Комментарии

«Насилие в семьях становится более интенсивным»: почему в кризисы женщины чаще сталкиваются с жестокостью

кризисы и женщины

Во время гуманитарных кризисов женщины становятся более уязвимыми. Окружающая среда наполняется опасностями, возникает больше поводов для конфликтов, а в ситуации насилия порой оказывается некуда уйти. Поговорили с сотрудницами проекта «ТыНеОдна» и Центра «Сёстры» о том, что испытывают женщины во время кризисов, с какими проблемами обращаются в помогающие организации и как можно повлиять на ситуацию. 

Почему в кризис женщины чаще сталкиваются с насилием?

Фотография человека
Ксения Фирсова, менеджер проекта «ТыНеОдна» по работе с волонтёрами и пострадавшими

Любой кризис негативно сказывается на обществе. Фокус государства в такие периоды смещён на какие-то конкретные трудности. Остальные проблемы, которые и в мирное время сложно было решать правомерным путём, усугубляются. Из-за безнаказанности люди начинают вести себя девиантно и антисоциально.

Например, в 1990‑е годы количество изнасилований и убийств росло с космическими скоростями. Саша Сулим в книге «Безлюдное место» исследовала действия ангарского маньяка Михаила Попкова, который насиловал и убивал женщин с 1992 по 2010 год. Она описала социально-политический контекст: беззаконие, коррупцию, существовавшие наркокартели и преступные группировки. Милиция была занята этими проблемами, поэтому возникла благоприятная среда для таких, как Попков. Люди смелее решались на преступления, потому что знали, что им ничего за это не будет. 

Женщины уязвимы и в мирное время, а в период кризисов оказываются особенно беззащитны, особенно в маленьких городах, далёких от центра России. Того же ангарского маньяка не могли поймать почти 20 лет, и за это время он убил больше ста девушек.

Что происходит с женщинами, которые в неспокойные времена находятся в местах боевых действий?

Фотография человека
Ксения Фирсова, менеджер проекта «ТыНеОдна» по работе с волонтёрами и пострадавшими

По мнению социолога Елены Мещеркиной, в военное время старые правила и нормы перестают работать. И насилие, в том числе сексуализированное, воспринимается всеми по-другому, потому что это кажется не такой значимой проблемой, как война. Например, во время войны в Югославии военным и с хорватской, и с сербской сторон специально привозили женщин, чтобы мужчины «выпустили пар». 

Светлана Алексиевич в своей книге «У войны не женское лицо» приводит подобные случаи со Второй мировой. В СССР были женщины пулемётчицы, связистки и медсёстры, но мужчины часто воспринимали их как способ «разрядить обстановку».

А что насчёт людей, которые находятся в более безопасных местах?

Фотография человека
Наталья Тимофеева, комьюнити-менеджер Центра «Сёстры»

Военные действия — это опыт, разрушающий психику человека. Из горячих точек военнослужащие возвращаются с ПТСР. Из-за него могут возникать вспышки гнева, могут развиваться психические расстройства, зависимости или даже склонность к насилию. При этом из-за страха столкнуться с осуждением и стигмой люди боятся обратиться к специалистам и все негативные эмоции могут выливаться на близких в форме насилия. 

Людям, которые пережили травмирующие события до военных действий, особенно требуется помощь в такие периоды. Насилие и его оправдание в новостях, общение с теми, кто находится в горячих точках, ухудшают психическое состояние и усиливают симптомы ПТСР.

При этом психологическую помощь получить сложнее. Близкие могут иметь иные взгляды или могут сами остро переживать происходящее, а специалисты не окажут поддержку из-за перегруженности или финансовых обстоятельств. 

В кризисные времена благотворительные организации теряют финансирование и не справляются с потоком пострадавших. Денег может не хватать для оплаты работы сотрудниц или для непосредственной помощи пострадавшим — нужно тратиться на продукты и коммуналку в убежищах и кризисных центрах. 

Последнее время в наш центр обращаются за помощью чаще, чем обычно. Многие чувствуют себя тревожно, даже если физически находятся в безопасности. Происходящее сильно влияет на психологическое состояние людей и актуализирует травмы из прошлого. 

Правда ли, что в кризисные времена выше риск попасть в руки торговцев людьми?

Фотография человека
Наталья Тимофеева, комьюнити-менеджер Центра «Сёстры»

В 2008 году в академическом журнале Jour­nal of Trau­ma Prac­tice было опубликовано исследование восьми психологов. В девяти странах специалисты опросили людей, попавших в так называемую «секс-индустрию». 80%  из них оказались там не добровольно, а из-за обмана или принуждения. Многие пострадавшие были несовершеннолетними. В России средний возраст вовлечения — 13,5 года. 

