Любить
22 февраля

Как жестокость матери влияет на психику дочери. Отрывок из книги «В поисках материнской любви»

Печальные последствия на примере историй Эдит Пиаф и Джуди Гарленд.

Издательство «МИФ»
Издательство «МИФ»
Книжное издательство.

Келли Мак-Дэниел — профессиональный консультант и психотерапевт, специалистка в лечении женщин в созависимых отношениях. В своей книге «В поисках материнской любви» она рассказывает, чем чревата материнская травма для женщины, а также поясняет, как взрослой дочери исцелиться от травм и наладить общение с собой и окружающими. Мы публикуем отрывок из главы «Материнский голод третьей степени».

У нас есть телеграм-канал! Подписывайтесь, чтобы первыми читать самые интересные статьи и участвовать в обсуждениях.

Джуди и Эдит

Материнский голод третьей степени ожил на экранах благодаря блестящей работе двух культовых актрис, игра которых тронула зрительские сердца. Я говорю о Рене Зеллвегер в роли Джуди Гарленд (фильм «Джуди» 2019 года, «Оскар» за лучшую женскую роль) и Марион Котийяр в роли Эдит Пиаф («Жизнь в розовом цвете» 2007 года). В этих невероятных кинокартинах очень объёмно представлена судьба двух девушек, которые столкнулись с материнской жестокостью и оказались брошенными в первые 24 месяца жизни. Обеих героинь родили женщины, которые не хотели иметь детей, не заботились о младенцах и с большим трудом и страданиями продвигались в жизни. По трагическому стечению обстоятельств и та и другая умерли очень рано.

Джуди Гарленд, прославившаяся ролью Дороти в «Волшебнике страны Оз», умерла в 47 лет от осложнений, к которым привели употребление алкоголя и наркотиков. Эдит Пиаф, которую иногда называют французской Джуди Гарленд, тоже ушла из жизни в 47 лет от болезни печени, вызванной приёмом различных психоактивных веществ. За свою короткую и тревожную жизнь обе женщины прошли через многократные драматичные замужества и разводы, зарабатывали огромные деньги и теряли их, стремительно утрачивали здоровье и боролись с заболеваниями и зависимостью.

Уже в свои одиннадцать Джуди Гарленд «пела, как женщина с разбитым сердцем в три раза старше себя». Гордость французского народа Эдит Пиаф в детстве тоже обладала поразительно зрелым голосом. Она пела на улицах с семи лет и никого из прохожих не оставляла равнодушным.

Родители Джуди выступали в варьете, у них уже росли две дочери, и ещё одного ребёнка они не хотели. Узнав об очередной беременности, мать Джуди искала возможность сделать аборт, но безуспешно. Девочка появилась на свет в холодном недобром мире, где не существовало опеки и защиты. Она репетировала и выступала на сцене с сёстрами с трёх лет, а в десять мать начала давать ей днём таблетки для похудения, а вечером — седативные препараты, чтобы дочь оставалась покладистой.

Джуди как-то поделилась с Барбарой Уолтерс, каким было для неё материнское наставничество: «Она всегда говорила: „Либо ты сейчас же выходишь и поёшь, либо я привяжу тебя к кровати и выдеру как сидорову козу!“».

Как и Джуди, Эдит родилась в семье опереточной певицы, которая не была готова к материнству. Ещё в младенчестве девочку оставили на попечение старой и больной бабушки по материнской линии. Малышка чуть не умерла от осложнений после менингита и истощения, но, на её счастье, маленькую Эдит, всю изъеденную вшами, обнаружили родственники и отнесли воспитываться к бабушке по отцовской линии, которая управляла публичным домом. Хотя бордель кажется малоподходящим местом для ребёнка, именно там Эдит впервые обрела покой и утешение. Её взяла под крыло молодая проститутка, даря девочке любовь и нежность. Но в семь лет эта первая любящая привязанность неожиданно оборвалась, когда явился отец и забрал Эдит выступать в своём цирке.

