию. За этой идеей не стоит феминистических мотивов. Разработчики посчитали, что девушки за игровыми автоматами привлекут игроков-мужчин лучше любой рекламы. А женское присутствие должно было сделать аркадные центры «чище и ярче, ведь из-за обилия мальчиков они стали грязными и потными». 

Игра Pac-Man (1980)

Создатель Pac-Man Тору Иватани говорил об идее видеоигры: «Когда вы думаете о том, что нравится женщинам, то вам на ум придёт мода, еда и отношения. Поэтому я решил, что темой игры должна стать еда. Сам Pac-Man похож на пирог, от которого отрезали кусочек». Pac-Man был без гендера, что позволяло игрокам любого пола наслаждаться игрой. Так оставалось до выхода сиквела под названием Ms. Pac-Man, который был ответом на популярность оригинала у женской аудитории.

Как «худшая игра всех времён» выбросила женщин из видеоигр

«Золотая эпоха» видеоигр закончилась в 1983 году. На рынке главных стран-производителей — США и Японии — стало слишком много приставок и игр. Продажи упали. В это же время вышла «худшая игра всех времён» E.T. the Extra-Ter­res­tri­al по мотивам одноимённого фильма. Компания Atari хотела захватить волну успеха кинокартины, поэтому игру разрабатывали в сжатые сроки. Это сказалось на качестве. E.T. the Extra-Ter­res­tri­al получила отрицательные оценки и стала крупнейшим финансовым провалом в истории индустрии. Всё было настолько плохо, что непроданные копии игры захоронили на свалке.

Индустрия потеряла доверие игроков, и нужно было как-то его возвращать. В 1986 году компания Nin­ten­do занялась ребрендингом и намеренно сузила аудиторию. Теперь игры продавали в магазинах игрушек в секции для мальчиков. Название следующей консоли Game Boy тоже красноречиво намекало, какому полу отдали предпочтение.

Ситуация не ограничилась консолями: в середине восьмидесятых на рынке появились персональные компьютеры. Их рекламировали, обращаясь лишь к одной аудитории: мужчинам. Свою роль сыграли и популярные в то время фильмы «Ох уж эта наука!», «Месть полудурков» и «Военные игры». Сюжеты были очень похожи: главный герой — неловкий, но умный геймер, который при помощи своих компьютерных навыков справляется со всеми трудностями и завоёвывает любовь девушки. 

Так появился миф, что компьютеры, как и игры, не для женщин. Их чаще покупали мальчикам, даже если девочки интересовались играми и программированием. Женщин в сфере информатики становилось всё меньше.

В середине 90‑х о девушках всё-таки вспомнили, но видеоигры уже приобрели жёсткое гендерное разделение. В 1996 году вышла первая компьютерная игра, предназначенная строго для девочек: Bar­bie Fash­ion Design­er, где игроки создавали одежду для кукол. Она оказалась успешной, а по продажам превзошла даже такие хиты как Doom и Quake.

Жанр «игр для девочек» поддерживал стереотипы, что им нравятся только милые и простые игры. Даже появилось специальное название — «розовое программное обеспечение». После успеха игр про Барби студия Pur­ple Moon выпустила для женской аудитории визуальные новеллы про жизнь американских школьниц. Основательница студии Бренда Лорел провела исследование и узнала, что девочкам нравятся эмоциональные истории, а мальчикам — боевики. Но игры Pur­ple Moon концентрировались только на сплетнях, изменах и поисках популярности.

Золотой серединой стала серия Nan­cy Drew, по мотивам книг о девушке-детективе. В отличие от типичных игр про одежду и животных, её геймплей строился на разгадывании головоломок. Сами разработчики подчёркивали, что серия про Нэнси Дрю предлагает игрокам захватывающий сюжет без насилия или гендерных стереотипов. 

В нулевых разработчики попытались добавить глубины характерам женских персонажей. Появились Челл из серии Por­tal, Хизер из Silent Hill 3, Аликс Вэнс из Half-Life 2, Алиса из Amer­i­can McGee’s Alice, Кейт Уолкер из Sybe­ria. Некоторые игры начинали склоняться к гендерной нейтральности: популярная среди женской аудитории серия Drag­on Age предлагала и насыщенные сражения, и развивающийся сюжет. Игроки могли выбрать пол персонажа и строить дружеские и романтические отношения с напарниками. 

Героини с сексуализированным дизайном всё ещё были популярными: известная Лара Крофт из Tomb Raider, уже упомянутая Миранда из Mass Effect, Кайлина из Prince of Per­sia. Они укрепляли заблуждение о том, что видеоигры делают не для женщин. 

