Знать
26 августа

«Даже если у меня пропадёт голос, я всё равно буду в музыке». Певица Лилая о том, как бросила оперу, прославилась каверами на рэп и не побоялась пойти против желаний родителей

Таня Тювилина
Таня ТювилинаЖурналистка, пишу о сексе и отношениях, говорю о феминизме и дискриминации.

Катя Данилова родилась в Калининграде, с детства занималась оперным вокалом, планировала окончить музыкальное училище и петь в театрах. Но пару лет назад девушка поняла, что это не её путь. Тогда она бросила учёбу и начала активно выпускать собственные песни под псевдонимом Лилая. Уже в 2022 году девушка выступила на VK Fest и опубликовала проект «СКЕТЧИ» — два макси-сингла с нарисованными ею персонажами, у каждого из которых свой характер. 26 августа у Лилаи выходит «СКЕТЧ ТРЕТИЙ: МЯТАЯ КОНФЕТА». Мы поговорили с исполнительницей о том, как она снимала каверы на Оксимирона и ЛСП, бросила оперу и наконец занялась своей музыкой. 

Где ты выросла и каким было твоё детство? 

Я родилась в Калининграде в 2000 году. Росла в хорошей и любящей семье. Родители воспитывали меня на опере, на высоком искусстве. Ставили мне, совсем маленькой, пластинки наших и зарубежных классиков, и я под них танцевала. 

Ещё в детском саду меня отдали в вокальный кружок, потом в семь лет в музыкальную школу. Там у меня сразу отметили успехи в классическом оперном вокале. К 12 годам я начала занимать первые места в конкурсах. Я уже тогда хотела стать певицей, правда, оперной. 

Все школьные годы я была отличницей, но при этом любила дурачиться, за что одноклассницы задирали меня и называли лягушкой. Иногда учителя просили меня спеть какие-то стихотворения на уроках литературы, и некоторые ребята считали, что я выпендриваюсь. А мне просто было классно. Я никогда не боялась сцены, не боялась выйти и показать всем, что я умею.

Получается, родители поддерживали твоё увлечение творчеством? 

Родители поддерживали моё стремление развиваться в опере. Но лет в 15 мама всё равно предлагала получить «нормальное» образование. Например, стать финансистом, бухгалтером, юристом. Она сама финансист, папа работает в сфере экономики, а бабушка хотела всю жизнь быть врачом и уговаривала меня стать им. Я даже думала над этим, но лет в 16 на 100% поняла, что у меня нет другой дороги. 

Ещё в 15 лет я создала YouTube-канал, куда выкладывала кавера. Я перепевала рэп-треки оперным вокалом. Меня подтолкнул к этому друг, который сказал, что у меня есть талант и его нужно показать людям. 

Я переживала, что родители это увидят, и, конечно же, так и случилось. Они сразу сказали: «Удаляй». Всё дело в том, что рэп был для них слишком грязным. Тексты наших современных рэперов им совершенно не нравились.

Мама и папа не понимали меня, говорили: «Ты поёшь высокую музыку, тебя слушает высшее общество. Зачем ты исполняешь эту пошлость?» Они приходили с работы, видели, что я записываю ролики, и отрезали: «Сворачивайся». Проводили воспитательные беседы, убеждали, что этим не стоит заниматься. 

Я им объясняла, что переосмысливаю эту музыку, что-то перефразирую. Успокаивала, говорила, что всё нормально, я всё ещё отличница и всё успеваю. А потом канал стал приносить прибыль, и родные более-менее приняли моё хобби. 

А другие люди как реагировали на твой канал? 

Он очень быстро набирал аудиторию. Одним из первых видео был кавер на трек ЛСП «Канат». Через два-три дня после публикации они выложили моё видео у себя в группе. Сразу пошли хорошие просмотры — по 30 тысяч просмотров на каждом видео. Ещё Оксимирон как-то запостил мой кавер на его трек, поэтому первые подписчики пришли быстро. 