Лишённые тихого прибежища и материнской заботы, обе наши героини были чрезвычайно падки на мужчин.

Директор студии MGM (Metro-Goldwyn-Mayer) Луис Майер получил неограниченный доступ к воспитанию Джуди. Он урезáл её рацион, дразнил «моей маленькой горбуньей» (из-за искривлённого позвоночника) и растлевал девочку. Эдит тоже приходилось справляться с сексуальным принуждением со стороны биологического отца. Как у Джуди, у неё всю жизнь были проблемы с осанкой и искривление позвоночника. Она часто страдала от недоедания и хронического неглекта, а к семнадцати годам бросила отца, цирк и стала искать свой путь, зарабатывая пением на парижских улицах.

В одном интервью Джуди Гарленд призналась, что «будучи ребёнком, я могла почувствовать себя нужной только тогда, когда пела на сцене», и назвала свою мать «настоящей злой ведьмой западных штатов». Эдит Пиаф тоже упивалась вниманием публики: только зрители давали ей почувствовать свою значимость. Звезда Эдит взошла, когда её заметил и впервые вывел на сцену владелец ночного клуба. В восемнадцать лет, когда её карьера только началась, она забеременела и родила девочку. Следуя материнскому паттерну, Пиаф то и дело оставляла дочь ради сцены и перекладывала материнские обязанности на отца ребёнка. К большому сожалению, девочка умерла от менингита, не дожив до двух лет.

Джуди тоже забеременела рано. Первый аборт она сделала в девятнадцать, второй — в двадцать три и только потом решила родить дочь (это Лайза Миннелли, тоже ставшая известной актрисой). Предприняв первую из множества суицидальных попыток, Джуди перерезала себе горло, когда ей было двадцать восемь.

Схватив осколок стеклянной бутылки, она воспроизвела эпигенетическое «воспоминание» о том, как мать хотела вырезать её из своего тела. Она рассказывала, что полностью утратила уверенность в себе и хотела только одного — есть и прятаться.

За жизнь у Джуди было пять несчастливых браков, причём в пятый раз она вышла замуж за человека на двадцать лет моложе ее. Последний муж Эдит Пиаф, которого она встретила после череды печальных отношений, тоже был моложе её на двадцать лет.

Обе женщины злоупотребляли алкоголем и наркотиками, несмотря на большие гонорары и успех, не имели собственного жилья и постоянно влезали в долги. У них были чудовищные проблемы со здоровьем: гепатит, истощение, болезни почек, нервные срывы, колебания веса и множественные физические травмы.

В зрелом возрасте Джуди потеряла себя настолько, что забывала о выступлениях, опаздывала, выходила на сцену пьяной или под действием наркотиков. Поклонники, некогда восторженные, потеряли к ней всякое уважение. Однажды актрисе пришлось уйти со сцены под возмущённые выкрики зрителей, бросавших в неё едой. Единственное место, где она чувствовала себя любимой, превратилось в кошмар наяву. Последнее выступление Эдит, как и у Джуди, походило на отчаянную демонстрацию разрушающегося здоровья и зависимостей. Накачанная морфином и алкоголем, она едва держалась на ногах и с трудом вспоминала песни. Несмотря на печальный закат, её смерть оплакивала вся Франция: погребальную процессию сопровождали толпы людей.

Комплексная травма

У женщин с тяжелейшей степенью голода по матери, как у Джуди Гарленд и Эдит Пиаф, наблюдаются симптомы комплексного ПТСР. Оно отличается от обычного посттравматического стрессового расстройства тем, что вызывается повторяющимися травмами. Когда ребёнок многократно сталкивается с насилием родителей, он живёт с постоянной психической травмой. Длительное, глубоко несчастное существование порождает сложные стойкие симптомы, которые не проходят сами собой, так как жизнь в постоянном страхе изменяет структуру мозга в период быстрого роста.

