Смотреть
28 ноября 2022

Ирина Старшенбаум: «Пусть мужчины плачут, уходят, но только не бьют»

Интервью о фильме «Сёстры» и теме домашнего насилия в кино.

Симона Андрисенко
Симона Андрисенко
Авторка «Горящей избы».
Изображение
1

24 ноября в российский прокат вышла картина «Сёстры» — хоррор о женщине, которая терпит домашнее насилие от мужа. Поговорили с исполнительницей главной роли и креативным продюсером ленты Ириной Старшенбаум о том, каково играть пострадавшую от абьюза, почему женщины больше интересуются проблемой домашнего насилия и готов ли российский зритель к этой теме на большом экране.

У нас есть телеграм-канал! Подписывайтесь, чтобы первыми читать самые интересные статьи и участвовать в обсуждениях.

Почему вы решили сняться в фильме о домашнем насилии?

Около 6 лет назад я познакомилась с режиссёром картины Ваней Петуховым. В 2018 году снималась в его короткометражном фильме «Нет». Я знала, как он хорош в нежных, лёгких, романтических историях, и ждала, когда он предложит мне полный метр. И он прислал сценарий — неожиданно на такую сложную тему. Меня это тронуло: его смелость, готовность экспериментировать и работать в новом жанре. Я сразу почувствовала, что вырасту в этой работе, хотя это и фильм режиссёра-дебютанта. 

Тема домашнего насилия была близка вам до работы над картиной?

Я, как и многие, сталкивалась по касательной с историями о домашнем насилии: что-то слышала, что-то читала, смотрела. Но только когда стала готовиться к роли и изучила статистику, ужаснулась. Эти цифры вызвали леденящий ужас. В том числе поэтому я боялась браться за эту роль — взяться за такую серьёзную, глубокую, болезненную тему и не справиться с ней. 

Российские зрители сегодня могут понять героиню, которая терпит насилие, с интересом следить за ней, сочувствовать?

Думаю, что такая героиня сегодня не всем будет понятна. И многое зависит от личного опыта зрителя. После показов ко мне подходили женщины и говорили: «Вам удалось так точно передать состояние. Это ведь моя история. Я себя чувствовала именно так». А кто-то, кто никогда не сталкивался с проблемой домашнего насилия, не поймёт, что происходит с героиней. Именно поэтому на пресс-показе мужчина задал мне вопрос: «А почему женщина на экране такая недовольная всё время?» 

Перед премьерой «Сестёр» показывали дважды. И публика очень отличалась. Мне показалось, что чем больше зритель знает о проблеме, тем больше картина его впечатляет и тем меньше у него вопросов. Когда люди не в курсе того, что происходит с женщинами в стране, тогда в качестве реакции и может возникать недовольство героиней, ухмылки, едкие комментарии.

Иногда пострадавших от насилия не понимают не только мужчины, но и женщины. Например, говорят: «Она сама его спровоцировала». Что вы об этом думаете?

После таких высказываний во мне поднимается чувство обиды, несправедливости, я начинаю негодовать. Потом выдыхаю и говорю себе, что у каждого человека происходят собственные внутренние процессы в зависимости от индивидуального опыта, от того, что человек проживал или проживает. Возможно, для кого-то такие высказывания — способ отреагировать на чужую боль, с которой страшно сталкиваться.

С темой домашнего насилия преимущественно работают женщины: журналистки, правозащитницы, сотрудницы НКО. А как обратить внимание мужчин на домашнее насилие?

Приведу пример. Я убеждена, что мужчин не заставить пойти к психотерапевту. Можно только научить собственным примером. Когда в паре женщина начинает заниматься собой, идёт к психотерапевту, то мужчина тоже чувствует изменения. Он смотрит на партнёршу и понемногу втягивается. Я знаю много таких пар. Поэтому мне кажется, что на женских плечах лежит эмоциональное и чувственное воспитание мужчин. Женщины говорят об этой проблеме, и мужчины к ним присоединяются. Например, большинство создателей нашего фильма — мужчины: продюсеры, режиссёр, оператор-постановщик. Я очень горжусь этим. Это сдвиг парадигмы, существующей в российском обществе. То, что Иван решил снять фильм на такую тему, показывает, что мужчин тоже беспокоит эта проблема. 

После работы над фильмом стало ли вам понятно, откуда берётся эта агрессия у мужчин по отношению к близким?

Мужчин так воспитывают: запрещают им плакать, грустить, требуют от них быть сильными. Отсюда у них появляется страх проявляться, показывать свои эмоции, чтобы никто не посчитал их слабаками. Они боятся быть эмоциональными, нежными. Но эмоции всё равно есть, поэтому их приходится подавлять. А потом это превращается в агрессию. Кто-то нарушает личные границы мужчин, обижает их, а они не умеют нормальным языком объяснять, что с ними происходит, что они чувствуют. И в итоге эта спрессованная агрессия выплёскивается на других людей. 

Пусть лучше мужчины плачут. Нормальные люди всегда оценят такую искренность и проявление чувств. Если же у мужчин не хватает сил выразить свои эмоции словами или слезами, то пускай уходят. Но только не бьют. 

Сталкивались ли вы сами с физическим насилием?

В моей жизни не было физического насилия, но было психологическое. Вообще я считаю, что практически все мы, к сожалению, постоянно сталкиваемся если не с психологическим насилием, то как минимум с агрессией.

Не мешал ли этот опыт вам на съёмках? Не появлялись ли болезненные воспоминания?

У меня появилась возможность инвестировать этот опыт в роль. Все очень заботливо относились ко мне на площадке. У нас было всего 18 съёмочных дней, мы снимали по семь эмоциональных сцен в день. Было напряжённо. Поэтому часто почти все выходили из павильона, оставались только я, режиссёр и оператор-постановщик. Снимали очень интимным образом. 

Вы снимались совсем без макияжа. Было комфортно? 

Для меня это комфортнее, чем с гримом. Потому что во время съёмок никто ко мне не подходил, не поправлял ничего, не вытирал мне тушь. Я люблю, когда грим в авторском кино нейтральный, без прикрас, а только подчёркивает свет, тень. Я за естественность и за документальность. В несовершенстве иногда я вижу больше красоты. 

В этом фильме вы впервые выступили ещё и как креативный продюсер. Почему решили попробовать себя в этом?

Так получилось, потому что над фильмом работали дебютанты: молодой режиссёр, молодые продюсеры. Не у всех за плечами много опыта. А сейчас и так многие люди думают, что в кинотеатрах практически ничего нет, хорошие фильмы не выходят. Нам не хотелось, чтобы фильм получился проходной. Мы решили, что я буду женским голосом фильма, буду продвигать картину, буду помогать ей быть увиденной как можно большим количеством людей. 

Какого эффекта от фильма для зрителей вы ждёте?

Чтобы каждый, кто посмотрел фильм «Сёстры», осознал собственную деструктивность в той или иной степени, осознал, что насилие всегда порождает насилие, и поверил, что никогда не нужно идти против своего выбора и своей воли. И ещё я очень жду искреннего удивления, что русские так умеют снимать. Это кино зрителей точно впечатлит.