Знать
23 марта

Только без паники: что такое алармизм

И почему важно сохранять трезвую голову.

Дарья Суворова
Дарья СувороваОкончила журфак. Смотрю старые хорроры, рисую цветные стрелки, читаю архивную прессу из дачного шкафа.

В рубрике «Словарь» мы просто и коротко объясняем новые термины, которые мелькают в медиа. Предчувствие катастрофы, тревожность, пессимистичные настроения — это признаки алармизма. Рассказываем, что это за явление и как оно влияет на жизнь общества.

Что такое алармизм

Термин «алармизм» происходит от французского слова alarme («тревога»). Его ближайший синоним — паникёрство. Алармистом называют того, кто преувеличивает опасность и ждёт катастрофы. Некоторые алармисты нагнетают обстановку, распространяют тревожные и порой необоснованные слухи. Такие люди живут установками «конец близок» и «мы все умрём». 

Алармизм — не только склад мышления, но и общественное движение. Например, некоторые его адепты говорят, что неразумные действия человека (загрязнение экологии, истощение ресурсов) убивают планету. Алармизм также расцветает, когда обостряются глобальные проблемы — эпидемии, войны, экономические кризисы. 

По словам украинского философа Тараса Горбатюка, алармизм бывает конструктивным и неконструктивным. Первый «инициирует расчёты, прогнозы и меры безопасности». Второй только вредит — его последователи перегибают палку. Например, после аварии на Чернобыльской АЭС алармисты выступили против всей атомной энергетики в принципе. Конструктивный алармизм помогает избежать проблемы, неконструктивный нагоняет панику и тормозит развитие.

История термина

Алармизм как явление существует давно. В экологии первым алармистом считают французского естествоиспытателя Жана Батиста Ламарка. В начале XIX века Ламарк много писал об окружающей среде. Он считал, что человек вредит себе и природе, игнорируя её законы. Предначертание человека учёный видел в самоуничтожении.   

Кто первым использовал сам термин «алармизм» — неизвестно. Он вошёл в обиход в конце 60-х годов ХХ века. Причиной стал рост пессимизма в науке, особенно среди футурологов. Так, в 70-е опубликовали доклад Римского клуба (международной общественной организации, которую основал итальянский промышленник Аурелио Печчеи). Его назвали «Затруднительное положение человечества».

Члены Римского клуба обвинили технологический прогресс в грядущем глобальном кризисе. Среди главных проблем они перечислили нехватку ресурсов, перенаселение, бедность, голод, международные конфликты, ядерную эскалацию, разрастание городов и загрязнение природы. Они отметили, что человечество должно быть бережнее к окружающей среде. Иначе его развитие остановится уже в XXI веке.

В 90-е годы в развитых странах улучшилась экологическая обстановка, и градус алармизма понизился. Но позднее, на фоне экологических катастроф и экономических кризисов алармисты снова вернулись.

Примеры алармизма

В экологии

В экологии алармисты часто обсуждают глобальное потепление — постепенный рост средней годовой температуры. Впервые об этой проблеме заговорили в 1960-е годы. Большинство учёных считают, что в глобальном потеплении виноваты люди. Их промышленные предприятия выбрасывают в атмосферу слишком много углекислого газа.

Австралийский климатолог Джеймс Рисби назвал происходящее глобальной катастрофой. По его словам, при худшем сценарии растают ледники Гренландии и Западной Антарктики, станет меньше пресной воды, исчезнут островные государства и прибрежные города. Всё это произойдёт быстрее, чем человечество успеет среагировать. В результате пострадают многие отрасли хозяйства.

Некоторые исследователи не разделяют такую точку зрения. Эксперт по экологической политике Майкл Шелленбергер считает, что апокалиптические взгляды ничем не обоснованы. Как минимум глобальное потепление не означает крах цивилизации. При этом Шелленбергер не отрицает, что климат меняется и за ним нужно следить. Он лишь призывает не сгущать краски и не смещать акценты с других, не менее важных проблем: лесных пожаров, болезней и бедности.

В политике

Примером алармизма стала Холодная война — противостояние СССР и США, которое длилось с 1945 по 1990 год. В это время в США считали, что СССР — прямая военная угроза Западу. Особенно опасными американцы считали «внутренних  коммунистов». Их в то время искали повсюду — среди школьных учителей, профессоров, художников и журналистов. Параноидальный страх Красной угрозы (the Red Scare) усилился в начале 50-х. Фоном для него стала череда тревожных событий: Советский Союз успешно испытал атомную бомбу, появилась КНДР, случилась Корейская война. 

Очередной всплеск алармизма произошёл в нулевых. 11 сентября 2001 года боевики исламской экстремистской группировкой «Аль-Каида» (запрещена в России) захватили четыре пассажирских авиалайнера и напали на объекты в США. Два самолёта врезались в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Тогда погибло 2763 человека, включая пожарных, полицейских и парамедиков. 

После серии терактов 9/11 алармисты заговорили о терроризме. В течение нескольких месяцев в США напряжённо ждали новых атак. Правительство бросило все силы на поиск террористов. Разведка постоянно сообщала об угрозах. Благодаря паникёрским настроениям в стране создали тысячи федеральных и частных организаций по борьбе с терроризмом. Один из представителей Национального центра угроз ФБР сказал: «То, что вы не воспринимаете всерьёз, становится 9/11».

В обществе

Алармизм вернулся спустя 20 лет, когда в мире началась эпидемия коронавируса. Вирус нельзя было увидеть или пощупать, именно поэтому он так пугал. Кандидат психологических наук Сергей Ениколопов сравнил стресс от COVID-19 c радиофобией, которая возникла после аварии на Чернобыльской АЭС. Он же сказал, что алармизм породил новые проблемы. Так, люди искали общего врага и спровоцировали стигматизацию китайцев, поскольку первые сообщения о болезни появились в китайском городе Ухане. Из-за паники распространялись конспирологические теории о происхождении вируса.

По словам психолога и профессора РАН Тимофея Нестика, алармизм подогревают тревожные сообщения СМИ и ограничительные меры правительства. Многие не доверяют последним, считая, что в случае беды власть вряд ли их поддержит. Пугающие новости о вирусе, даже самые неправдоподобные, люди начинают активно пересылать друг другу. Медиа превращаются в «фабрику тревоги». Последствия такого алармистского подхода — депрессия, травматические и тревожные расстройства. Альтернативой Нестик назвал логику позитивных целей: акцент на спасённых жизнях и врачебных подвигах.

В то же время политолог Екатерина Шульман заявила, что говорить об алармизме на фоне ковида неправильно. В 2020 году никто не знал, насколько опасен новый вирус. А значит, тревожность была не избыточной, а вполне уместной. 

Что почитать и посмотреть

Книги

Статьи

Видео