По большей части люди реагировали на моё творчество положительно, я сама даже не ожидала. Я видела, что где-то недотягивала или иногда качество видео было не очень. Но в комментариях писали, что людям нравится, что моё пение их успокаивает. У нас даже чаты были в «ВК», где мы общались с подписчиками. Это было очень тёплое комьюнити. 

Чем ты занималась после школы? 

Я пыталась поступить в крупную московскую музыкальную академию на оперу. Но там сразу не заладилось. Я попала в среду, где со мной особо не хотели общаться и вокруг чувствовалась несправедливость. 

Ещё на этапе поступления меня уверяли, что я точно пройду вступительный конкурс и поступлю в академию. Потом выяснили, что я из Калининграда, и сказали: «Привози нам балтийского угря, и тогда точно поступишь». Мы с мамой не поняли, что это намёк, а потом мне внезапно недодали три балла на экзамене по вокалу. Но я всё равно пошла туда учиться, только не в академию, где получают высшее образование, а в училище при ней. 

Я постоянно ощущала себя не на своём месте. Видела, как на выступления выставляли девочек, которые приносили конфеты ректору, и с каждым разом всё более скептически относилась к преподавателям и в целом к музыкальному образованию. 

В общем, спустя девять месяцев я устала, ушла в академотпуск и больше не вернулась. К тому же меня потянуло на свою музыку. Я подумала, что не хочу всю жизнь петь чужие песни. Хочу создавать, творить, нести свою мысль и становиться человеком, за которым приятно идти. 

Что ты делала после ухода в академ? 

Я переехала в Минск. Это не было частью плана, просто так карты сошлись. Там я нашла свою команду — аранжировщика Савелия Силява и Алексея Мишутина, который пишет текст. Нам нужно было на что-то жить, что-то есть, поэтому мы писали песни на продажу. Изучали, как вообще их продавать, как общаться с людьми, какие документы нужны для этого. В общем, погружались в новую сферу. 

Вскоре за очень хорошую сумму мы продали нашу первую песню девушке блогера Влада А4, Юле Годуновой. Мы увидели, что на этом реально можно зарабатывать. Мы могли снимать квартиру, покупать оборудование и вкладывать всё это в себя. Создавали своё и так развивались. Я наконец смогла заняться сольной карьерой.

Как родители отнеслись к тому, что ты ушла из музыкального училища, уехала в Минск и бросила оперу?

Очень плохо. Они 19 лет воспитывали артистку Большого театра, надеялись ходить в Москве на мои концерты, спектакли. А тут дочь переехала в Минск, непонятно, где и с кем живёт. По их мнению, я променяла классическое образование на непонятно что. 

Я, конечно, объясняла маме, что опера это не моё, что хочу больших перспектив, нежели петь, дай бог, в Москве. И она меня услышала. Сказала: «Окей, раз это твой осознанный выбор». 

Но она до сих пор иногда возвращается к тому разговору. Говорит, что зря дала мне свободу. Уговаривает получать какое-то образование, поступить на заочное хотя бы. Но я её успокаиваю, прошу просто дать мне время.

Сейчас родители слушают мои песни. Что-то им нравится, что-то нет. Некоторые кажутся слишком тёмными. «Вот сейчас всем плохо, а ты ещё добиваешь своими песнями». Я объясняю, что вот так сейчас льётся, и я не могу писать весёлые треки, где всё классно и хорошо. 

О чём была твоя первая собственная песня? 

Она называется «Холода», и она про холод в отношениях. Я написала её во время учёбы в Москве. Я тогда жила с парнем, сейчас уже с бывшим. Мне было тяжело, потому что мы вроде и были вместе, но всё делали по отдельности. Нужно было высказать свою эмоцию, куда-то её вылить. Я на тот момент только приехала в Москву, мне не с кем было поговорить, поэтому я просто начала играть на фортепиано, и слова пошли сами. 

Летом у тебя вышло два макси-сингла из серии «СКЕТЧИ», а 26 августа третий. Расскажи о них подробнее.

Каждый макси-сингл передаёт своё настроение. Первый «Кот в маске» — задорный весёлый непоседа, второй «Бутылка в луже» — меланхоличный грустный персонаж, а заключительный «Мятая конфета» — принимающая девочка-отличница, которая говорит всем: «Чуваки, успокойтесь, всё нормально». Она не хочет влезать в конфликты и других успокаивает. Музыка в макси-синглах подбиралась под настроение каждого персонажа. 

