Комментарии

«Редакция» выпустила фильм о жертвах домашнего насилия «Почему женщины убивают?»

На канале «Редакция» в YouTube вышел документальный фильм о женщинах, которые оказались жертвами домашнего насилия и убили абьюзеров. Героинями фильма стали Лилия Судакова, Виктория Петрович, Ольга Симонова, а автором расследования — Саша Сулим. Журналистка выяснила, насколько типичной для России является ситуация, когда жертва убивает агрессора, и почему у нас до сих пор не принят закон о домашнем насилии.

Лилия Судакова

Когда на первом свидании будущий муж Лилии признался, что он алкоголик, она не придала этому значения. А спустя три месяца после их знакомства у него произошёл первый приступ агрессии: он начал её душить. По словам Лилии, когда он пришёл в себя, то долго извинялся и сделал так, чтобы она осталась. Девушка успела рассказать маме о случившемся, которая тут же ответила ей, что такое поведение ненормально. Лилия не послушала. Она просто перестала делиться этим с мамой, тем более что и муж просил не рассказывать близким о его агрессивном поведении по отношению к ней. 

«А потом в последние несколько месяцев (перед гибелью супруга Лилии. — Прим. ред.) я поняла, что уже дошло до точки, когда я нахожусь на грани жизни и смерти. Он мне сказал, что хочет меня убить. И у меня спала надежда. Я сказала, что пора выходить из этого».

Лилия Судакова

В день своей гибели муж Лилии пришёл домой пьяным и с незнакомой девушкой. Завязалась потасовка, в пылу которой Лилия ударила супруга ножом. 

Ольга Симонова

Муж Ольги Симоновой был старше её на 14 лет. У него были проблемы с ревностью, а в своих предыдущих отношениях он даже нанял детектива, чтобы поймать свою девушку на измене. 

«Я была уверена, что своим нормальным поведением смогу его не то чтобы перевоспитать, но убедить, что не все женщины плохие. Чтобы завоевать его доверие, я дала ему доступ к своим соцсетям и старалась лишний раз его не злить».

Ольга Симонова

Первый раз муж ударил Ольгу спустя несколько дней после свадьбы.

«Первой реакцией было — собрать вещи и уйти. Я не хотела это обсуждать. Я считала, что это единственно возможный выход и обратного пути нет. Я рассказала маме, а она отвечала, что „бьёт значит любит, первый раз не считается, и может что я не так ему сказала“. И меня хватило часов на восемь».

Ольга Симонова

Как-то после очередного избиения она сняла побои и подала на развод, но муж опять смог её вернуть. Он угрожал покончить жизнь самоубийством и просил не лишать ребёнка отца. 

А потом у их сына диагностировали аутистическое расстройство. Муж Ольги стал постоянно её обвинять в этом. В период очередного приступа агрессии со стороны супруга Ольга стала бить мужа ножом. Как всё произошло, она не помнит.

Виктория Петрович

На глазах девятилетней Виктории её мать убила своего двоюродного брата, который набросился с топором на свою жену. Девочка попала в интернат, а в 11 лет подверглась насилию со стороны трёх парней. Когда мать вышла из тюрьмы, счастливого воссоединения не случилось. Вместо этого женщина попросила свою дочь взять на себя вину за преступление, которое совершил отчим. Так в 16 лет Виктория получила первый срок. 

Спустя несколько лет Виктория принимала участие в песенном конкурсе. Она решила отметить это с подругой. В момент празднования последняя поссорилась со своим знакомым. Мужчина схватил нож и замахнулся на неё. Виктория заступилась. Она избила агрессора и ударила его ножом.

Всех троих женщин обвинили в убийствах (Лилия пока ещё ждёт суда. — Прим. ред.). Их дела не рассматривались как дела о необходимой самообороне. Хотя, как отмечает Саша Сулим, по закону, если человек нанёс вред тому, кто посягнул на его жизнь и здоровье, то это не может расцениваться как преступление. Но при этом статья о необходимой обороне применяется редко, и женщины чаще всего попадают в СИЗО.

«Сотрудники полиции, следствия, суды, склонны верить мифам. Мол, сама виновата, сама спровоцировала, взяла бы и ушла, а чего терпела, могла бы уйти, а ты его ножом. Они не воспринимают домашнее насилие как реальную угрозу жизни и здоровью женщины. <…> Суды и следствие у нас не склонны учитывать предыдущий опыт насилия в семьях. Нередко у нас не проводят необходимые экспертизы по потерпевшим женщинам».

Мари Давтян

«К сожалению, у нас очень низкая осведомлённость об этой проблеме (домашнее насилие. — Прим. ред.). У нас не учат ни полицию, ни судей, ни врачей тому, что это такое и что с этим делать».

Амина Назарлиева, врач-психотерапевт, сексолог

В России закон о домашнем насилии до сих пор не принят. Сенаторы должны были внести этот законопроект на рассмотрение в Госдуму в осеннюю сессию. Первоначальная версия проекта была размещена на сайте Совфеда в ноябре 2019 года. Документ бурно обсуждался, собрав более 11 тысяч комментариев. Планировалось, что на рассмотрение в парламент законопроект внесут в январе 2020 года, но этого так и не произошло. 

В фильме Саша Сулим поговорила также с авторами законопроекта о домашнем насилии и обсудила с ними, почему он всё ещё не принят в нашей стране.

Окончила эконом и журфак ВГУ. Успела поработать почти во всех видах СМИ — на сайтах, в газете, журнале и даже была ассистентом пиарщика музыкального фестиваля. Писала новости, брала интервью, делала репортажи с концертов, составляла тесты и гайды. Знаю все музыкальные проекты Дэймона Албарна и всё о путешествиях с ребёнком.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.