В кризисные времена количество пострадавших может вырасти. В частности, среди беженцев, большинство из которых традиционно женщины и дети. Оказавшись далеко от дома, в чужой стране, они особо уязвимы, чем и пользуются торговцы людьми. Уже сейчас известны случаи, когда преступники под видом благотворительных инициатив предлагают «помощь» беженкам. 

Специально для таких случаев мы подготовили памятку для беженок о том, как распознать торговца людьми. При создании мы опирались на материалы наших коллег из Фонда «Безопасный дом», который помогает пострадавшим от эксплуатации. 

Что меняется в области домашнего насилия? Возрастает ли количество эпизодов жестокости?

Фотография человека
Наталья Тимофеева, комьюнити-менеджер Центра «Сёстры»

Из-за кризисных ситуаций насилие в семьях становится более интенсивным. Люди находятся в стрессе, например из-за потери работы, и могут срываться на близких. Правоохранительная система, которая и до этого мало внимания уделяла проблемам гендерного и домашнего насилия, теперь сосредоточена на других задачах. Поэтому среда становится менее безопасной. 

Фотография человека
Ксения Фирсова, менеджер проекта «ТыНеОдна» по работе с волонтёрами и пострадавшим

Я думаю, сейчас станет больше случаев психологического насилия — эмоциональных качелей, обвинений, газлайтинга. Будет больше и денежных манипуляций, особенно в в ситуациях, когда женщина хочет уйти из отношений, где было насилие. «Куда ты пойдёшь? Ты сидишь десять лет в декрете, никому такая работница не нужна, когда экономика на нуле». Естественно, женщины боятся уходить, потому что хотят сохранить, как им кажется, более стабильную спокойную жизнь. 

Некоторые женщины не могут найти работу или у них нет образования. У пострадавших могут быть дети, которых нужно обеспечивать, а финансово не могут помочь ни родственники, ни подруги, ни кто-либо ещё. 

К тому же если ты долго состоишь в абьюзивных отношениях, это сказывается на психике и на способности принимать решения, а сейчас особенно сложно критически мыслить из-за новостей. Некоторых пострадавших пугает «внешний мир», они поддаются панике, и уйти становится труднее.

Катализатором насилия может служить алкоголь. Из-за экономических кризисов человек может потерять работу, начать пить, а его уровень агрессии вырасти — и вот ещё один случай домашнего насилия. 

Пока увеличения обращений мы не заметили. Мы всё так же получаем по 7–10 запросов в день от тех, кто столкнулся с домашним насилием. Но думаю, в ближайшие два месяца картина изменится, и случаи будут учащаться. 

Как можно повлиять на ситуацию? 

Фотография человека
Ксения Фирсова, менеджер проекта «ТыНеОдна» по работе с волонтёрами и пострадавшими

Я считаю, что в случае домашнего насилия первую очередь нужно вести просветительскую деятельность. В «ТыНеОдна» иногда пишут женщины, которые прочитали наши посты и только после этого поняли, что их отношения нездоровые. При этом писать нужно не только о том, что домашнее насилие существует, — об этом уже знают многие. Лучше уделять внимание тому, как, например, распознать абьюзера. 

Если говорить о таких проблемах, как торговля людьми, — нужно освещать инструкции для беженок и рассказывать о специальных группах, которые контролируют перемещение женщин, чтобы те не попали в руки преступникам. 

Чем больше мы будем распространять информацию, тем больше людей будут осведомлены. Кризисные центры и убежища тоже нужны, но от них нет толку, если никто не будет знать об их наличии и о существующих проблемах. Поэтому просветительская деятельность — это один из эффективных методов борьбы.

Фотография человека
Наталья Тимофеева, комьюнити-менеджер Центра «Сёстры»

Что могут делать обычные неравнодушные граждане сейчас:

  • Продолжать поддерживать благотворительные организации, специализирующиеся на проблеме гендерного (домашнего, сексуализировановвного, торговле людьми) насилия. Это всегда нужно делать, но сейчас наши НКО особенно нуждаются в помощи. Это может быть финансовая поддержка, информационная, например через репосты, инструментальная — передача вещей беженцам, волонтёрство на благотворительных мероприятиях.
  • Поддерживать пострадавших напрямую. Не нужно активно предлагать свою помощь человеку, который к этому не готов. Люди могут опасаться осуждения со стороны своих знакомых и давления. Например, когда заботливые близкие диктуют, что именно пострадавшие должны сделать, и злятся, если их советам не следуют или их помощь не принимают.

    Если у вас есть знакомые или друзья, находящиеся в ситуации насилия, вы можете дать им понять, что они имеют право на безопасность и нормальное отношение, что вы рядом и можете поддержать их и ни в коем случае не будете давить или осуждать. Тогда человеку будет проще решиться на изменения, и он сможет обратиться к вам за помощью, когда будет готов.

Обложка: Софья Игинова / Горящая Изба

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.