Маркетинг тоже подпитывал стереотипы. В 2012 году Sony для продвижения приставки PS Vita представили баннер с изображением женщины с грудью на спине и слоганом: Touch both sides (Ощути обе стороны). Разработчики Dead Island: Rip­tide предлагали коллекционную версию игры с обезглавленным и изуродованным женским торсом в бикини. Nin­ten­do продвигали консоль Wii рекламным роликом с двумя женщинами. Первая олицетворяла устаревшую Playsta­tion 3, вторая — новую Wii.

Переломный момент для индустрии игр: шоу Аниты Саркисян и Геймергейт

C развитием интернета и социальных сетей стали активнее обсуждать гендерные проблемы и борьбу с сексизмом в самых разных областях жизни. Игровая индустрия не осталась в стороне. 

Канадо-американская активистка и блогер Анита Саркисян одной из первых заговорила о женской репрезентации в видеоиграх. В 2012 году она создала ютуб-шоу Tropes vs. Women in Video Games («Тропы против Женщин в видеоиграх»). Саркисян критиковала устоявшиеся женские образы в играх — например, уже ставшие мемом «бронелифчики» и всем надоевший троп с «дамой в беде». 

Анита привела в пример не вышедшую Dinosaur Plan­et с протагонисткой Кристал. Она должна была путешествовать во времени и сражаться с монстрами. Но вместо этого игра стала частью серии Star Fox. Главным героем сделали мужчину, а Кристал превратили в даму в беде и бикини.

Кристал из игры Star Fox (1993)

При этом Саркисян говорила, что такой контент можно любить, но нужно осознавать его пагубные последствия для женщин из реальной жизни. Анита приводила в пример игры с хорошей, по её мнению, женской репрезентацией: Super­broth­ers: Sword & Sworcery EP и Beyond Good & Evil.

Шоу Аниты Саркисян привлекло ненависть невероятных масштабов. Анита получала  угрозы, её социальные сети неоднократно взламывали. Один из пользователей создал игру Beat Up Ani­ta Sar­keesian («Избей Аниту Саркисян»), где от кликов мыши фотография Аниты заливалась кровью.

На травлю Саркисян обратили внимание в медиа. Активистку поддержали  даже в мужской части игрового сообщества, а в самый разгар травли Аниту пригласили  выступить  на конференции TEDXWomen.

Случай с Саркисян оставался «локальным» конфликтом. Но всего год спустя в англоязычной части интернета случился Геймергейт: цепь скандалов, так сильно встряхнувших игровую индустрию, что отголоски дошли даже до России.

Разработчица Зои Куинн выпустила игру Depres­sion Quest, основанную на её личном опыте работы с депрессией. Игру высоко оценили критики, но прохладно приняла мужская аудитория. Ситуация приняла неожиданный оборот, когда бывший парень Куинн, Эрон Гжони, обвинил девушку, что она спала с игровыми критиками ради хороших оценок Depres­sion Quest. Зои отрицала обвинения, а сам Эрон позже удалил пост и сказал, что у него нет каких-либо доказательств. Тем не менее Зои начали травить, угрозы получали даже члены её семьи. Ненавистники распространяли личную информацию и добились того, что Зои пришлось переехать.

Травля Зои стала толчком для нового витка агрессии геймеров в сторону других женщин. В Сети недовольных игроков назвали «радикальными геймерами». Они жаловались на «посягательства» феминисток на 4chan (крупнейший анонимный форум с широкой тематикой обсуждений) и вспомнили про Аниту Саркисян. Она снова получала  угрозы, но теперь куда более серьёзные. Ей пришлось уехать из дома, а её выступления отменяли из-за ложных сообщений о терроризме. 

Разработчица Брианна Ву получила свою порцию травли, доксинга (публикации личной информации) и угроз после того, как высмеяла последователей Геймергейта. Актриса и геймер Фелиция Дэй опубликовала в своём блоге пост, где беспокоилась из-за сложившейся ситуации. После этого в открытый доступ попали её домашний адрес и номер телефона.

Некоторые медиа пытались оправдать поведение радикалов культурой потребления и страхом перемен — эти игроки считают себя целевой аудиторией и боятся, что разработчики обратят внимание на другие группы: женщин и меньшинства.

Женщины ответили критикой игрового сообщества в целом: разработчики должны отвечать за свою аудиторию и пресекать агрессию. Анита Саркисян и Брианна Ву обратились в ФБР. Три года спустя дело закрыли и никого из участников Геймергейта не привлекли к ответственности.

Как индустрия присоединилась к борьбе с сексизмом в видеоиграх

Последователи Геймергейта не знали, что своими действиями лишь способствуют своему поражению — многие игровые студии, разработчики, журналисты и знаменитости выступили против травли и поддержали пострадавших. 

