Смотреть
21 января

Азиатская книжная кухня: 5 авторов, которыми сейчас зачитывается весь мир

Экшен-триллер в стиле Тарантино и скай-панк.

Издательство «Эксмо»
Издательство «Эксмо»
Книжное издательство
Изображение

Начиная с переведённых книг японцев Харуки Мураками и Кадзуо Исигуро читательский интерес к авторам азиатского происхождения не ослабевает. Новые имена ― Ханья Янагихара («Маленькая жизнь»), Ребекка Куанг («Опиумная война») и Оушен Вуонг («Лишь краткий миг земной мы все прекрасны») только подтверждают эти слова: их книги расходятся огромными тиражами, они становятся объектами публичных обсуждений и споров. Азиатские авторы создают самобытные и необычные миры, и им подвластны любые жанры. Если вам нравится экшен-триллеры в стиле Тарантино, трогательные любовные истории, интеллектуальная проза или скай-панк ― мы собрали подборку популярных азиатских авторов на любой литературный вкус.

Мо Янь «Большая грудь, широкий зад» (Китай)

Мо Янь, нобелевский лауреат по литературе 2012 года, ошеломляет. Роману «Большая грудь, широкий зад» уже больше 15 лет, но его название до сих пор кажется на грани приличия и нормы. Этими понятиями и играет китайский писатель: книга написана от лица мужчины, остающегося маленьким мальчиком. У него осталась аддикция к материнской груди, и он рассказывает историю своей матери и восьми сестёр. Мать так и осталась для него только грудью и широким тазом, что напоминает о глобальной объективизации женщин, переносимых ими несправедливостях, насилии и страхе.

Котаро Исака «Кузнечик» (Япония)

Книги Котаро Исаки моментально становятся национальными бестселлерами в Японии, а критики сравнивают его стиль с фильмами Квентина Тарантино. «Поезд убийц» и приквел «Кузнечик» также держат в напряжении до последней строчки, они по-киношному динамичны и красочны, а главное — приправлены лёгким юмором. Недаром «Поезд убийц» был экранизирован («Быстрее пули», 2022), а главную роль в фильме сыграл Брэд Питт.

В «Кузнечике» Исака показывает мир якудза по-новому: в его романах противостоять японским головорезам может даже тихий интеллигент, обуреваемый местью. Правда, это будет непростая схватка. 

Аша Лемми «Пятьдесят слов дождя» (Япония)

Гейшами становились не от хорошей жизни, и часто девочек продавали их родственники за долги — это известно даже из «Мемуаров гейши». Японская писательница Аша Лемми поднимает острые темы незаконнорождённых детей, расовых предрассудков, поиска себя в ужасных обстоятельствах и показывает жизнь без прикрас. Роман оставляет горькое послевкусие, но в нём есть надежда на грани абсурда — как в книгах южнокорейской писательницы Хан Ган («Вегетарианка»). Пусть эта надежда уже не связана с людьми, но силы всегда можно найти — в природе, музыке, искусстве и во всём том, что сохраняет душу живой.

Джун Хёр «Лес пропавших дев» (Южная Корея)

Действие истории разворачивается в эпоху Государства Великий Чосон в 1400-х годах, где происходят таинственные исчезновения. Ведущий эти дела детектив не может найти ни причину преступления, ни виновника. Вскоре он отправляется на расследование и исчезает сам. Годы спустя, когда волна исчезновений вновь охватывает Корею, делом решают заняться дочери детектива, долгое время бывшие во вражде. В этой книге всё несколько иначе, чем показывают в детективных сериалах: роман сосредоточен не столько на самом поиске отца и пропавших девушек, сколько на судьбах, характерах и запретах, окружавших корейских женщин в XV веке. 

Лю Цысинь «Задача трёх тел» (Китай)

«Задача трёх тел», «Тёмный лес», «Вечная жизнь смерти» ― самобытная научно-фантастическая трилогия автора, ставшего в Китае звездой жанра. Действие начинается в Китае в середине XX века, во времена культурной революции. Учёные и интеллектуалы были подвержены репрессиям, их родственников ссылали и старались обезвредить. Реальная история Китая служит отправной точкой для сюжета о грядущем инопланетном вторжении, а события переносятся сначала в настоящее время, а затем и в будущее. Сама по себе тема конфликта людей и пришельцев для фантастики, конечно, отнюдь не нова, но Лю Цысинь смог найти к ней весьма неожиданный и оригинальный подход.