Комментарии

Источник вдохновения или унижение: что такое культурная апроприация

культурная апроприация

В рубрике «Словарь» мы просто и коротко объясняем новые термины, которые мелькают в медиа. Культурная апроприация — неуважительное заимствование элементов чужой народной культуры. Рассказываем, что под этим подразумевают и когда ношение кимоно, бинди или косичек — не лучшая идея. 

Что такое культурная апроприация 

Культурной апроприацией называют неуместное и неуважительное использование элементов чужой культуры. Обычно представители доминирующей культуры заимствуют идеи, практики, обычаи и стиль меньшинств. Например, светлокожие люди заплетают афрокосы, надевают сомбреро или кимоно на вечеринку. Большинство при этом не вникает в культурный контекст и не перенимает многовековой опыт чужой культуры. Сакральное значение символов и практик часто игнорируют. Например, не все обладатели дредов знают, что такая причёска — важная часть культуры растафарианцев и признак их африканской идентичности.

Культурную апроприацию считают частью колониальной риторики. Это буквально демонстрация силы, власти и превосходства над маленькой или исторически угнетаемой группой. Как правило, чужую культуру заимствуют обладатели привилегий — расовых, этнических, гендерных. Но апроприация возможна и среди несветлокожих людей. Например, афроамериканец может надеть куфию (мужской головной платок) просто как модный аксессуар. А для палестинца такой головной убор — символ национальной идентичности. 

По словам американской фешен-психологини Донн Карен, использовать элементы чужой культуры — не преступление. Важно соблюсти простые правила:

  • Не превращать образ в хеллоуинский костюм. Для этого достаточно замиксовать элементы и не одеваться полностью в традиционную одежду.
  • Заняться самообразованием. Не обязательно углубляться в историю костюма. Но можно хотя бы базово прогуглить историю кимоно или смысл иероглифа для тату.
  • Проявить уважение к чужой культуре. Особенно если речь о духовно значимых атрибутах. Не стоит приходить в бар в хиджабе или носить бинди вместе с бикини. Это может оскорбить людей, для которых подобные атрибуты носят сакральный смысл.
  • Вспомнить про свои привилегии. Подумайте, не вызывает ли элемент национальной одежды, который хотите надеть, предрассудков в вашем обществе. Они могут нанести урон непосредственному носителю культуры. 

У концепта культурной апроприации есть свои критики. Американский лингвист и политолог Джон Макуортер написал в колонке для Dai­ly Beast, что культуру вообще нельзя украсть или присвоить. По словам Макуортера, вся история цивилизации — это история бесконечных заимствований. Процесс подражания и замиксовывания культур нельзя остановить. 

История термина

Термин «культурная апроприация» появился в 1945 году. Его впервые использовал американский исследователь Артур Эдвард Кристи в своём эссе «Азиатское наследие и американская жизнь». В тексте Кристи рассуждал об ориентализме — использовании восточных мотивов в европейском искусстве. Он был уверен, что Восток всегда будет для Запада источником мудрости и вдохновения. При этом апроприацию восточной культуры Кристи назвал ненасильственной — якобы она прошла естественным путём, без вмешательства Европы. Он даже поэтично сравнил ориентализм с ветром, который «дует в непредсказуемом и неопределённом направлении». 

Понятие «культурная апроприация» стало популярным в 70‑е и 80‑е годы. Его использовали критики расширения Запада в дискуссиях о постколониализме. В 1976 году британский художник Кеннет Куттс-Смит написал статью «Некоторые общие замечания о концепции культурного колониализма». В ней он подчеркнул, что доминирующий класс (буржуазия) определил и присвоил себе «высокую культуру». Колониальное превосходство — вторая сторона медали, по мнению Куттса-Смита. На заре колониализма Европа присвоила себе культурные атрибуты коренных народов и цивилизаций прошлого. Она превратила их в «культурную собственность» и ввела на них моду. Яркий пример — египетское искусство, которое стало популярным в XX веке благодаря своей экзотичности.

В 1994 году тему культурного присвоения поднял американский литературный критик Майкл Норт. В своей книге «Диалект модернизма: раса, язык и литература двадцатого века» он рассказал, что писатели-модернисты (Джозеф Конрад, Эзра Паунд, Гертруда Стайн) присвоили диалект афроамериканцев и сформировали его восприятие. Для них это был просто бунтарский языковой эксперимент и стилистическая игра. Афроамериканские писатели с трудом избавились от этого навязанного наследия. 

Позднее понятие «культурная апроприация» вошло в Оксфордский словарь. Сегодня оно часто мелькает в скандальных новостях о знаменитостях.

Примеры культурной апроприации

В поп-культуре и моде

В 2019 году модный дом Guc­ci обвинили в культурной апроприации из-за тюрбана в каталоге. Правозащитники организации «Коалиция сикхов» написали у себя в твиттере, что «тюрбан — не модный аксессуар для продажи, а религиозный символ, который миллионы сикхов считают священным». После скандала карточку товара удалили с сайта ретейлера.

В 2020 году американская телезвезда Ким Кардашьян пришла на Неделю моды в Париже с длинными косичками. Такие косички традиционно делают девушки кочевого африканского народа фулани. Пользователи твиттера обвинили Ким в культурной апроприации из-за этого образа: один комментатор написал, что она недостаточно темнокожая для такой причёски, другой посоветовал приходить на церемонию «с хвостиком, как и все остальные».

В кино

В 2017 году вышел фильм «Призрак в доспехах», основанный на одноимённой манге японского автора Масамунэ Широу. Главную героиню (японку) сыграла голливудская актриса Скарлетт Йоханссон. Создателей фильма обвинили одновременно в культурной апроприации и вайтвошинге — намеренном выборе светлокожей актрисы на роль представительницы другой расы. Кинокритикиня The New York Times отметила, что фильм низводит всю азиатскую культуру до уровня декоративной детали. Она назвала его не просто присвоением культуры, а её уничтожением. При этом многим японским зрителям понравилась экранизация. Один из них заметил, что «лучше просто сделать персонажа белым, чем выдавать за японца азиата другой страны и культуры». 

Культурная апроприация не всегда связана с национальностью. В ней обвиняют цисгендерных актёров, которые играют транс-персон (как, например, Эдди Редмэйн в фильме «Девушка из Дании»). Некоторые считают, что так делать неправильно, ведь транс-актёры сидят без работы и денег. Другие утверждают, что в долгосрочной перспективе такой кастинг скорее принесёт пользу транс-комьюнити: привилегированные актёры с громкими именами привлекут больше внимания к проблемам угнетённой группы.

Что посмотреть и почитать 

Статьи

Видео

*Деятельность Meta Plat­forms Inc. и принадлежащих ей социальных сетей Face­book и Insta­gram запрещена на территории РФ.

Авторизуйтесь

Для возможности добавлять комментарии

Авторизуясь, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения ➝ и политикой обработки персональных данных ➝

Ошибка соединения с сервером.