Премьер-министр Канады Джастин Трюдо заявил, что  нужно твёрдо высказываться против сексизма в видеоиграх и современной культуре. Президент и сооснователь Bliz­zard Enter­tain­ment выступил против Геймергейта и сексизма в игровом сообществе. Sony и Nin­ten­do выпустили заявления, что не поддерживают ненависть к женщинам. Компания Intel пожертвовала более 300 миллионов долларов программе Diver­si­ty in Tech­nol­o­gy, которая привлекала женщин и меньшинства в игровую индустрию. Исполнительный директор Intel Брайан Кржанич сказал: «Недостаточно просто заявить, что мы поддерживаем расовое и гендерное разнообразие. Это [пожертвование] не просто правильно с точки зрения бизнеса — это правильный поступок». 

Разговоры о равноправии в игровой индустрии дали свои плоды. На сегодня женских персонажей стало действительно больше. Они перебрались из инди-проектов в крупнобюджетные франшизы. Героини реже выступают в роли беспомощных напарниц или награды за прохождение квеста: они самостоятельные, со своими историями и проработанными характерами. Например, Элизабет из Bioshock Infi­nite, Элли из The Last of Us, Джоди из Beyond: Two Souls. 

Больше игр стали добавлять функцию выбора пола персонажа, в том числе и «мужские»‎ шутеры и адвенчуры. Например, она появилась в последних двух частях серии игр Assassin’s Creed. Причём женщина выступает как каноничный персонаж. Возможно, это попытка студии загладить вину после высказывания, что над женскими персонажами труднее работать, чем над мужскими.

женщины и видеоигры
Главная героиня Assassin’s Creed Odyssey Кассандра

Игроки пока что принимают новую реальность не так легко, как разработчики. В 2020 году вышла The Last of Us Part II с повзрослевшей Элли в главной роли. Казалось бы, игроки любили Элли ещё в первой части — что могло пойти не так? Как оказалось, всё: сторонники Геймергейта были недовольны романтическими отношениями между Элли и другой героиней, хотя её ориентация была известна еще в дополнении к первой части. Другие раскритиковали новую героиню Эбби за её мускулистую фигуру.

«Радикальные геймеры» винили во всём Нила Дракманна, геймдиректора The Last of Us. В 2014 году он вручил Аните Саркисян награду за вклад в игровую индустрию и несколько раз подчеркивал, что её работа  помогла изменить изображение женщин и меньшинств в играх. Но по мнению консервативных игроков, феминизм испортил игру.

Эбби, героиня видеоигры The Last Of Us Part II, которую посчитали мужеподобной

Но женщины возвращаются в индустрию не только как игроки, но и разработчики. Многие из них занимают высокие позиции или причастны к разработке популярных игр: 

  • Элизабет Бейнке — старший специалист по нарративному дизайну, разработала Doom, Mafia III и серию BioShock Infinite. 
  • Лора Миеле стала генеральным директором EA World­wide Stu­dios —  подразделения Elec­tron­ic Arts по разработке и выпуску игр. 
  • Эми Хэннинг — игровой сценарист и режиссёр, создала серию игр Uncharted. 
  • Икуми Накамура — креативный директор и ведущий дизайнер Tan­go Game­works — работала над серией The Evil With­in, а недавно открыла собственную студию. 

Этот список недавно пополнился новым именем: технический директор Gears of War совершила каминг-аут как транс-женщина.

История видеоигр показывает, что индустрия довольно сильно продвинулась за последние несколько лет. Судя по анонсам, нас ждёт много игр с интересными героинями: Hori­zon For­bid­den West, Retur­nal, Kena: Bridge of Spir­its, Sen­u­a’s Saga: Hell­blade II. Да, сексуализированные героини всё ещё существуют. Но вместе с тем появляются игры с самыми разными женщинами в главных ролях. У девочек и девушек появляются новые ролевые модели. Те, с кого они захотят брать пример.

Наш личный список игр с интересными героинями

  • Por­tal,
  • перезапуск Tomb Raider,
  • Hori­zon Zero Dawn,
  • Hell­blade: Sen­u­a’s Sacrifice,
  • Assas­s­in’s Creed: Odyssey,
  • The Last of Us (обе части),
  • Con­trol, Half-Life: Alyx,
  • Dis­hon­ored 2,
  • Life is Strange,
  • Unchart­ed: The Lost Legacy,
  • Night in the Woods.

Дважды окончила истфак и могу рассказать краткую историю всего на свете. Интересуюсь культурологическими и гендерными исследованиями, увлекаюсь видеоиграми с тех пор, как себя помню, и люблю интересных женских персонажей.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.