Как вообще возникла идея скетчей с персонажами?

У меня есть блокнот мечт и целей. Я сюда записывала свои мечты с января 2020 года. Тут, кстати, даже есть мечта «выступить на VK Fest», которая сбылась в этом году. 

В какой-то момент я начала в этом блокноте рисовать скетчи. Просто как рука пойдёт, так и рисую. Потом я дорисовала и придала им смысл. И мы с ребятами из нашей команды подумали сделать из этого серию макси-синглов. У нас было много материала на тот момент, и мы решили соединить его с моими рисунками, наделив персонажей характерами. 

Я и сама ассоциирую себя с этими тремя личностями. Потому что я такая же заводная, люблю пошутить, может даже где-то неуместно, и это иногда приводит к печальным последствиям. И вот «Кот в маске» такой же. Он задорный, легкомысленный. 

Иногда, так же, как и «Бутылка в луже», я чувствую себя разбитой. Думаю, что всё плохо, меня никто не любит и никто не будет слушать. И «Мятая конфета» тоже я. Отличница, которая не влезает в конфликты. Это всё мои личности. 

Какие песни для тебя самые личные? 

Наверное, «21 день», «Купить себе любовь», «Скайп», «Мы не дружим с головой», «Я всё чувствую» и «По лезвию ножа». Они максимально приближены к моей жизни. Например, в «Скайпе» рассказана реальная история. Меня бросил парень и везде заблокировал, кроме «Скайпа». И это было моей единственной надеждой. Я написала ему туда любовное письмо и мечтала, что он меня услышит. 

Ты всегда пишешь о себе? 

Ну, было бы странно, если бы вообще всё, о чём я пишу, было истиной. Например, у меня есть трек «Мокрый пистолет». Там речь идёт о том, что мы с молодым человеком едем по встречной, я держу пистолет у его виска и угрожаю, что выстрелю, если он меня не полюбит. Конечно, у меня не было такого в жизни.

Какую музыку тебе важно делать? Что ты хочешь донести до своих слушателей? 

Атмосферу. Мне хочется, чтобы моё творчество отзывалось людям, которые испытывают те же чувства, что и я. Может быть, кому-то после прослушивания станет легче, может, наоборот, станет хуже. В любом случае хочется, чтобы слушатели поняли, что они не одни. 

О чём ты сейчас мечтаешь? 

Мы с командой усердно трудимся над нашим материалом, активно работаем с соцсетями. И хочется, чтобы наши труды скорее уже услышали. Не только несколько тысяч человек, но и миллионы людей у себя дома, а потом и на наших концертах танцевали, разносили танцпол, слэмились, плакали, радовались вместе со мной под мою музыку. Ещё мечтаю отыграть свой первый тур по городам. 

Чем бы ты занималась, если бы с музыкой не сложилось?

Сейчас я вообще не вижу свою жизнь без музыки. Недавно вот бывшие одноклассники у меня поинтересовались: «Если не музыка, то что?» Я ответила: «Ничего». Они удивились и спросили, нет ли у меня «плана Б». А я и думать об этом не хочу. Даже если у меня пропадёт голос, я всё равно буду в музыке. Я не брошу своё дело. 

Что бы ты посоветовала музыкантам, которые сейчас находятся в начале пути? 

Нужно чётко понимать, что вы хотите своей музыкой донести, в каком жанре будете творить. Ещё важно понимать азы музыки, чтобы делать работу качественно. 

Конечно же, очень важно, какие люди окружают артиста. Команда сильно выручает и помогает. Чем больше делегируешь, тем лучше получается результат. Одной головой вынести всё практически нереально. 

Ну и ещё добавлю, что нужно читать контракты и не верить словам, что это всего лишь бумажки. Это серьёзные документы, и артисту хорошо иметь юриста, который поможет с ним разобраться.

Фото на обложке и в материале: Данил Ярощук, rifflex, коллаж на обложке: Полина Мирошниченко