В исследовании комплексного ПТСР психиатр Джудит Герман наблюдала за взрослыми пациентами. Она отметила, что «люди, пережившие насилие в детстве, чаще других страдают от бессонницы, половой дисфункции, расщепления личности, испытывают гнев, проявляют суицидальные наклонности, наносят себе телесные увечья, злоупотребляют наркотиками и алкоголем».

Если вас растила жестокая опасная мать, её поведение заставляло вашу автономную иммунную систему постоянно работать на высоких оборотах.

Под влиянием постоянной угрозы развивающиеся связи в мозге, предназначенные для социального поведения, уступили место нейронным цепям, отвечающим за безопасность. Неиспользуемые нейроны ослабевают и теряют способность проводить сигналы для управления вниманием и регуляции эмоций. В то же время связи, отвечающие за самосохранение, набирают силу и заставляют вас бдительно ждать признаков опасности. Из-за комплексной травмы в детстве вы постоянно были на взводе, вели себя буйно, тревожились и раздражались. Возможно, такое состояние сохраняется и сейчас. У человека, ожидающего внезапного удара, тело и ум всегда готовы к войне.

Осознав, что в первые годы жизни ваша нервная система сформировалась в условиях постоянного страха и тело упорно пытается вас защитить, вы посмóтрите на ситуацию шире. Реакции, которые раньше вызывали у вас чувство стыда и отчуждали от людей, теперь поддаются объяснению. Проблема не в вас. Просто ваше тело биологически настроено на работу в оборонительном режиме и на бессознательном уровне быстро реагирует на всё, что напоминает о жестоком обращении в детстве. Иными словами, не вы «выбираете» реакцию, которая вам и окружающим кажется преувеличенной и пугающей. Вы реагируете автоматически и соматически (на уровне тела).

Благодаря нейропластичности головного мозга у нас есть возможность изменить и приглушить экстремальные реакции. Однако у взрослых с комплексным ПТСР процесс лечения протекает намного сложнее, чем у пациентов с более лёгкими формами голода по матери. По этой причине я даю тяжёлым стадиям голода особое название. Оно отражает положение женщины, пережившей полное отсутствие материнской опеки, защиты и наставничества. Это название олицетворяет бесплодную пустыню хронического страха и изоляции, незаживающий болезненный ожог в отношениях. Наследственная материнская жестокость — это материнский голод третьей степени.

Ему присуща та же симптоматика, что и нестабильным состояниям личности, таким как пограничное расстройство, биполярное расстройство и диссоциативное расстройство личности, но он — не нарушение психики. Это глубокая травма привязанности, которая порождает сотни тяжёлых проявлений и делает жизнь невыносимой. Нестабильные межличностные отношения формирует паттерн, следуя которому мы сначала идеализируем человека, а уже минуту спустя считаем его ничтожеством. Подобное то и дело случается с обладательницами голода по матери третьей степени.

Страх остаться покинутой, проблемы со сном, расстройство пищевого поведения, перепады настроения и непонимание, ради чего жить, — всё это входит в понятие комплексного ПТСР и голода по матери третьей степени.

Зависимость от веществ или человека воспринимается как спасательный круг. Ту же роль могут выполнять суицидальные мысли и селфхарм (нанесение себе физических травм).

Взрослые женщины с голодом по матери третьей степени часто страдают от физических и психических симптомов душевной травмы. К физическим относятся хроническая боль в пояснице и шее, фибромиалгия, мигрень, проблемы с пищеварением, спастический колит толстой кишки, синдром раздражённого кишечника, аллергия, патология щитовидной железы и другие гормональные расстройства, хроническая усталость и некоторые виды астмы. Этими симптомами можно объяснить значительный рост жалоб среди пациентов, выявленный доктором Фелитти в исследовании НДО. У женщин с голодом по матери третьей степени нет чувственного опыта комфорта и безопасности. Мать, с которой должна была связываться защищённость, стала для них источником страха.